Подозрительные предложения от мужчин

👁 23

 



Запрос Василисы (имя и детали клиентской ситуации изменены для соблюдения конфиденциальности): «С детства с 6-7 лет я неоднократно сталкивалась с ситуациями, когда ко мне подходили взрослые мужчины. С подозрительными намерениями. Приглашали: «Пойдем поиграем за угол». Я отказывалась. Мне было очень неловко и страшно. И до сих пор, когда мужчины просто сзади идут, а мне уже страшно. Как будто они со мной что-то нехорошее сделают. Паралич наступает какой-то, ступор, дышать забываю».

Реплика терапевта: «Если чувства мы не можем контролировать, очень может быть так, что эти чувства принадлежат не нам. И мы в расстановке можем это поисследовать, откуда это у вас. И здесь очень важно понять цель, какого нового состояния хочется вместо этого прежнего?»

Я хочу больше никогда не испытывать этого страха. Я хочу по другому смотреть на мужчин. Я хочу хороших отношений с мужчинами, когда мужчины на меня смотрят доброжелательно, и я на мужчин смотрю доброжелательно».

Тест 1. Фигуры:

  • Клиентка в контексте симптома (страх и неадекватные отношения с мужчинами)
  • Цель (Взаимно доброжелательные отношения с мужчинами)
  • Три фигуры: участники события-первопричины неадекватного поведения и чувств клиентки

Образ расстановки:  

  • Одна из фигур душит сзади за шею другую фигуру.
  • Мужская фигура, самодовольная и высокомерная, обидела, сексуально оскорбила девочку и совершенно не считает себя виноватым: «А я чё? А я ничё! Она сама меня дразнила…»
  • Кто-то из родственников девочки жертвы сильно переживает, а сделать ничего не может. Остается словами мужчину стыдить: «Скотина. Как тебе не стыдно!»

Разрешающая фраза (девочке-жертве из прошлого): «Я тебя вижу. Ты женщина нашего рода. Что бы ни случилось, для меня ты хорошая. Он сделал это с тобой. Тебя не защитили. Тебе не помогли. Я теперь понимаю, почему у меня с мужчинами неадекватные отношения. Я несу в себе часть твоей судьбы. Знай, для меня - ты хорошая. Знай, когда тебе больно, ты имеешь право говорить об этом, просить помощи, плакать, кричать. Тебя никто не осудит. Знай, просить помощи, это не стыдно. Ты имеешь право злиться и на агрессора, и на тех, кто тебя не защитил. Ты имеешь право на защиту и неприкосновенность. Ты имеешь право на своё достоинство. Ты хорошая для меня. Твою судьбу оставляю тебе, а сама буду строить отношения с мужчинами по своему. Я не ты. Я другая. Я живу в 2018 году. И я оставляю за собой право строить отношения с мужчинами по другому, по своему, так как у меня будет получаться».

Далее состоялись похожие  разговоры с другими фигурами в расстановке.

Результат: Самочувствие многих фигур в расстановке стало значительно легче, но к цели фигура клиента не идет. Даже смотреть заместителю клиента на цель не хочется.



***

Тест 2. Образ расстановки: Энергии явно несексуальные. Отец. Большой интерес. Пристальный взгляд. Ощущение силы и поддержки от отца.

Разрешающая фраза (отцу клиентки): «Папа я тебя вижу. Папа мне очень нужна мужская энергия. Мне очень нужна твоя отцовская поддержка».

Разрешающая фраза (от отца клиентке): «В нашем роду было разное. Но я для тебя всегда защита и опора».

Телесно-образное подкрепление: развернуться и побежать вперед

Результат: много тепла в теле, свободное движение вперед к цели.  

***

Обсуждение

Несколько раз происходили зависания процесса расстановки по темпу. Дело в том, что ключевая фигура – агрессор и насильник – мужчина. А расстановщик – тоже мужчина. И расстановщика затаскивало в роли из истории клиентки. Многие женщины из рода клиентки смотрят на мужчин особым настороженно-обиженно-агрессивным взглядом. Расстановщик просто находясь в поле семейной системы попадает под раздачу, сам того не желая, попадает под удары их обид и агрессии.  А что делать?! Расстановщик как мужчина уже виноват во всём перед ними. Они от мужчин столько боли пережили. Именно поэтому супервизор был чуть суетливее, чем на предыдущих расстановках. Он был вне поля расстановки, не находился под ударом, был посвободнее и подсказывал следующие шаги более активно, чем всегда.

***

Если без всяких внешних причин мужчины делают что-то плохое клиенту (Василисе), значит Василиса носит в себе сценарий из прошлого и чувства непрожитые, своих предков (это может быть одна из рабочих гипотез с самого начала). А почему чувства оказались непрожитыми, неотреагированными? А потому что окружающие девочки-жертвы не смогли ей помочь, никак ей не посочувствовали, не защитили, не наказали агрессора-мужчину. Единственное, что она от них в качестве помощи получила: «Никому не рассказывай».  А когда страх, боль, ужас не выражен, не проговорен, не компенсирован какой-то заботой и помощью, когда не с кем обняться, не с кем поговорить, не с кем поделиться чувствами, то чувства застревают в человеке надолго, проваливаются вытесняются в бессознательное. А бессознательное по эстафете передаёт это потомкам. У вас, дорогие мои, больше времени и сил на проработку невыносимого материала из прошлого. Потомок в полном ступоре от такого подарочка. Но делать нечего, надо прорабатывать.

Самое жесткое, что было в моей практике, - это когда хрупкая женщина 17 раз в жизни получила совершенно от незнакомых мужчин зуботычину с выплевыванием зубов. Дело было так. Совершенно незнакомый для неё мужчина обгоняет её по тротуару и с разворота бьёт кулаком ей в лицо. У неё своих передних зубов почти не осталось. Стали смотреть её ситуацию в расстановке, показали такой образ, она в одной из прошлых жизней – была штатным палачом некоего государя, и шинковала на гильотине врагов это государя. Делала она это по долгу службы, особых чувств к казненным не испытывая. И получается, что её жертвы находят её в этой жизни и возвращают ей кровавый должок в микро-варианте, без смертоубийства, но с выплёвыванием зубов. «Ты нас тогда головы лишил, а в этой жизни мы тебе зуб выбьем».   

Самое поразительное для меня то, что у неё буквально облик принцессы – стройна и хрупка как Дюймовочка. Мне совершенно непостижимо, как мужчина в трезвом уме хоть пальцем такую хлипкую принцессу тронуть. А они делали это уже 17 раз.



Поэтому как только кто-то из знакомых рассказывает вам совершенно нечеловеческую историю, которая повторяется много раз, вы как как расстановщик не занимаетесь слезными сокрушениями, а выстраиваете рабочую гипотезу про агрессора и жертву, которые присутствуют в контексте прошлого. Вы понимаете, что сложным чувствам жертвы не дали проявиться, не выразили. Агрессор не был наказан. Жертва не смогла получить поддержки. Всё осталось шито-крыто. Чувства и некоторые детали сценария перешли по наследству по каналам бессознательного в современный контекст.

А если агрессор (обидчик девочки-жертвы) был родственником? Братом отца или матери, дедушкой или братом дедушки. Семья убивать или наказывать его будет за пьяный сексуальный проступок? Далеко не всегда! «Тебе, девочка дорогая, придется молчать, рот на замок и терпеть. Дядя пошутил. Он пьяный был. Что с него взять!? Нечего обижаться! Забудь!»

Распаковали ситуацию на мой взгляд очень правильно, не забыли никого. Ни жертву, ни насильника, ни свидетелей, ни того, кто причитал «Ах, какой позор, какой позор!», ни того, кто злился на насильника. Всем уделили внимание, уделили время. Столько, сколько нужно.

***

Первоначальный образ, когда одна из прошлого фигура схватила фигуру клиента за шею, на мой взгляд – это показатель того, что для клиента эта ситуация, эта тема насилия, очень и очень актуальная, животрепещущая. Она её не выдумала.     

***

Фигура отца стала ресурсной фигурой для клиентки. Но судя по всему, сама история насилия по отношения к девушкам идёт из отцовского рода. И эта двойственность была на протяжении всей расстановки.



И расстановщик не выдержал и сказал сакраментальную фразу расстановщиков: «Я здесь вообще ничего не понимаю. Кто? Кого? Зачем?» Эта фраза всегда очень хорошо встряхивает поле.

Общий посыл такой. Если ничего не понятно, если детали скрыты, если не понятно, кто, кого и за что обидел, кто и как, и с кем связан, то мы переходим к работе на более обобщенном уроне.

Конкретный уровень – это был дядя, который обидел племянницу, которая находилась в гостях у бабушки, а бабушка сказала племяннице после случившегося: «Молчи, никому не рассказывай!»  

Если в расстановке таких деталей нам не показали, мы работаем на более общем уровне. Был человек (разнузданно сексуальный), была жертва, которая мало что поняла, которой произошедшее не понравилось, которая впала с стресс и ступор после факта сексуального оскорбления, и были те, кто был свидетелем, и бубнили жертве в лицо: «Какой позор!», и были те, кто не смог защитить и поддержать, но очень злились, и готовы были насильника буквально растерзать. Они могли быть близкими родственниками, которые жили под одной крышей, а могли быть людьми мало знакомыми.  И мы проговариваем разрешающие фразы в самом общем виде: «Ты – это сделал! Ты – пострадала! Ты – не помогла!»

Самый главный сюжет терапии для жертвы и тех, кто повторяет её чувства: «Ты не виновата». Виноватыми могут быть только взрослые и сильные, которые тебя оскорбили или не защитили, а потом не помогли и не поддержали. В конфликте взрослого и ребенка виноват всегда взрослый. Ты, девочка, не виновата. Ты хорошая».

Дело в том, что жертвы сами себя и винят. Они, как правило, не могут позволить себе злость и агрессию или любые другие действия, которые смогут принести вред близкому родственнику или репутации семьи. И они разворачивают энергию злости и агрессии на себя. Я сама оказалась не в то время, не в том месте, я сама виновата.  

А сексуальные насильники этой аутоагрессией жертв пользуются вовсю: «Это она сама меня соблазнила». Это ничего что девочке было на тот момент времени 8 лет.



***

Если завтра придет клиент с аналогичным запросом, что можно будет сделать чуть по другому?

В целом направление было правильным. Нужно меньше зависать. Расстановщик – это существо бесполое и безоценочное. Нужно заметить, что «мужчина» расстановщика вовлекается в тему, и вывести его временно на какой-то предмет и отложить в сторону на время расстановки. Можно проговорить про себя: «Я точно здесь не агрессор. Я не имею к этой роли никакого отношения. Я не позволю женским ролям из семейной системы клиентки вовлекать меня в эту роль, в роль виноватого».

***

Важный нюанс. Вы видели, какой разнузданный был в этой расстановке насильник. Обаятельный, раскрепощенный, говорливый, очень много места занимал. И очень часто может произойти то, что я называю: «Заместитель вошел в раж или Остапа понесло!»    

Расстановщик уже пытается с клиенткой проговаривать правильную позицию, правильное отношение к произошедшему в прошлом, жертва уже готова принять уважение от клиентки, клиентка уже готов все произошедшее уважить, отпустить и развернуться в будущее, и тут как черт из табакерки начинает работать громкоговоритель насильника. Начинает, к примеру, оправдывать себя: «Люди добрые. Что делается то! Она меня сама соблазнила! А рот свой разевает и добрых людей оскорбляет-обвиняет...»

На самом деле – артистичный заместитель просто заигрался! В расстановке акцент давно сместился в процесс трансформации: клиента надо выдавить из позиции жертвы. Это очень деликатный процесс. И тут перетягивание одеяла на себя другими заместителями совсем не нужно. Артистичного заместителя в этот момент нужно просто-напросто жестко заткнуть: «Тебя обязательно спросим потом!»

Иначе его громкие завывания могут порушить всю тонкую работу по разворачиванию позиции клиента в новое русло.

***

Работа с травмой требует более медленной скорости продвижения.    

***

И еще один важный нюанс, который проявился в данной расстановке. Расстановщик завис во времени, пытаясь помочь девочке-жертве из прошлого. Впал в полярность: «Мы мужчины виноваты во всех слезах женщин во все времена».

А правда состоит в том, что мы историю прошлого изменить не можем. Жертва, получила тяжелый опыт, оказалась заперта в домике-скафандре своих переживаний. Мы не можем там в прошлом для девочки-жертвы ничего поменять.

Да, это очень мужская позиция – помогать слабым и беспомощным. Когда у клиента есть беспомощная слезливая позиция: «Я не знаю, что мне делать…», у расстановщика-мужчины просыпается чувства спасателя: «Сейчас я тебя спасу. Сейчас я все замки открою. Я всех обидчиков раскидаю». А какой смысл спасать давно умершего человека?! Смысла в этом нет. Нужно мудро помочь живой клиентке поменять позицию относительно того, что уже произошло в прошлом. В этом главный акцент сессии.



***

6-7 октября 2018 года в Центре "Ольвия" (г.Москва) стартует очередной учебный курс 
"Интегративная модель системных расстановок"
тел. 8-905-5656-66-55, консультации по скайпу yury2266880  

Карпенков Юрий
2018-09-30
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?