- Знаете, у меня постоянно болит желудок... Ничего не помогает, я уже всех врачей обошел. Ничего они не знают, разумеется, идиоты! ну вы же понимате, что могут наши врачи. Я уже устал...

Я верю и не верю. Стараюсь удержаться от стереотипов в выводах, пока рассматриваю его. Высокий, истощенный и бледный, ковыряет длинными нервными пальцами едва заметное пятнышко на пиджаке, в глаза мне почти не смотрит. У него неожиданно скрипучий и тонкий голос с интонациями капризного старика, хотя ему всего 38. Гордо поднятая голова все время - почему?... Привычка к страданию и защита?.. По стереотипу - вечный посетитель поликлиник, с голосом как ножик по стеклу, который постоянно ходит и жалуется на жизнь, въедливый и неизлечимый, справедливо ругающий всю ту цепочку врачей, которую ему пришлось посетить до этого. Они ему не помогли; я предвижу свое размещение в этой цепочке и вздыхаю.

- Я не врач и не смогу дать вам волшебного исцеления. Если захотите, мы можем поработать над психологическим запросом - если он у вас будет...

Он, как ни странно, пришел еще и еще. Предсказуемо жаловался на жизнь, но в нем открывалось все больше и больше глубины, знания и мудрости и я все меньше верила в это нытье. Он был похож на очень качественный, добротно сделанный спутник, который специально сделали только для того, чтобы он подавал сигнал о полной безысходности в пустом космическом пространстве. Людей рядом с ним как будто бы и не существовало. Я слушала и не знала, где искать, но в бесплотное и вечное страдание мне не верилось. Я спросила: "А вас вообще кто-нибудь любил?" Он вздрогнул и посмотрел мне прямо в глаза. И через минуту только смог выговорить: "Собака. Она мне так радовалась.."Я никогда не видела, чтобы мужчины так плакали. И наверно это было главное разрушение моего стереотипа. Думаю, я тоже побаивалась сильных чувств, когда начинала работать - боялась так же плакать, вместе со своими клиентами, сострадая безвозвратно. Ему не сказали, что у старой собаки был рак, ее не пытались лечить даже, и она постепенно умирала у него на руках посреди общего семейного равнодушия - долгие месяцы. Однажды, вернувшись домой, он не нашел ее. Умершую собаку просто унесли и не дали ему с ней попрощаться. Он ее не хоронил и не оплакивал, не вспоминал, как хорошо ему с ней было, чему он научился у нее, и как он может продолжать жить с этой любящей памятью.
Он сжался в комок и проглотил все чувства; старшие сказали - пройдет, ничего, бывает. И с того момента он начал болеть, с конца пятого класса. А проживать все это и освобождаться от разъедающей боли он смог начать только сегодня...


Однажды родившись, мы сразу теряем безопасность, и вся наша жизнь связана в дальнейшем с цепочкой разнообразных потерь. Их виды знакомы каждому из нас, хотя не все расставания мы проживаем одинаково болезненно.

Нам приходится переживать смерть близких; расставание с любимыми; переезд в другой город или район; переезд друзей в другой город или страну; пропажу или смерть животного, которое было членом семьи; потерю собственного образа (возрастную, в результате операции, несчастного случая или травмы); потерю работы; потерю самооценки в результате провала на экзаменах и разочарование в себе; потерю цели, или идеала, или иллюзии; потерю ценностей, разочарование в жизни; потерю возможностей будущего.

Список был бы довольно грустным приговором нашей жизни, если бы не приобретения, которыми уравновешиваются наши потери. Дети и внуки сменяют родителей; на место бурной молодости приходит мудрая зрелость; провалы учат выбирать другую дорогу и добиваться новых, иногда неожиданных высот, а пересмотр ценностей приближает революционные изменения в жизни. Как много действенных и глубоких открытий нам помогают сделать наши потери!

И прежде, чем мы увидим их ценность, придется прожить то, что сопутствует расставаниям: пустоту, боль, гнев, печаль. Никто не хочет сталкиваться с этими чувствами и переживать их силу. Хочется их спрятать, затолкать поглубже и надеяться на то, что время все залечит, а исцеление наступит само по себе. К сожалению, так не бывает.

Мы недооцениваем силу непрожитых прощаний, считая сдержанность – контролем над чувствами. А они внезапно возвращаются от случайного напоминания или острой эмоциональной вспышки, и тогда эмоции взрываются потоком, который уже не остановить. Чтобы отключить переживания, можно анестезироваться алкоголем или пойти в работу «на износ», но и тогда они вернутся другими симптомами: тревогой, бессонницей, депрессией, апатией, фобиями. Мы даже можем защитить себя от проживания печали – гневом, как это свойственно, например, мужчинам в нашей культуре, для которых печаль считается слабостью.

Иногда мы можем цепляться за ушедших, считая, что забыть – значить предать самое ценное, что было между нами. Однако так мы и сами не живем полностью, и не возвращаем прошлое, потому что это не в наших силах. То, что не оплакано, не может быть завершено – но то, что пережито и закончено, навсегда остается с нами любящей памятью о тех, кто был рядом.

Рассказать, как отпустить и оплакать – задача профессионального помощника, который знает дорогу через темный лабиринт, и сам уже побывал там. Есть известный и более прямой путь, чем прятать сильные переживания. И даже если он сейчас кажется тяжелым, я помогу его пройти - и не утонуть в чувствах.

.

2016-02-25
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?