В 1915 г. Зигмунд Фрейд положил начало психологическому исследованию судьбы. В своем эссе под названием «Влечения
и их судьбы» он заложил основания подхода, который позднее оформился в представление о так называемом психическом детерминизме. Прозрение Фрейда заключалось в том, что судьбой
управляют инстинктивные побуждения, а не инстинкты как таковые. Эти
побуждения представляют собой силы, которые возникают внутри организма и создают потребности, требующие удовлетворения. Побуждения — внутренние мотивы, функционирующие вне зависимости от каких-либо внешних воздействий. У любого побуждения
есть импульс, цель, объект и источник.
На этом этапе своего научного поиска Фрейд выделяет два побуждения: побуждение Я, или побуждение к самосохранению, и сексуальное
побуждение. Между этими побуждениями может возникать конфликт, который затем проявляется в невротичном поведении.
Чем раньше возникает конфликт, тем более навязчивым в дальнейшем
становится поведение. В итоге побуждение ожидает одна из четырех различных возможностей, или судеб.

1) В сексуальном побуждении может
произойти сдвиг от любви к ненависти.

2) Сексуальность может обратиться против Я, к примеру, в случае, когда садизм становится мазохизмом.

3) Сексуальное побуждение может быть подавлено, чтобы изъять боль
из сознания.

4) Кроме того, побуждение может быть сублимировано.


Эти четыре варианта указывают на то, что судьба в теории Фрейда выполняет защитную функцию. Судьба как форма поведения имеет
место, поскольку Я защищает себя от сексуального побуждения. Подобное напряжение между побуждениями развивается уже в раннем детстве. В течение первого года жизни ненависть слита с сексуальностью и отделяется от нее во время наступления первой эдипальной стадии, между тремя и пятью годами. Этот разрыв оборачивается амбивалентностью (любовь и ненависть), которую ребенок выражает к родителям. Мальчик любит мать и ненавидит отца. Девочка любит отца и ненавидит мать. В этих эдипальных образцах воплощается судьба инфантильной сексуальности.

Пять лет спустя Фрейд внес изменения в свою теорию. С этого момента он рассматривает сексуальность более широко — как эрос, или по-
буждение к жизни. С этого момента Фрейд также постулировал существование танатоса, или побуждения к смерти. Это скрытая внутренняя тенденция организма к возвращению в неорганическое (неживое) состояние.

Обычно жизнь и смерть составляют единое целое. Следовательно, эрос
нейтрализует танатос. Я объединяется с эросом, чтобы человек мог работать, любить и сохранять душевное здоровье.
В 1920 г. в теории Фрейда уже постулировалась дуальность влечений, не зависящих от Я. Силы эроса и танатоса есть выражение фундаментальных процессов притяжения и отталкивания во вселенной. Эрос
суть притяжение, а танатос — отталкивание. Несмотря на то, что обычно эрос и танатос слиты, они могут и отделяться друг от друга. Если танатос переносится на уровень возвышенных идеалов, то Я теряет возможность уравновешивать побуждение к смерти. В результате побуждение к смерти высвобождается через
Сверх-Я в форме деструктивной агрессии.
Рассматривая сублимацию в качестве судьбы, Фрейд приходит к важному прозрению: «“Сверх-Я” выполняет ту же защитную и спасающую функцию, как раньше отец, позднее, — провидение или судьба». В теории Фрейда Сверх-Я включает в себя совесть и идеал Я. Сверх-Я как составное целое возникает в результате интроекции отцовской модели. Которая, как правило, происходит к концу эдипальной стадии, т. е. к пяти-шести годам.

По Фрейду, судьба суть проекция зависимости от отца. То есть, судьба рассматривается как паттерн поведения, вращающегося вокруг отца и его фигур-заместителей. Более того, Фрейд утверждает, что развитие ребенка есть цепочка влияний различных авторитетных фигур: родителей, учителей и т. д. Судьба здорового человека предполагает деперсонализацию эдипова комплекса, иными словами, мы должны взрослеть, выходя за пределы родительских интроекций.

2017-01-22
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?