Некоторых клиентов к психологу приводит…. доброта. Со стороны они будто живут для других. Им часто говорят: «ты идеальная мама», «ты идеальная жена», «ты идеальный глава семьи». Только слова эти исходят не из уст детей, мужа, членов семьи. Наоборот, в ответ на причиненное добро все чаще получают они в ответ агрессию от тех, для кого они все делают, для кого живут…

Подобная удушающая любовь описана в пронзительном автобиографическом романе Павла Санаева «Похороните меня за плинтусом».

«Догнать и причинить» добро становится лозунгом, самоцелью. Только есть один прокол в таком благом намерении, которое выстилает дорогу во всем известном направлении. Представления объекта заботы о том, что есть благо для него, редко сходятся с фантазиями дарителя. «Мама знает, что для тебя лучше!» Как часто вам приходилось слышать такую фразу?

 

Супруги прожили долгую жизнь, но пришла мужу пора умирать. Жена спрашивает:
- Дорогой, быть может есть у тебя последнее желание, которое я смогу выполнить?
Дед смутился
- Знаешь женушка, я бы хотел съесть корочку хлеба. Признаться честно, я никогда не любил хлебный мякиш, но стеснялся попросить тебя о горбушке, которую ты очень любишь
- Я люблю мякиш – ответила жена – И всегда отдавала его тебе, потому что отдаю тебе всегда самое лучшее. А сама ела корки, от которых меня воротит….

Для меня эта анекдотичная история отдает глубокой грустью. Всего лишь прояснив желания друг друга, можно изменить целую жизнь…  И тогда забота отталкивается от чужих желаний, а не собственных представлений о них.

 

Давайте рассмотрим, откуда вообще берется потребность быть к значимому другому всегда добрым, никогда не злиться и пытаться угадывать его желания? Как описал Дж. Боулби в работе «Создание и разрушение эмоциональных связей» в раннем периоде мама для ребенка есть жизнь. И в случаях, когда в семье табуируются проявления агрессии, существует угроза потерять мать при ее демонстрации. Формируется связка я злюсь – мама отказывает в любви и заботе – я умру. Злость начинает блокироваться ужасом. И наоборот, надо быть добрым, тогда мама будет заботиться, и я буду жить.

Впоследствии понятие мамы расширяется до значимого Другого, а иногда и еще шире (так формируется эпилептоидная угодливость).

«Догнать и причинить добро» - это значит смотреть, но не видеть другого человека. Нарисовать его в фантазии, приписать ему свои потребности или потребности удобные для себя. И выполнять их. Иногда всю жизнь…

А что есть добро вообще? Это хорошо, а это плохо. Социумом вроде расставлены акценты. Есть одобряемые вещи – это добро,  есть осуждаемые – это зло. Так ведь и они разнятся в разных культурах и в разных контекстах…

На эту тему существует гениальный, на мой взгляд, рассказ Леонида Андреева «Правила добра». Черт решает научиться творить добро и приходит за советом к попу. Расскажи, мол, как стать добрым? Напиши правила, по которым понесу я добро в мир и исправлю свою черную душу. Долго старался поп найти такие универсальные правила, много выдавал советов черту. А получалось все не по-доброму, хоть и по правилам. И вот чем все закончилось.

Какими же словами можно описать отчаяние и последний ужас несчастного дьявола, когда, подведя последние итоги, не только не нашел в них ожидаемых твердых правил, а, наоборот, и последние утратил в смуте жесточайших противоречий. Подумать только, какие оказались итоги:
когда надо – не убий; а когда надо – убий;
когда надо – скажи правду; а когда надо – солги;
когда надо – отдай; а когда надо – сам возьми, даже отними;
когда надо – прелюбы не сотвори; а когда надо – то и прелюбы сотвори (и это советовал старенький поп!);
когда надо – жены ближнего не пожелай; а когда надо – то и жену ближнего пожелай, и вола его, и раба его.
И так до самого конца: когда надо… а когда надо – и наоборот. Не было, кажется, ни одного действия, строго предписанного попиком, которое через несколько страниц не встречало бы действия противоположного, столь же строго предначертанного к исполнению; и пока шла речь о действиях, все как будто шло согласно, и противоречий даже не замечалось, а как начнет дьявол делать из действия правило, – сейчас же ложь, противоречия, воистину безумная смута. И самое страшное и непонятное для дьявола было то, что, наряду с действиями положительными, согласными с известным уже дьяволу законом и, стало быть, добрыми, – старый попик с блаженным спокойствием предписывал убийство и ложь. Черт никак не мог допустить, что не попик его обманывал, а обманывают слова; и вот наступил для него миг совершенного безумия – вдруг показалось, что старый попик есть не кто иной, как самый величайший грешник, быть может, сам сатана, в виде сатанинской забавы пожелавший искусить черта.

 

Творить добро – это прекрасно. Да?

 

Буду благодарна за комментарии «что есть добро» для Вас.

2015-03-25
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?