Психологический портрет Владимира Ульянова-Ленина.

👁 39

Об Ульянове – Ленине написано очень много, но если оставить в стороне откровенно идеологически инспирированные тексты, рожденные на обоих полюсах отношения к нему, любви и ненависти, то останется совсем немногое. Рассмотреть живого человека за этими отрывочными записями практически невозможно.

Невозможно отделить человека от его дел. Огромный и разноречивый шлейф деяний Ленина не оставил и меня равнодушным. В разные периоды жизни моё отношение к этой фигуре претерпевало огромные изменения.

Меня приняли в пионеры в год его столетия. Идеализация его образа изрядно дополнялась героико-романтическими волнами кинематографа. С началом перестройки на смену «доброму» пришёл образ «злого гения», чьи реальные действия обернулись для сотен миллионов людей годами чудовищных страданий.

Но Ленин никогда не был моим моногероем. Я с интересом читал всю доступную историческую литературу, от чего степень моего недоумения непрерывно возрастала. Со временем интерес к истории дополнился познаниями в психологии, а ещё через некоторое время я выбрал профессию психотерапевта и к теоретическим знаниям стал постепенно прибавлять практический опыт изучения поведения людей. К разорванным, казалось бы, в клочья фактам исторических материалов и ещё более противоречивым чувствам по поводу всё новых откровений со страниц прессы добавились новые наблюдения. Через призму психоанализа мне удалось исследовать биографии выдающихся личностей. На этом этапе мне особенно помогли знания по психоистории и опыт системных семейных расстановок.

Первоначально мой интерес был направлен на фигуры царственных особ дома Романовых. Тогда же впервые возник вопрос, который не давал мне покоя: откуда в народе такая страсть к убийству своих царей?

Идеи З.Фрейда о подсознательном конфликте родителей и детей воспринял вполне основательно, а когда разобрался в системе Б.Хеллингера, то понял: копаем в нужном направлении, товарищи!

В какой-то момент своей работы осознал, как же часто поддаёмся все мы этому сладкому искушению заклеймить «выродком» очередного тирана, обязательно вспомнив его иную нацию, веру, принадлежность к какой-либо секретной организации плюс заключение «просто ненормальный». Но вот что здесь тревожит. Какая волшебная сила ещё только вчера заставляла миллионы этих же людей падать на колени перед этим, как выясняется, «исчадием ада»? Откуда он взялся в этой благословенной стране, среди этого доброго народа? В этом месте в самый раз вспомнить Ильича: «Жить в обществе и быть свободным от общества - невозможно».

Зарождение определённых стереотипов в подсознании человечества весьма подробно изучил К.Г.Юнг и назвал этот феномен – архетипами, которые отражены в сказках и мифах всех народов мира. Упоминаю об этой интереснейшей части работы великого швейцарского психолога и психотерапевта потому, что именно этот подход позволяет различать определённые закономерности, казалось бы, в абсолютно спонтанных исторических процессах. Так, активизация в обществе архетипа «негативный отец», который существует независимо от наших желаний как явление природы, приводит к грандиозным катаклизмам. Да, но что тогда выносит конкретного человека на гребень исторической волны? Какая чудовищная сила наполняет эти подчас тщедушные тела, делая их гениями?

Генетики изучили законы накопления мутаций на физическом уровне, а я предлагаю Вам, мои читатели, исследовать вместе со мной закономерности накопления психологических мутаций, приводящих к появлению «психических монстров». К счастью, как и физические «уроды», эти монстры бесплодны. А источник силы я намереваюсь поискать там, откуда мы приходим все – в семье и в роду.

З.Фрейд в одной из своих замечательных работ за отправную точку исследования принял легенду о пророке Моисее, который был убит своими последователями-сыновьями. Я же попытался провести исследование в обратном направлении – к истокам семьи, дабы проследить историю формирования нашего, российского пророка.

Я не историк и не журналист, поэтому в моём распоряжении имеется ограниченное количество материалов, а основным методом работы является метод психологического системного семейного анализа. Я вынужден реконструировать ряд событий, прибегая к опыту психоаналитической методики, позволяющей по отдельным фрагментам (словам, оговоркам, жестам, привычкам, пристрастиям и т.д.) восстанавливать целостный психологический портрет исторического лица. В исключительных случаях допускаю возможность и некоторых событий в жизни изучаемых личностей, которые не противоречат закономерностям интерпретации бессознательных знаков и символов.

По мере написания данной работы придерживаться намеченной цели  мне помогало некое сравнение: всякая сила – величина векторная, то есть имеющая точку отправления и направление движения. Так, планеты движутся по стационарным орбитам, а более мелкие объекты, обломки планет, по нестационарным, угрожая сформированным системам столкновением и даже разрушением.

Что же сильнее всего захватывает в биографии Ульянова-Ленина, чью деятельность можно сравнить с движением метеорита? Размышляя над этим, я выделил абсолютное несоответствие декларируемых лозунгов реальным делам, то есть патологическую лживость. Кроме того, не может не обращать на себя внимания его исключенность из реального социума; как бы сейчас сказали – маргинал. И, конечно, та невероятная, чудовищная сила, которая двигала этим человеком всю жизнь. Безумная жажда власти!

Неукротимая, всепоглощающая жажда власти! И он до неё добрался. Но давайте на минуточку задумаемся, а чего же на самом деле хотел этот человек, обуреваемый жаждой какого-то поистине вселенского разрушения?

 

Глава первая.

Его семья, или «скелет в шкафу».

I

Город на Волге, ранняя весна 1870г. Женщина тридцати пяти лет от роду – Мария Александровна Бланк-Ульянова - рожает в муках очередного ребенка.

Двое уже есть: Анна и Александр, 6 и 4 года, которые находятся всецело на попечении няни, Сарбатовой Варвары Григорьевны. Мужа, Ильи Николаевича Ульянова, как чаще бывает, рядом нет: вечные командировки. Непродолжительные встречи супругов радости не приносят: они такие разные люди. Для него Бог, царь, закон – непременные ценности, а ещё, конечно, служба – эти чужие дети, ради просвещения которых он буквально из кожи лезет. «Учительствуя», заботясь о мальчиках, он словно отдаёт долг самому себе, не получившему этой заботы в детстве. Нищие учителя. Он бьётся за них, как за себя, словно что-то кому-то должен, при этом словно не замечая того, что творится дома. Суров и отчуждён, а ведь Илье Николаевичу в этот год ещё нет и сорока. А у супруги появился новый молодой друг в лице домашнего доктора И.С.Покровского…

Илья Николаевич почти не помнил собственного отца, скончавшегося, когда мальчику не было и пяти. Поэтому в доме была абсолютная власть матери. Вероятно, и в своей семье он также безоговорочно принял условия жены.

Илья был младшим среди пятерых детей и к тому же очень поздним ребенком: отцу – под семьдесят, матери – за сорок. Ещё одна его особенность – он единственный в этой чувашско-калмыцкой семье, у кого была выраженная картавость (передавшаяся Владимиру). У матери, в девичестве Анны Смирновой, в ту пору был близкий друг Н.А.Ливанов, ставший крёстным отцом Ильи.

Младший ребёнок в семье получает любви и заботы от родителей по остаточному принципу, принимая роль  крайнего, а порой и изгоя, перенося свои подавленные чувства на других. Отсутствие искренней любви со стороны матери заменяется, как правило, гиперопекой. В семье к тому же есть три старшие сестры в довершение матриархальной доминанты. Старшим среди детей был брат Василий, фактически заменивший Илье отца. Подобные особенности семейной иерархии в последующем сказались на особенностях взаимоотношений в семье Ульяновых.

Сразу хочу обратить внимание читателей на одну важную деталь, которая ещё не раз встретится в нашей истории: «…заменил отца…».

А мы, тем временем, возвращаемся во времена детства Ильи, всецело находившегося на попечении сестричек. Женское преобладание крайне затрудняет идентификацию мальчика по половому признаку. Быть мужчиной - это как? Для трёх сестёр он «гадкий утёнок», что никак не способствует воспитанию мужских качеств. Приходится «подстраиваться под девчонок», ведь проявлять свои мужские качества становится небезопасно, психологически выгоднее их прятать.

Сама по себе подобная ситуация не обязательно влечёт за собой развитие гомосексуализма, но тем не менее предпосылки создаёт вполне определённые.

II

…И вновь мы в Симбирске у ложа роженицы. Что же Мария? Ждала ли она этого очередного ребёнка с радостью? Едва ли. Ведь ещё не прошло и года с тех пор, как дочь Ольга скончалась на первом году жизни. И как назло именно теперь появился рядом молодой общительный мужчина, уже упоминавшийся Иван Покровский.

В «сказаниях о житии» Марии Александровны неединожды встречаются упоминания о её романе с Дмитрием Каракозовым, впоследствии казнённым за покушение на царя в 1866г. Версия выглядит неубедительной, и упоминаю о ней скорее для сравнения: Покровский во многом схож с «террористом №1».

Во-первых, они ровесники, оба с ярко выраженными, что называется, брутальными чертами характера, и оба до крайности увлечены революционными идеями: именно Покровский принёс в семью Ульяновых первые книги Маркса и проч.

И этот вольнодумец, оказавшийся рядом с Марией, как бы напомнил ей о недалёком прошлом её жизни, когда всё могло сложиться совсем иначе.

Тогда в Петербурге какие завораживающие перспективы открывались перед ней, юной, привлекательной, достаточно хорошо образованной девушкой  из дворянской семьи, находившейся на воспитании в богатом доме бабушки Анны Гроссшопф.  Это её предки по материнской линии. Выходцы из не очень знатной, но обеспеченной  шведской семьи ювелира Карла Эстедта.

Анна вышла замуж около 1800г. за немолодого, но занимавшего видный пост в правительстве Российской империи немца Иогана Гроссшопфа. Немецкие корни семьи Гроссшопф по современным данным весьма глубокие и очень разветвлённые: среди дальних родственников обнаружено немало известных и даже знатных фамилий. Все они преимущественно выходцы из германских земель, а именно Саксонии. По странному стечению обстоятельств эти же земли дали Великобритании очередную королевскую династию, да и само древнее название жителей британских островов – саксы – берет своё начало из той же Саксонии.

И, конечно же, бабушка рассказывала внучке об их древних немецких корнях, ведь в России было престижно иметь германские корни. К этому времени уже вполне сложилась традиция заключать династические браки между русскими великими князьями и немецкими принцессами. Ещё совсем недавно отошли в мир иной такие могущественные и влиятельные при дворе фигуры, как Ш.К.Ливен и М.И.Ламздорф, при которых немецкая партия особенно укрепилась и девушки из приличных немецких семей Петербурга непременно получали доступ к сиятельным персонам посредством института фрейлин и т.п. Вот и нынешний цесаревич Александр, будущий император (вступил на престол в 1855г.), женат на принцессе Гессен-Дармштадтской, наречённой при крещении тоже Марией Александровной! Она всего на 11 лет старше Марии Бланк, будущей Ульяновой.

Удивительна закономерность: три российских императора, женатых на Гессенских принцессах, погибали насильственной смертью. Это были Павел I, Александр II и Николай II.

Была ли Мария Бланк действительно фрейлиной при дворе русского императора, как об этом упоминается в некоторых материалах? Мне не удалось обнаружить убедительных доказательств, хотя и опровергать подобную версию оснований тоже нет. Теоретически такая возможность была. Мне, как психологу, представляется более существенной для понимания внутреннего мира Марии версия о возможной платонической любви юной девушки к молодому цесаревичу Александру. Разница в возрасте в 17 лет не препятствовала возникновению подобных фантазий. К тому же у неё вполне могли быть хотя и неблизкие, но всё же встречи с Александром. О его пылкости и любвеобильности говорила вся столица!

Не исключено, что юная особа под влиянием сказок бабушки на предмет «ты ведь тоже из них и хороша собой, умна и образована, да к тому же и зовут тебя также…» начинала фантазировать, представляя себя на месте той, настоящей принцессы! Внутренняя сила таких отождествлений порой просто огромна. И как тут не вспомнить «сказку про Золушку», эти сладкие чары и грёзы волшебства! Дети, воспитанные в условиях телесно-эмоциональной депривации, или недостатка родительской любви и ласки, склонны переносить переживания в мир фантазий, как бы компенсируя реальный дефицит. А ведь Мария Бланк очень рано лишилась матери…

И ещё одно важное обстоятельство. Мать Марии, Анна Гроссшопф, в своё время также могла быть представлена ко двору. Во всяком случае, её отец занимал в правительстве далеко не рядовую должность. Забегая вперёд, скажу, что версия идентификации  Марии Бланк с императрицей Марией Александровной, подтверждается фактами из жизни Бланк-Ульяновой: она родит, как и императрица, восьмерых детей. На момент рождения её первого сына в семье царя старшим останется Александр  (его старшие брат и сестра уже умрут), и она своего первенца назовёт также, а следующий в царской семье Владимир, и она назовёт своего второго сына Владимиром.

Хорошо себе представляю, как горячо поддерживала Мария преобразования и реформы Александра II. Но после 1870г. даже для широкой публики перестала быть секретом «иная жизнь» царя. Он фактически оставил императрицу ради юной очаровательной любовницы, княжны Екатерины Долгорукой, которая родила ему в 1872г. сына Георгия и, уже став законной супругой царя, ещё  троих детей. Какое огромное разочарование, должно быть, испытала Мария Бланк вслед за императрицей Марией Александровной! Какое вероломное предательство! Тем более для Марии Бланк эта горечь нестерпимой обиды была знакома с раннего детства, когда после смерти матери отец Александр привёл в дом другую женщину и через несколько месяцев отправил дочь к бабке. И звали ту женщину тоже Екатерина. Она была родной сестрой умершей Анны, и связь с ней возникла, скорее всего, задолго до кончины законной супруги.

События в царской семье Мария Бланк переживала как собственную трагедию, ибо фигура императрицы Марии стала для неё чем-то вроде Alter ego, её вторым «Я».

Выглядит почти фантастически, но не спешите с окончательными выводами. Дело в том, что подобные метаморфозы случаются тем легче, чем в большей степени был идеализирован предмет страсти, император Александр II. И ещё один не менее важный аспект. В психологии на протяжении более ста лет подробнейшим образом изучается феномен слияния. Речь идёт о глубокой подсознательной связи двух людей. В общем и целом, это механизм формирования кумиров, идолов и т.п. В наиболее тяжёлых формах феномен слияния характерен для людей с выраженными формами невроза, вплоть до расщепления личности, и граничит, а порой и переходит в психоз. Обычно встречается у людей, переживших тяжёлую психическую травму в детстве, в результате которой человек теряет способность различать собственные желания, цели, мотивы действий. Влияние этого, безусловно, регрессивного психического явления мы будем обнаруживать и в дальнейшем по мере знакомства с семьёй Бланк - Ульяновых.

III

…Но никогда невротичный юноша Володя Ульянов не превратился бы в «людоеда», известного под псевдонимом Ленин, если бы… Я имею в виду то, что появление большевизма в России немыслимо без сложнейших психологических катаклизмов, столь тонко описанных Ф.М.Достоевским. Как и почему многие тысячи молодых людей по всей империи оказались буквально одержимы идеей цареубийства? Искать здесь хоть какую-нибудь логику не приходится. Все те лозунги, которыми «прикрывались» сначала народовольцы, а впоследствии и  большевики, ничего общего с народным благом не имели  потому, что истинные мотивы «буревестников революции» всех времён и народов иные, и суть их патологические страхи и стойкие фобии, получившие воплощение в дикой агрессивности и жажде власти.

И Россия в этом едва ли уникальна. Скорее уникальным оказалось время – конец девятнадцатого - первая четверть двадцатого века, когда регрессивная инфантилизация масс достигла некоего критического уровня.

На сегодняшний день уже вполне различимы контуры нового самостоятельного направления психологии социума – психоистории. Основным объектом её изучения являются массовые психические феномены, в том числе так называемый фетальный транс - состояние, когда огромные толпы становятся абсолютно управляемыми. Естественно, что в такие моменты обязательно находятся  «кукловоды», которые манипулируют толпами  в своих интересах, прикрываясь различными броскими лозунгами. Классическим признаком подобных явлений служит искреннее непонимание оставшихся в живых участников тех или иных событий, как такое вообще могло случиться. Здесь имеет место аналогия с состоянием глубокого гипноза, наркоза, черепной травмы и т.д.

Вот именно в таком состоянии и оказалась Россия в последние десятилетия века девятнадцатого. Более полному исследованию причин и закономерностей развития этого процесса я посвятил свою следующую статью.

По некой традиции, все революционные движения нам преподносились как результат возросшего самосознания масс. По моему же мнению, всё как раз наоборот. Нарастает озверение. Вот и к тому злосчастному 1881г. ситуация психологической деградации достигла своего апогея, и царя-батюшку буквально на куски порвали в центре столицы средь белого дня при большом скоплении народа. Чем не повторение истории о Моисее?

Так был уничтожен «патриарх семьи Романовых» (хотя от Романовых там, в генах, уже ничего и не осталось),  в результате чего и в народном сознании после веков патриархальности начался какой-то новый этап.

В самой же царской семье ситуация складывалась следующим образом. Больная туберкулёзом императрица Мария Александровна сумела, судя по всему, простить мужа за столь откровенную измену, и об этом было  известно за пределами дворца. Но с подобным положением дел никак не мог смириться старший сын, тоже, как вы помните, Александр. В том веке в их дружной семье прецедент уже был: двоюродный дед, то есть Александр I, фактически способствовал убийству собственного отца - Павла Петровича!

IV

…а пока в апреле 1870г. в доме Ульяновых на свет был произведён ребёнок мужского пола, явно недоношенный, синюшный младенец, которого тут же унесли от измученной матери, чтобы она к нему не привыкала, так как никто не ожидал, что он протянет и несколько дней. О том, что роды были тяжелыми, затяжными, а родился Володя очень слабеньким, можно судить по воспоминаниям его сестры Анны: «Крикливый, истеричный мальчик, начал ходить только в три года, как и говорить тоже после трёх. Упавши, не поднимался, а бился головой об пол. После трёх лет истерики стали столь частыми, что мама была вынуждена сажать его в специальное чёрное кресло, очень переживая за психику сына, всерьёз считая его сумасшедшим». Но матери по-настоящему не до него: у неё случилась послеродовая депрессия.

В том же году в своём имении тихо скончался престарелый отец Марии, Александр, а до крещения – Сруль Мойшевич Бланк. Неизвестно, простила ли Мария отца. Но, очевидно, пришёл стыд за то, что в тайне желала его смерти, вдоволь напитавшись этим от бабки, винившей в ранней кончине любимой дочери Анны именно его. Поистине гремучая смесь обиды и стыда по отношению к отцу. И перенесено это всё было на отношение к только что родившемуся младенцу, которого нарекли Владимиром.

V

Самое время подробнее обратиться к истории жизни отца Марии.  Мы уже знаем, что около трёх лет от роду Мария остаётся без матери, которая скончалась ещё совсем молодой, родив пятую дочь (всего же у них было шестеро детей, первым был сын Дмитрий). Отец тут же приводит в дом старшую сестру жены, Екатерину, у которой своих детей не было, и в скорости по непонятным причинам семейство переезжает куда-то под Пермь. Этот отъезд вообще выглядит очень странно: то ли ссылка, то ли бегство потому, что до этого его карьера выглядела просто фантастично. Итак, всё по порядку.

В 1820г. в Петербурге появляются двое молодых евреев – братья Абель и Сруль. Тут же крестятся, получая имена своих крёстных отцов – Дмитрий и Александр соответственно. И неожиданно выясняется, что оными являются весьма высокопоставленные особы – Дмитрий Осипович Баранов, сенатор, руководитель Еврейского комитета, и граф Александр Иванович Апраксин. Кто же сии юноши, удостоившиеся столь высокой чести (крестники ведь приравнивались к членам семьи)? Вот что удаётся узнать о сей чудной метаморфозе.

Оказывается, жил-был в глухом еврейском местечке Волынской губернии Моше Бланк со своим семейством. Отличался крайне вздорным характером, занимался незаконной торговлей алкоголем и после очередной нешуточной ссоры с односельчанами был изгнан ими, а фактически - бежал в Житомир. Не было мира и в семье сего предпринимателя. Сохранились полицейские протоколы, из коих явствует, что в пьяном виде устраивал драки с домочадцами, особенно доставалось старшему, Абелю, но и тот в долгу не оставался, хватаясь за топор. Тем не менее в 1820г. оба брата окончили уездное училище, и тут, как в сказке, возникают упомянутые благодетели, Баранов и Апраксин. Тем же летом, сразу после превращения в Дмитрия и Александра, оба оказываются зачисленными в Императорскую Медико-хирургическую Академию. Чудеса продолжаются. У братьев Бланк появляется ещё более влиятельный покровитель, князь А.Н.Голицын, министр духовных дел и народного просвещения,  и собственным письмом обеспечивает их зачисление (с обучением на бесплатной основе), несмотря на то, что они не сдали профилирующий предмет – латынь. В течение многих лет их будет патронировать сам президент Академии – баронет Я.В.Виллие, обеспечив освобождение от воинской службы, обязательной для всех выпускников. Старший,  Дмитрий, по окончании Академии был определён полицейским врачом в столичный Департамент, а Александр первоначально хоть и был отправлен в глухомань, но уже через год возвращён в столицу, где также определён в Департамент полиции на должность частного врача…

Возникает вопрос, за какие «прелести» столь щедро осыпаны благами два молодых еврея высокопоставленными сановниками Российской империи? При этом, конечно, совершенно случайно все перечисленные лица являются активными участниками масонской ложи и Английского клуба (насколько я понимаю, это синонимы).

Какой интерес мог объединять усилия князя, графа, сенатора и баронета (выходца из Туманного Альбиона) в отношении трудоустройства братьев Бланк? Подо что такие щедрые «авансы»? Давайте вместе немного поразмышляем.

Итак, царь Александр I временами заигрывал с масонами, но к концу своего правления ввёл ряд запретов и ограничений, сменив несколько  ключевых фигур у власти, после чего «как бы» и умер. Кстати, акт о его смерти подписывал кое-кто из перечисленных господ, в частности Виллие, совмещавший должности президента ИМХА и лекаря царя. За свою долгую и весьма благополучную карьеру сей врачеватель отметился своими заключениями о смерти двух российских монархов: Павла I и Александра I. И оба случая смерти – «при странных» обстоятельствах. А к моменту ухода в мир иной Александра ещё приурочена попытка государственного переворота. Так называемые декабристы - все без исключения члены тайных масонских лож, размножавшихся в России на деньги «английских братьев». Я думаю, что ещё появятся более глубокие исследования о влиянии сих братьев на парадоксально противоречивое столкновение России и Франции в 1812г.

Так что два абсолютно «ручных» врача столичного Департамента полиции в столь непростое время пригодятся. А чтобы ещё приблизить ко двору Александра Бланка, устраивается его женитьба на Анне Гроссшопф,  крёстным  отцом которой являлся И.Д.Чертков, личный адъютант и ближайший друг великого князя Михаила Павловича, младшего брата царя.

И, между прочим, он же, то есть Чертков, оказывается соседом по дому, куда переезжает вскоре после женитьбы Александр Дмитриевич Бланк около 1829г. А дом, где поселились молодые, был преудивительнейший – один из роскошных особняков на Английской набережной, принадлежавший всё тому же баронету Я.В.Виллие, лейб-медику его Императоского Величества. В доме этом проживала уже упомянутая семья Чертковых, глава которой, Дмитрий Иванович, являлся шталмейстером двора. Кроме того, жили в нём знатные английские купцы, немецкие банкиры, русские масоны.

VI

Взойдя на престол, Николай Павлович проявил куда большую твёрдость в противостоянии той антигосударственной деятельности, которую проводили масоны. Но избавиться от всех не удалось.

Страшным для всей столицы выдался 1831г. Не так давно Россия успешно завершила войну с Турцией, упрочив свои позиции на Балканах, Кавказе, получив свободный проход по черноморским проливам и Дунаю. Ощутимый удар по интересам Британии. И вот в разгар летней жары в столице вспыхивает эпидемия холеры. Наиболее вероятный источник – торговое судно из Индии. Карантинный контроль в порту осуществлялся также чиновниками Департамента полиции. Начались массовые беспорядки, перешедшие в погромы. Сам государь выходил к людям, успокаивая их.

Старший из братьев Бланк, Дмитрий, оказался непосредственным участником этих трагических событий. Жертв было действительно много и не только от самой инфекции. По одной из версий, он оказался в том холерном бараке, который подвергся нападению разъярённой толпы, явно кем-то спровоцированной, и был зверски убит. Другие же данные позволяют предположить иной сценарий: чиновником, ответственным за карантинные меры в порту, был именно он. Поняв, что по его вине произошли столь страшные события, наложил на себя руки (либо ему помогли). Брат Александр был где-то рядом, ведь это была и его служба. Он, вероятно, знал подробности тех трагических событий, разыгравшихся в Петербурге.

Что мог чувствовать этот молодой мужчина, потерявший единственного родного для себя человека? Любил ли он свою жену, детей, службу? Как теперь относился к своим покровителям, да и к себе самому? Никаких личных записей не сохранилось. Есть только краткие упоминания потомков о нём поздних лет: жесток, суров, нелюдим. А пока мы можем только продолжить изучение фактов жизни человека, чей внук в начале XX века прольёт столько крови на русской земле.

В 1832г. А.Бланк неожиданно покидает службу в Департаменте полиции и в должности акушера служит в одной из городских больниц, но при этом остаётся жить с семьёй в особняке на Английской набережной. А ещё через несколько лет на Украине умирает его мать, оставив ему наследство. Получив деньги, Александр Бланк покупает собственный дом в Петербурге. Но в 1838г. умирает его жена, Анна, родив очередного ребёнка и оставив без материнской заботы шестерых своих детей, в том числе и Марию, неполных трёх лет от роду. Далее, как вы уже знаете, Мария воспитывается в доме своей бабушки, которая к этому времени уже много лет как овдовела и живёт одиноко. Сама бабушка Анна в своём детстве пережила сходную ситуацию, также очень рано лишившись матери, которая умерла в молодом возрасте.

Что впитала маленькая Мария в доме своей бабушки по материнской линии? Говорили в этом доме исключительно на немецком, что стало традицией и для семьи Ульяновых; превозносилось всё европейское, а всё русское, напротив, уничижалось.

Рядом с Марией не остаётся никого из близких, потому что отец вскоре после смерти супруги спешно распродал всё имущество, уволился со службы и покинул столицу, оказавшись в глухом местечке на Урале. От кого или чего скрывается Александр Бланк, прерывая в сорок лет успешную карьеру столичного доктора? При этом теряет и немало денег, выйдя в отставку до срока. Не исключено, что на столь странное решение повлияла отставка со всех постов его многолетнего покровителя Я.В.Виллие. Ох, и не любил царь-батюшка Николай I масонов, да и антисемитом был откровенным!

И коль скоро мы проводим психологическое исследование феномена В. Ульянова-Ленина, то давайте более подробно остановимся на времени, проведённом Марией Бланк в доме своей бабки. Это даст возможность более полно представить, какой отпечаток этот период жизни оставил в душе и уме юной Марии. Попробуем представить отношение бабки Анны к своему зятю Александру-Срулю потому, что оно повлияет на отношение Марии к своему отцу, а через отношение к отцу выстраиваются дальнейшие отношения к России, царю, вообще людям и, в частности, мужчинам. У меня - единственная версия: отношение бабки к зятю могло быть только уничижительно-презрительное. На чём основано такое убеждение? На том, что именно такое отношение сформируется у Марии к собственному мужу, Илье Николаевичу Ульянову. И это же пренебрежение передастся её сыновьям, ведь то, что доподлинно известно об отношении Александра и Владимира Ульяновых к отцу, ничем  иным, как отвержением,  назвать невозможно.

Биографы вождя мирового пролетариата давно обратили внимание на одну особенность: нигде ни единым словом Ленин не упоминает о своём отце. Словно и не было, вычеркнул из жизни. Александр, узнав о его кончине, на похороны не поехал, хотя сестра из того же Петербурга добраться успела.

Вместо похорон собственного отца Александр в тот же год задумывает убить отца государства Российского – царя Александра II Освободителя, как его называли в народе. Ведь для народа царь издавна звался «батюшка»! И тогда версия о том, была ли Мария любовницей царя или нет, вообще лишается смысла. Важно другое. Отвержение отца передавалось в этой семье из поколения в поколение. Эта крайне разрушительная тенденция нарастала в течение всего девятнадцатого века, захватив не только верхушку общества, но и народные массы, явившись следствием разрушения традиционного семейного уклада.

VII

До определённого времени отцы убивали сыновей (Иван Грозный, Пётр I), а девятнадцатый век начался с убийства Павла I, к которому его сын Александр имел прямое отношение.

В процессе подготовки этого материала я по-иному осмыслил текст З.Фрейда, созданный им на рубеже XIX-XX вв. Я имею в виду его анализ мифа об Эдипе как пример  патологического психологического феномена отцеубийства. К счастью,  этот феномен не заложен природой в человеческой сущности, а является симптомом, возникшим в результате психического повреждения.

Роль социума и прежде всего семьи в возникновении и закреплении подобных психических явлений переоценить невозможно. Происходит своеобразное накопление признака в популяции, передаваясь в нескольких поколениях. Но природа мудра, и на определённом этапе эта разрушительная эстафета прерывается гибелью её носителей без дальнейшего потомства. Но какую кровавую цену пришлось заплатить России!

VIII

Но вернёмся ещё на некоторое время в середину ХIХ в., когда Мария Бланк остаётся одна после смерти бабушки Анны. Получив хорошее домашнее образование, Мария свободно владела несколькими иностранными языками, получила диплом об окончании курсов домашнего образования детей. По нынешним временам -  учительница младших классов. Нет сведений о том, чем занималась она после кончины бабушки и получения образования.  Известно  только, что к отцу она не вернулась, да и замуж выходить не спешила. Нет душевной близости в этой семье. Отец Сруль-Александр в ранней молодости отказался от своего отца, семьи, да и вообще народа – сменил имя, веру, традиции, то есть порвал все отношения с родовыми корнями, лишив свою душу энергии любви. Что в таком случае мог он передать детям?

И эта «душевная импотенция» маскируется всегдашней занятостью, повышенной требовательностью, суровостью, холодностью. Подобное поведение является защитным механизмом от собственной душевной боли. Человек с подобным комплексом подсознательно запрещает себе чувствовать, дистанцируется, прерывает контакт даже с самыми близкими. Нередко подобное поведение маскируется всевозможными теориями типа нигилизма, анархизма и прочими, создавая ореол исключительности, загадочности, некоего всемогущества. Такова в общих чертах проторенная дорожка создания всевозможных идолов и кумиров. Механизм отчуждения человека от себя самого лежит и в основе формирования религиозного, да и любого другого фанатизма, где неминуема резкая поляризация ужаса и поклонения, желания приблизиться и стремления унизить.

Степень отчуждённости ещё более усиливается с потерей близких людей, а в жизни Марии эти потери происходят с удручающей периодичностью: мать, бабушка. Возможно, последней тоненькой нитью, связывавшей её с далёкой семьёй, были письма брата Дмитрия. В тот год ей исполнилось 15, ему 21 год. Он учился в Казанском университете, жил в отрыве от семьи. И вдруг Мария узнаёт, что брата нет. Он погиб. Хуже того, он покончил с собой: повесился. Писали якобы о карточном долге, о чём-то ещё столь же невразумительном. Не так уж важен внешний повод суицида. В любом случае определяющим фактором является крайне неустойчивая психика индивида. Именно на старших сыновей, чаще всего, возлагаются сверхтребования и повышенные ожидания с раннего возраста, а они, в свою очередь, от недостатка внимания и поощрения матери с отцом любые проявления собственной неидеальности воспринимают как тяжелейшую вину. Трагедии этих «без вины виноватых» молодых людей описаны во многих произведениях русской классической литературы: у Ф.М.Достоевского, А.Н.Островского и других.

В то время самоубийство считалось не только великим грехом, но и позором для семьи. Подобное трагическое событие, а вместе с ним и имя человека, попадало под запрет, строжайшее табу! И сказать никому нельзя и забыть невозможно. В системных семейных расстановках за данным феноменом закрепилось название «системная ловушка». Для последующих поколений именно подобные факты и лежат в основе явления, метафорически названного «скелет в шкафу». Это устойчивый источник сильнейших тревог, бессознательно передаваемых по наследству. Есть такая особенность психики: «Если с кем-то из близких случилось нечто ужасное, то это может повториться и со вторым, который был в психологическом слиянии». Так, во всяком случае, кажется.

 Потеря близкого человека часто может восприниматься как переживание собственной гибели. Тогда включаются регрессивные механизмы психологической защиты – уход в детство. Память зацикливается на воспоминаниях и впечатлениях ранней поры, и какая-нибудь деталь, например, обрывок фразы может стать некой сверхценностью. И мне отчётливо представляется в качестве такой фиксации для маленькой Марии возможная фраза бабушки Анны в адрес отца Сруля-Александра: «Он погубил твою мать, он и вас загубит».

И вот не стало любимого брата, а кто следующий? Примерно так детские обиды превращаются в страх и ненависть, которые годами душат во сне и наяву. Этот доминантный очаг тревоги, словно лесной пожар на ветру, сжигает всё вокруг. Врачи называют это генерализацией очага патологического возбуждения. Однажды поселившись в неокрепшей душе, этот демон будет неотступно искать себе выхода. Депрессивные периоды сменяются не менее разрушительными маниакальными эпизодами, когда образ внутреннего страха проецируется на реальные внешние объекты.

IX

Но не случилось бы в России ужасной трагедии ХХ в., будь семья Бланк-Ульяновых исключением.

Далеко не все дети, пережившие в детстве травму эмоционального отвержения родителями (депривации, как говорят психологи), становятся знаменитыми людьми, но все ими ставшие (во всяком случае, из числа широко известных людей, кого принято называть гениями литературы, живописи, музыки, сцены и т.д.) являются таковыми. Перенесённые в детстве стрессы делают этих людей особенными. Но истинными гениями становятся те, у кого внутренние сверхнапряженные переживания находят выход посредством механизма так называемой сублимации, и тогда они проявляются в творчестве.

Именно этот механизм породил в России ХIХ столетия явление, названное Золотым веком русской культуры. В середине века на сцену во всей своей красе вышел И.С.Тургенев. Целое поколение, а вернее несколько, выросло на его романах. И, конечно же, это в полной мере относится и к Марии Бланк и её детям.

Не буду изображать из себя большого знатока, а тем более критика творчества действительно великого мастера, но даже просто перечень названий его основных произведений позволяет представить тот тяжелейший морально-психологический кризис души не только самого писателя, но и целого поколения. Не кажется случайностью, что именно произведения Тургенева были почитаемы семьёй Бланк-Ульяновых. Изучение литературных приоритетов семьи даёт возможность чуть лучше понять те бессознательные мотивы, которые двигали ими в течение жизни. Говоря ими, я имею в виду прежде всего Александра и Владимира Ульяновых.

И.С.Тургенев, перенеся детскую драму неискренности родительских отношений, которая отразилась и на всей его жизни, вынес эту боль на страницы своих произведений. И, словно утончённый камертон, откликнулся на подобные кризисы отцов и детей во всём российском обществе. У меня, конечно, нет иллюзий, что проблема антагонизма поколений возникла вдруг именно в XIX веке и именно в России. Я склонен предполагать, что причиной тому было созревание общества, то есть некоторая его часть вошла в ту фазу, когда подобные проблемы начинают осознаваться. Естественно, первыми на себе это испытывают именно гении, как наиболее чувствительные личности.

Набравшись смелости, можно рассматривать все великие достижения российской творческой и научной элиты того времени как стремление к собственной идентификации. В жизни отдельного человека подобные процессы приходятся преимущественно на годы юности и неизбежно сочетаются с феноменом сепарации от родителей.

Созревание любой социальной системы происходит по этой же модели, а залогом успешного достижения истиной зрелости является минимальный уровень базальной тревоги. В семье это происходит в тех случаях, когда появления на свет конкретного ребёнка ждут оба родителя, любят и заботятся о нём безусловно. В противном случае при высоком уровне исходной тревожности индивида или части общества любой стресс, природный катаклизм или социальный кризис способны «вывести из строя» слабую адаптационную систему, вызывая цепную реакцию тяжелых невротических и откровенно психотических реакций.

Что же сделало героев Тургенева столь притягательными для молодых людей, живших во второй половине XIX столетия? Вероятно, отзывалось их чувство неудоволетворённости, страстные поиски светлого идеала, но где-то вдали, в будущем. При этом обязательным атрибутом являлось отречение от всего нынешнего, а ещё лучше – его разрушение.

«Только дело», - как заклинание твердят харизматичные герои Тургенева, а также и Чернышевского – любимейшего автора Владимира Ульянова. Но реальная жизнь никак не желает вмещаться в предписанные рамки. Молодые люди влюбляются, и тут начинается кошмар! Встреча с сильным незнакомым чувством оказывается такой страшной, подчас губительной. И тогда надо куда-то уезжать, убегать, прятаться, словно жить естественными человеческими чувствами недостойно, стыдно. Следом появляются рахметовы, готовые изуродовать себя, а следом приходят готовые уродовать всех окружающих только потому, что они не согласны спать на гвоздях.

X

Исследования большого числа психотерапевтов в течение всего XX столетия доказывают, что феномены убегания от реальной жизни в искусственные теории коренятся в раннем детстве и состоят в дефиците главного витамина – материнской любви и заботы. Ребёнок, лишённый его, отстаёт в развитии; его «Я», не имеет чётких границ, а образовавшиеся в этом «Я» пустоты заполняются всевозможными комплексами. Основным подсознательным субстратом этих комплексов становятся разнообразные семейные и социальные сценарии-догматы: «ты должен это делать именно так» и подобное. Эти жёсткие интроекты крайне затрудняют общение с окружающими людьми. Чем глубже эти установки, не подлежащие рациональной критике («должно быть именно так и не иначе»), укоренились в сознании самого индивидуума, тем более уязвимым он себя ощущает. Так выстраиваются все многочисленные психологические защиты-сопротивления.

Одним из самых заметных признаков такого тяжёлого комплекса, заметного даже для непрофессионала, является стойкое ощущение какой-то искусственности при общении с человеком. Психологи в этих случаях говорят, что в личности преобладает определённая роль, за которую прячется человек.

Эти подробности в нашем повествовании необходимы потому, что тема крайне жестких ролей актуальна в семье Ульяновых. Именно ролей, потому что жить собственной жизнью они уже не способны. При этом, как правило, удаётся различить ещё один обязательно сопутствующий феномен, называемый слиянием (переплетением) с какой-либо фигурой, реальной или вымышленной. Эта фантазийная идентификация укореняется в подсознании так, что через какое-то время человек уже не способен различать мотивацию своих поступков. Таков в самом общем виде механизм формирования любых одержимостей, фанатизма и проч. В наиболее тяжёлых случаях это приводит к расщеплению личности, что каждый из нас мог встречать в повседневной жизни. Например, дома – тихий и даже скромный человек, а на службе – откровенный садист. Этим же путём прошли все известные маньяки, которые, будучи в повседневности ничем не примечательными и даже блёклыми людьми, в определённых условиях совершают чудовищные злодеяния. О таких людях говорят: «В нём словно бес просыпается».

Из практики семейных расстановок я знаю, что очень часто такой теневой фигурой (с которой происходит слияние) становится кто-нибудь из предков. Часто таковым является, например, дедушка, дядя и проч. Эта фигура несёт сильнейший эмоциональный заряд вытесненных чувств. Упомянутые феномены различимы и в семье Гроссшопф-Бланк, что сказывается на отношениях Марии Бланк с мужчинами. Вероятнее всего, именно страхи удерживают её от серьёзных отношений. Выйти замуж она решается только в 28 лет.

XI

Их знакомство с Ильёй Ульяновым произошло в Пензе, куда она приехала погостить к старшей сестре, муж которой также служил учителем вместе с Ульяновым. Чем ей мог приглянуться этот малообщительный 32-летний мужчина? Биографы почти единодушно отмечают их несхожесть по темпераменту, интересам, взглядам, не говоря уже о происхождении и чисто внешних данных. И всё же что-то их сблизило. У обоих отцы вышли, что называется, из самых низов. А.Бланк, завершив  свою врачебную карьеру, проживал в собственном имении Казанской губернии, получил дворянское звание. Николай Ульянов, чуваш по происхождению, из крепостных крестьян Нижнего Поволжья, сумел сколотить капитал, занимаясь торговлей.

Младшего в семье, Илью, в жизнь выводил брат Василий, обеспечивая материально в период получения высшего образования: Илья Николаевич закончил физико-математический факультет Казанского университета. Среди коллег-учителей пользовался уважением, но близок ни с кем не был; по их воспоминаниям, отличался замкнутостью и вспыльчивостью. В дальнейшем этими качествами его напоминал именно сын Владимир. Илья Ульянов, как и Мария Бланк, был в семье младшим, пятым ребёнком. Общее в них, кроме того, то, что оба они – инородцы, оторванные, от каких бы то ни было корней.

Судя по тому, как в дальнейшем строились их отношения, выбирала мужа она – Мария Бланк. Венчание «молодых» состоялось 6 сентября 1863 г. в сельской церкви, рядом с имением А.Бланка Кокушкино.

Мало кому, вступая в брак, удаётся избежать ситуации доминирования одного из супругов. Но тогда расплатой за это оказывается подсознательное ощущение, что раз я сделал тебе одолжение, снизойдя до близких отношений, значит, пожертвовал собой ради тебя. Пребывание в состоянии жертвенности в течение многих лет таит в себе какой-то выраженный комплекс вины. Тогда жертвенность отношений служит искуплением какого-то явного, а скорее мнимого греха. Личность избранника в этих случаях роли уже не играет.

Скорее всего, каждый вспомнит примеры семейных пар, состоящих из тихой, заботливой жены и мужа-алкоголика. Все окружающие диву даются, как она его столько лет терпит, а он знай её колотит и унижает. Этот нередко встречающийся вариант отношений «жертва – агрессор» я привёл только в качестве иллюстрации. Нет, И.Ульянов не был алкоголиком, но подмена искренних отношений между ним и Марией Бланк всё же произошла: каждый жил и отыгрывал свою определённую роль.

Ещё одна особенность мне показалась занятной. Все пять дочерей Александра Бланка, включая и Марию, вышли замуж за учителей. Не правда ли, удивительно? Что же могло стоять  за такой спецификой выбора спутников жизни? Фигура учителя, тем более мужчины-учителя, во все времена олицетворяла для человеческого подсознания непререкаемый авторитет, сопоставимый с образом отца. Мне кажется, мы вправе рассматривать такой выбор мужей всеми дочерьми Бланка как подсознательное стремление продолжить отношения с отцом. Это отчётливый признак глубокого слияния с ним, а это заставляет женщину строить отношения с мужем через призму чувств к отцу. Отношения эти могут выглядеть весьма позитивно, например, как героическое служение мужу (в ссылку за суженым и т.д.), и негативно (жесткий антагонизм).

В любом случае идеализация своего избранника рано или поздно приводит к глубокому и горькому разочарованию. Словно это он, окаянный, обманул и не выполнил каких-то подразумеваемых женщиной обязательств. В общем, «я ему всю жизнь отдала, а он мною грязно воспользовался» и всё в таком духе.

Расстаться с мужем, имея несколько маленьких детей, во все времена было очень затруднительно, а обряд венчания ещё более усугублял моральную сторону дела. Но насильно мил не будешь, и копится год от года раздражение на мужа. Невольно этот негатив передаётся детям. Особенно сильны эти переносы на сыновей: «Такой же кровопийца, как твой папочка!». Так подсознательно начинается ожидание, когда же его Бог приберёт.

Вот так и сложилась та жутковатая картина некоего семейного проклятия в семье Бланк-Ульяновых: старшие сыновья погибали неестественной смертью в молодом возрасте. Первым из известных был Абель-Дмитрий, старший брат Александра Бланка, находившийся, как вы помните из предшествующего описания, в очень жёстком антагонизме с отцом и фактически изгнанный им из дома. В память о погибшем брате Александр называет своего первенца тоже Дмитрий, словно заранее программируя трагический исход. И тот, не найдя моральной опоры у отца, в 21 год, будучи студентом Казанского университета, вешается. Пройдёт не так уж много лет, и, словно неумолимой традиции принесения в жертву старших сыновей, последует и старший брат Владимира, Александр Ульянов. Но об этом чуть позже.

Кстати, в этом месте мне вспомнилась крылатая фраза Ильича: «Мы пойдём другим путём». По моему разумению, если она и имела место в реальности, то едва ли относилась к выбору политического пути, а скорее к некоему прозрению на тему «как избежать виселицы». Ещё одним исключением из неких семейных традиций в будущей жизни вождя мирового пролетариата станет его страстный роман с И.Арманд. Этой крайне важной странице в биографии Ленина посвящена одна из следующих глав.

XII

А пока на нашем историческом календаре 60-е годы девятнадцатого века. Мария Ульянова рожает детей, некоторых тут же хоронит, в общем, всё как у людей. Муж Илья Николаевич исправно трудится, делая удивительно быструю карьеру от рядового учителя до попечителя учебных заведений Симбирской губернии, куда они перебрались из Пензы. Получает звание статского советника, соответствующее генеральскому чину, возводится в дворянское состояние с правом передачи по наследству. Этому сопутствует высокое денежное содержание, положение в обществе и прочее. Столь стремительное продвижение по служебной лестнице у многих историков вызывало недоумение. Исключена возможность протекции со стороны семьи Ульяновых: слишком далеки они были от подобных сфер. Тогда остаётся семья Бланк. Престарелый Александр давно покинул столицу и едва ли сохранил своих покровителей. Другое дело сама Мария, относительно недавно покинувшая Петербург, прожившая там до 28 лет. Бытует версия о её связи с императором Александром II, что делает совершенно необъяснимым внимание к ней со стороны его сына в деле о покушении на него Александром Ульяновым в 1887г. Боюсь, что тайна покровительства со стороны кого-то из членов царской семьи, так и останется неразгаданной: уж очень мало фактического материала о петербургском периоде её жизни.

Можно предположить, что причиной блестящей карьеры И.Н.Ульянова было чрезвычайно благоприятное стечение обстоятельств и его личные сверхспособности. Оставляю сие на ваше усмотрение, уважаемые читатели.

Во всяком случае, неясность в этом вопросе хотя и досадна, но не мешает продвигаться в нашем исследовании дальше.

XIII

Некоторыми исследователями оспаривается факт биологического отцовства Ильи Николаевича относительно сына Александра. Но для объективного вывода фактов явно недостаточно. Для меня гораздо важней тот неоспоримый факт, что Илья не был для Александра психологическим отцом.

Мне встретились воспоминания современников Марии Александровны об инциденте, произошедшем вскоре после рождения Александра Ульянова. Суть этого эпизода следующая: мать уронила или бросила новорожденного Сашу с высокого берега Волги, в результате чего он чуть не погиб, получив тяжелую травму позвоночника. Итогом этого стала выраженная деформация скелета: он остался горбатым. Описанный случай мог быть результатом послеродового психоза Марии, то есть острого аффективного нарушения психики женщины в ближайший послеродовой период. Другим, пожалуй, даже чаще втречающимся после родов нарушением, является депрессия, которая может продолжаться значительно дольше. Но не исключено и сочетание обоих нарушений. И вновь я предпочитаю не зацикливаться на спорах о мельчайших подробностях, а рассматривать психологическую подоплёку произошедшего инцидента.

Причиной тяжелых психических эксцессов (в современной классификации состояние по тяжести между неврозом и психозом принято называть пограничными, а людей ими страдающими - пограниками), конечно, в самом упрощённом виде можно считать тяжелый внутренний конфликт (противоречие между сознанием и подсознанием).

В упомянутом нами случае бросания своего ребёнка с обрыва отражены нежелание его иметь и необходимость всё же рожать. В этой тяжелейшей внутренней борьбе всегда сталкиваются идеальные представления и реальные обстоятельства. Неминуема путаница с партнёром или партнёрами и грубое нарушение собственной идентификации («кто Я?»), переходящее в ненависть и дикий страх: «Кто тот, который так глубоко проник в меня?». Подобным аффектам, как правило, предшествует тяжелое течение самой беременности, преждевременные осложнённые роды. Если всё-таки таким детям удаётся выжить, то они ослаблены, часто болеют, склонны к отставанию в развитии.

В своей практике я не раз встречал подтверждение старой истине: девочка отвергнутая отцом, отвергнет в будущем своего сына и будет препятствовать его контактам с отцом.

Словно чувствуя это,  растёт Саша почти идеальным: тихий, послушный, всё на лету схватывает, блестяще учится. Одним словом, Герой. Как для всякой незрелой психики характерны периодические скачки из крайности в крайность, так и отношение матери к сыну подвержено таким скачкам: от резкого отвержения к поклонению.

По воспоминаниям сестёр, в частности Анны Ульяновой, именно таким становится отношение к Саше. Он кумир матери.

Ранняя смерть следующего ребёнка, Ольги (не путайте с той, которая родится после Владимира и умрёт уже взрослой; хотя, похоже, мать всё же перепутала, дав этой дочери имя уже умершей), в 1869 г. как крик души и тела: «Не хочу больше детей!» Но не успевает Мария прийти в себя, как вновь на сносях! Боже мой! Вернее, «Майн готт»! А что же муж? Он разве не понимает, в каком критическом состоянии находится жена?

В этом-то, судя по всему, и заключается главная загадка их взаимоотношений. Понимать-то он, может, и понимал, да поступал иначе. И причиной тому, очевидно, являлось огромное внутреннее напряжение, возбуждение, которое копилось годами в результате всё более откровенного охлаждения к нему супруги. Это неприятие на седьмом году супружества могло достигнуть степени откровенной неприязни, вызывая ответную агрессию в таких формах  секса, когда муж, мягко говоря, не интересуется мнением жены.

Относительно недавно я познакомился с дневниками Л.Н.Толстого, которые меня буквально потрясли своей откровенностью и тем накалом страстей, которые перманентно переживал этот великий «человек-глыба», как восхищённо называл его Ленин годы спустя. Одна из записей о том, как вернувшись вечером домой, Толстой слышит из спальни жены её страдальческие стоны. Она болеет, ей очень плохо, он это знает, но не в состоянии совладать с огромной силой своей страсти и сексуального возбуждения: «Взял её грубо, не снимая сапог». Далее следовали угрызения совести, раскаяние, чудовищный стыд за содеянное, ибо чувствовал себя «грязным животным». Безразмерное чувство вины буквально низвергало этого «титана» в преисподнюю. Это тоже была многодетная семья, где немало детей умерло в раннем возрасте, а отношения Льва Николаевича и Софьи Андреевны прошли через множество жесточайших кризисов.

О чём это я? Как можно сравнивать? Можно, хотя бы на том основании, что оба были мужчинами и со стороны жен испытывали неудовлетворенность, и оба были не в состоянии контролировать свою скопившуюся в избытке агрессию. Но на этом сходство, пожалуй, и заканчивается потому, что граф имел в своём арсенале более разнообразные способы разрядки напряжения и прожил 82 года, а статский советник Ульянов умер в 54.

Подобные случаи проявления животной страсти свидетельствуют не столько о «грязной» душе, сколько о степени вытеснения собственных чувств под давлением социальных запретов и разного рода табу. Люди с очень сильной волей способны практически полностью подавлять свои эмоции, и тогда вся эта огромная энергия разрушает тело.

Экскурсы в психоанализ по ходу основного повествования оказались неизбежны, как я это понял уже в ходе самого изложения. В противном случае только пересказ фактов биографии без прояснения психологических движущих механизмов и порождает массу нелепостей. Например, вариант версии покушения на царя тем же А.Ульяновым: решил отомстить, узнав, что царь был любовником его матери. Фрейд – отдыхает!

По моему глубокому убеждению, великий австриец научно обосновал те законы протекания глубинных психологических процессов, которые до него гениально были описаны русскими классиками. На то они и гении, чтобы  не только уловить своим «нервом» все внутренние напряжения души человеческой, но и облечь самые страстные переживания в высшей степени достойные формы.

Глава вторая.

Три кризиса жизни Владимира Ульянова-Ленина.

I

Когда Владимиру исполнилось три года, мать вновь рожает. На сей раз это мальчик, вероятно, родившийся ещё более слабым и  недоношенным. Он не прожил и года, наречённый именем деда по отцу Николай.

Скорее всего, и жизнь самой Марии Александровны была в большой опасности. Представьте себе ситуацию, когда она, рожая год за годом, двоих детей уже похоронила, двое старших (Анна и Александр) уже учатся в гимназии, двое других ещё совсем малы, один из которых, гипервозбудимый Вова, требует постоянного повышенного внимания. Он не ходит и не говорит, а только орёт и бьётся головой об пол. Да, конечно, в доме была прислуга, в том числе и нянька, но тяжелейшая депрессия матери доминировала в этой ситуации. (Из практики семейной терапии известно, что самый слабый ребёнок берёт на себя самый тяжёлый симптом всей семьи, словно выражая своим криком всю подавленную чувственность матери).

Так первый кризис жизни В.Ульянова вступил в свой апогей!

Врач, лечивший детей Ульяновых, оставил свои воспоминания об одном чрезвычайно удивительном случае: маленький Вовочка исчез из дома, и его нигде не могли найти в течение двух недель. Он был обнаружен далеко от города, на дороге, совершенно посторонними людьми. Физическое состояние его было относительно удовлетворительным, и это значит, что за ним кто-то ухаживал; но он находился в состоянии глубокой заторможенности и прострации. Володя не отзывался на собственное имя, не помнил имён близких, не узнавал собственную мать. Далее произошёл эпизод, который я не берусь как-либо трактовать. Ребёнок со всеми признаками отставания в развитии вдруг заговорил совершенно недетским тоном о событиях, знать о которых он не мог.

Несомненно одно, ребёнок и так очень ослабленный и нервный получил тяжелейшую психологическую травму. Несмотря на разногласия в деталях, специалисты сходятся в главном: определяющими жизнь и судьбу человека являются первые годы жизни. Чем более тяжёлыми были психотравмирующие события, чем меньше защиты и поддержки получал малыш от матери, тем более печальные последствия ожидают его в жизни.

Почему-то приходит на ум история о Маугли, который так и не научился говорить по-человечески, зато среди волков был почти «свой». Он хорошо усвоил законы стаи – власть силы. Но чтобы выжить, надо хорошо научиться приспосабливаться, до поры пользуясь чужой силой.

А через год после описанного события, в семье Ульяновых рождается ещё один ребёнок, Дмитрий. Напомню сразу, последним очень поздним ребёнком в этой семье станет Мария, или, как её звал Владимир,  Маняша. Она родилась, когда матери было около 43 лет. Так и сложилась эта большая по нынешним меркам семья, а для позапрошлого века – дело обычное. К примеру, у императора Александра II официальных детей было 12 человек!

II

Известно, что никто из родителей не в состоянии относиться к своим детям равнозначно, причём со временем эти векторы претерпевают заметные изменения, как по силе, так и по направлению. Отношения к детям – это всегда механизм подсознательного проецирования внутренних переживаний родителей. Чем более несбалансированной является психика отцов и матерей, тем сильнее выражена полярность их чувств к реальным отпрыскам. От иступлённого поклонения до полного презрения и даже ненависти.

Давайте вспомним любой вариант сказки о семье с тремя сыновьями. Старший в наследство получал основной капитал, в том числе и в психологическом смысле.

Мария Александровна не стала исключением, наделив старшего сына Александра всеми «плюсами», а младшего, Дмитрия,  - «минусами». Хотя, как мы помним, именно Дмитрий Ульянов прожил долгую (1874-1943гг.) и относительно благополучную жизнь и был единственным из числа своих братьев и сестёр, у кого были дети.

А что же средний? Как и в сказке («и так и сяк»), он всегда более уникален, попадая в промежуток между полюсами отношения матери. В реальной жизни характер второго сына формируется в условиях жёсткой конкуренции со старшим за внимание матери и отца. Чем больше дефицит этого внимания, тем более диковинные формы приобретает конкуренция. Так и у Ульяновых: старший, герой и отличник, уже прочно занял высшую ступень пьедестала, и свергнуть его невозможно. Тогда в качестве альтернативы второй, то есть Владимир, подсознательно осваивает тактику поведения антигероя, поступающего вопреки сложившимся обстоятельствам. Таким образом, Владимир одинаково хорошо освоил опыт взаимодействия в обоих направлениях, прогибаясь и ловча в отношениях с более сильными людьми и проявляя максимум агрессии в отношении  слабого, младшего. Подробности того, как Володя это проделывал с Маняшей и Дмитрием, описаны в воспоминаниях старшей сестры, Анны Ульяновой. Там же приведены примеры проявления откровенного садизма в обращении не только с младшими детьми, но и игрушками. Столь откровенный садомазохизм всегда маскирует только одно – безумный, просто животный страх.

Все современные исследования, так или иначе, подтверждают верность этой схемы: в многодетных семьях средние дети обладают большей адаптивностью, добиваясь в жизни более заметных результатов.

Володя Ульянов с полным основанием будет называться гениальным тактиком, но закладывались эти навыки, без сомнения, в семье.

Ещё одно своеобразное качество Ленина, сформированное в результате полного отрыва от своих исторических корней, проявилось в том, что всю сознательную жизнь он прожил как «перекати-поле»: у кого-то на иждивении, на нелегальном положении или переезжая с места на место. Длительные стабильные отношения в течение жизни сложились только с Н.Крупской да Г.Зиновьевым.

Отношения с И.Арманд - скорее исключение, во всяком случае, стоят особняком и заслуживают отдельного внимания, чему посвящена одна из следующих глав.

III

Следует пояснить, что я подразумеваю под «отрывом от корней». Прежде всего, это измена Родине в виде предательства её интересов, презрительное отношение к России и всему русскому народу, православной вере.

Во-вторых, отречение от своего сословия, дворянства, отвержение семьи и семейных ценностей. Об отце никогда не упоминал, с матерью поддерживал формальные отношения, пока нуждался в материальном содержании. И даже брата Александра, по стопам которого якобы пошёл, не вспомнил ни разу.

К оставшимся сёстрам и брату относился пренебрежительно, прочих, довольно многочисленных родственников, просто вычеркнул из своей жизни. Но и к себе-то относился не многим лучше. «Полураспад мозга с его полным окаменением», - так сказано в заключении о его смерти. Умер фактически при жизни.

М.Горький, близко знавший Ленина, писал: «Жизнь ему неведома, он по книжкам узнал, как поднять массы на дыбы, разъярив инстинкты».

IV

В истории семьи Бланк из многих секретов выделяется один: дед Ленина был вынужден в молодости поменять «лицо». Какими это сопровождалось переживаниями, можно только догадываться, ибо легализовывать свои чувства в этой семье было запрещено. Так складывалась традиция вытеснять собственные чувства, замещая их множеством масок, лиц и имён.

Традиция передавалась из поколения в поколение. И человек, начавший жизнь под именем Владимир Ульянов, сменил порядка 150 псевдонимов! Множество раз меняя свой внешний облик, он так и не смог написать собственную биографию.

Этот факт даёт возможность представить  уровень  нарушения  психологических границ его личности. При такой степени деформации «Я»  говорить о личности, строго говоря, не приходится.

У человека, несколько лет находившегося у власти самой огромной «империи», никогда не было ничего своего! Раньше это приписывали его природной скромности. Как бы не так! Просто всё и все – чужие! Меготрагическое одиночество. Когда-то в юности он совершил свой первый «побег» из системы, а потом всю жизнь с маниакальным упорством разрушал эту систему «до основанья, а затем…».

После того странного двухнедельного отсутствия дома трёхлетнего Володи, а иначе «побега», с ним произошла удивительная метаморфоза. По словам наблюдавшего его доктора, маленький мальчик вдруг заговорил дедовскими словами, повторяя характерные особенности его речи. Для специалистов в области семейных расстановок это очевидный признак глубокой подсознательной идентификации с дедом, которого он если реально и видел, то лишь будучи грудным младенцем. Всю свою дальнейшую жизнь Владимир употреблял исключительно местоимение «мы» для обозначения себя.

V

К настоящему моменту удалось проанализировать только истоки этой трагической судьбы и её основной феномен – рождение «мёртвой» матерью.

Но сколько детей вообще без матерей растёт, но не все же столь неистово призывают к разжиганию мировой революции, а Ильич, словно самый потерпевший на земле, блажит день и ночь о диктатуре пролетариата! Стало быть, есть механизмы компенсации дефицита материнской заботы, иначе не выжило бы человечество. Благодаря таким механизмам люди с симптомом расщепления личности, как правило, не имеют потомства, и этот феномен даёт основание говорить о существовании «психических мутаций».

Симптом расщепления личности в своём конечном варианте даёт тот  или иной вид шизофрении. Представьте на несколько мгновений ситуацию, когда у матери «маятник эмоций» в течение одного дня колеблется несколько раз из крайности в крайность: то она рыдает, то отчуждённо молчит и даже не смотрит, то неистово бросается целовать. От непредсказуемости поведения матери ребёнок страдает больше всего. Единственным вариантом выжить является поведение в ключе так называемых регрессивных форм. Примером такого поведения служит энурез у детей лет 9-10, что можно трактовать как подсознательное возвращение в младенческий период своего развития, когда было спокойнее, безопаснее. А если в жизни малыша такого времени вообще не было, тогда резко тормозится его развитие, он словно отказывается взрослеть. Именно это происходило с Володей Ульяновым до трёх лет, когда он не ходил и не говорил. Таким образом, случилась главная беда в жизни человека – навык формирования диадных отношений, «я-ты», начинающихся всегда с отношений «мать-дитя», сформирован не был.

А что же отец? Помимо материнских установок, конечно же, значение имеет и поведение самого отца. Но в случае с Ильёй Николаевичем мы вынуждены констатировать, что он не смог установить контакт с собственными детьми. В подобных ситуациях очень часто имеет место явление, названное психологами «лояльность к матери», когда ребёнок не позволяет себе сблизиться с отцом из-за страха быть отвергнутым матерью.

Всё вместе и приводит к дальнейшей трагедии. Любые близкие отношения воспринимаются как угроза безопасности и, как следствие, избегаются. Диапазон вариантов поведения в этих случаях широк: от классического аутизма до крайней агрессивности (сексуальные маньяки). Последние более жизнеспособны, поэтому мы так часто встречаем этот тип на страницах истории. Относительно сносно они себя чувствуют, только когда полностью контролируют ситуацию, то есть сосредотачивают в своих руках власть. Их неуёмная энергия объясняется чрезвычайно высоким уровнем базальной тревоги. Врагов они себе назначают сами, и конца им нет. Отсюда и призывы к мировой революции и никак не меньше.

Есть серьёзные аналитические работы о том, что признаки расщеплённости личности, проявившиеся в двух поколениях, в третьем - дают уже классического шизоида. Эти признаки в первом поколении заключаются в поведенческих особенностях (так называемых двойных посланиях по типу «иди сюда, стой там»). В следующем - нарастает степень неразличения «я-ты-оно»,  эмоциональная уплощённость. Весь процесс сопровождается нарастанием тревоги и страха. Следствием являются маниакальные и параноидальные симптомы, изоляция и одиночество.

VI

Последующие годы детства и юности Владимира и всей семьи не отмечены какими бы то ни было заметными особенностями. В эти годы, до 1886 г., невроз раннего возраста вошёл в стадию частичной компенсации. Во-первых, процесс естественного развития предусматривает серьёзные изменения после 5-7 лет, когда детская сексуальность переходит в латентную фазу, и большая часть энергии ребёнка направляется на познание окружающего мира, в частности, на учёбу. И, во-вторых, мать смогла найти себя как женщину в длительном романе с И.С.Покровским. О том, что этот период был временем мнимого психологического благополучия, можно судить по косвенным признакам.

На смену книгам Тургенева приходит роман Чернышевского «Что делать?», которым Владимир зачитывался, о чём сам впоследствии не раз упоминал. Произведение, откровенно говоря, слабо в художественном смысле, что отмечали и многие современники (например, А.И.Герцен), но что-то в нём тронуло подростка. Нет надобности утомлять читателей углублением в психоанализ, но значимые фрагменты всё же упомяну. Во-первых, сразу обращают на себя внимание имена главных героев – Дмитрий, якобы покончивший с собой, и Александр. Согласитесь, для семьи Бланк-Ульяновых это знаковые имена. Мать Веры Павловны зовут Мария Алексеевна, что не могло не вызывать у  Владимира совершенно однозначных ассоциаций; в целом, оба родителя представлены в негативном свете. Сны Веры Павловны – это просто методичка психоаналитика, в особенности второй, где анальная фиксация (по Фрейду)  - верный признак развития садомазохизма. И он не замедлил проявиться в фигуре Рахметова, с которым Ильич себя и идентифицировал. Завершающие аккорды: оживший Лопухов возвращается из-за границы под другим именем с фиктивной женой, и восхищавшие Ленина «новые люди» живут  вчетвером. 

А тем временем старшие Ульяновы – Анна и Александр – уже  зачитываются революционной литературой. После их отъезда  в Петербург на учёбу Владимир остаётся дома старшим сыном. Он упорно старается выиграть конкуренцию со старшим братом за внимание матери и также старателен в учёбе. Остались воспоминания одноклассников Владимира, которым он запомнился как замкнутый одиночка, крайне раздражительный, смеявшийся, только когда в споре удавалось кого-то «поддеть», высмеять или унизить. Особенно легко ему давались «мёртвые» предметы, где требовалась только память.

На этом, пожалуй, можно завершить анализ детского периода жизни Владимира Ульянова и перейти к той части его жизни, где ему предстоит пережить очередной кризис становления.

 

Глава третья.

Второй кризис жизни В.Ульянова.

I

Старший брат Александр, окончив гимназию с отличием, поступил на биологический факультет Петербургского университета и с увлечением изучает каких-то червей, готовясь к научной карьере. Его любимым поэтом становится Г.Гейне. Анна также в столице обучается на курсах. Всё выглядит весьма благопристойно до 1886 г., когда 12.01 внезапно умирает отец, Илья Николаевич, в полных 54 года. По какому-то неизъяснимому стечению обстоятельств спустя 38 лет его сын Владимир уйдёт в мир иной 21.01, в неполные 54 года. Не удаётся отделаться от ощущения значимости обеих дат под знаком Козерога. Я отнюдь не мистик, но убеждён, что при правильном подходе к изучению астрологии удаётся почерпнуть важную информацию. Так, Козерог несёт на себе многотысячилетний отпечаток фигуры Отца, а значит зрелости, мудрости, прочности границ. Когда к определённому возрасту мужчина не набирает этих качеств, энергии января становятся для него малопереносимыми.

Есть в жизни Ульяновых и другой, не менее значимый месяц, также под знаком стихии земли – Телец. Мистерия этого знака на протяжении веков была связана с плодородием, и в ожидании нового урожая у многих народов был принят обряд жертвоприношения. В самом начале знака Телец  родился Владимир (на всякий случай напомню 22.04.1870 г. по новому стилю). Но затем день 8.05 стал для семьи роковым: в 1887 г. повесили Александра, в 1891 г. умерла сестра Ольга, а  в 1874 г. родилась  Инесса Арманд, значимая в судьбе Ленина женщина. Не принял Ильич родной земли, и она его не принимает. В пору  Козерога вся энергия жизни приостанавливается, земля под воздействием лютой стужи каменеет, как и мозг, лишённый тепла душевных чувств. Именно в таком состоянии и обнаружили на посмертном вскрытии полураспавшийся мозг вождя – он окаменел.

Но до этого ещё далеко. Владимир видит, как буквально на глазах тает от какой-то скоротечной простуды, вероятно пневмонии, отец. Но не зимняя стужа подорвала его здоровье. Эта быстрая смерть отнюдь не старого мужчины, не страдавшего какими бы то ни было тяжёлыми недугами, имела, на мой взгляд, иную причину. В семье изгоем оказался он, Илья Николаевич, и для него это оказалось непереносимым. То, к чему стремился всю жизнь - создать большую, дружную семью, где каждый бы чувствовал опору и поддержку - не удалось. Последние надежды рухнули, когда стало очевидно, что близких отношений с женой уже не будет никогда: у неё новое увлечение.

И вновь вспоминаются страницы из жизни Л.Н.Толстого, когда его супруга в те же годы, около пятидесяти, страстно влюбляется в более молодого мужчину и не слишком это скрывает. Но у Толстого в этой критической ситуации достало душевных сил, чтобы выжить, найдя моральную опору в лице дочери, в творчестве, активной общественной деятельности. У И.Н.Ульянова в критическую пору таких ресурсов не оказалось, и смерть стала единственным способом прервать невыносимую душевную боль.

Отца не стало. О причине неприезда Александра на похороны сохранилось краткое воспоминание Марии Александровны: «Просила не приезжать, чтобы не подвергать Сашу нервному переутомлению». В это же время дочь Анна приехала и вполне благополучно всё перенесла. Отчего же такая сверхтревога  о нервах Саши? Если её тревожили скорбь и печаль сына по поводу смерти отца, как этого можно было бы ожидать естественным образом, то пережить их в кругу близких, несомненно, легче, чем в одиночестве. Чего здесь больше, неуважения со стороны Александра или страха самой матери увидеть старшего сына рядом с гробом мужа? Может её подсознание держит цифру 21 год (возраст смерти  брата Дмитрия), да и первый сын императора Александра, с чьей супругой она, видимо, основательно идентифицировалась, Николай, тоже умер в 21 год?  Какую же тайну всё-таки скрывает Мария? Может быть, хотя бы намёк на разгадку удастся обнаружить в последующих событиях.

 Ближайшее лето вся семья проводит в имении, приобретённом после раздела имущества деда, А.Бланка, между его дочерьми. Это последнее лето, когда они все вместе. На следующий год Ульяновы переберутся в Казань, в связи с поступлением Владимира в университет. Но что-то очень важное и, вероятно, страшное всё же случается этим летом в имении, чего, возможно, и опасалась мать. О чём же мог узнать Александр? Что так скоропалительно и трагично предопределило его судьбу? Дело в том, что вернувшись из имения в столицу к новому учебному году, он совершенно забывает о милых его сердцу червях и начинает лихорадочно сколачивать группу для подготовки убийства царя.

В этом месте нам не избежать вновь обращения к наследию З.Фрейда. Одним из краеугольных камней его теории стал постулат о неминуемом развитии тяжелого невротического комплекса, названного комплексом Эдипа, во многих семьях, которые он наблюдал. В то время это утверждение наделало немало шума, и было от чего. Слишком широкое обобщение, наблюдаемого им феномена, заключавшегося в бессознательном стремлении сына к убийству отца в борьбе за обладание матерью, стараниями его последователей приобрело более адекватную трактовку. О современной версии этой теории я уже упоминал: да, подсознательно такой комплекс может иметь место, но не у всех мальчиков, а только у получивших серьёзную психологическую травму в детстве. При множестве вариантов суть травмы заключается в отвержении ребёнка родителями, но признать виновной мать гораздо труднее, поскольку ею вина уже априори возложена на мужа. Такие мальчики никогда не выходят из слияния с матерью, и естественная для всех конкуренция с отцом для них выливается в тяжелейший невроз, как называл это состояние сам автор – непройденная эдипальная стадия.  В жизни таких мальчиков, а затем мужчин, называют «маменькиными сынками». По-настоящему мужчинами они не становятся никогда и, даже женившись, переходят в разряд «подкаблучников», сменив маму на жену. Чаще им  не удаётся наладить отношения с женщинами, поэтому они пополняют ряды гомосексуалистов или вечных бобылей. Кстати, шекспировский «Гамлет» из этой же серии.

А в случае семьи Ульяновых биологический отец уже мёртв. Вся огромная энергия, названная Фрейдом либидо, вместо своего естественного направления сексуального развития молодого человека, направляется в русло агрессии, для которой необходим подходящий объект. Подсознательно царь ассоциируется с отцом, и, вероятнее всего, летом в имении Александр услышал от матери что-то вроде «царь виноват в наших несчастиях». У Ильи Николаевича действительно не всё ладилось по службе, и у жены был, по крайней мере, формальный повод  винить его руководство, а значит - правительство. В том-то и состоит беда тяжёлых невротиков, что они не способны воспринимать реальность и переносят свои страх и обиду на идентифицированные фигуры. Без какой-либо натяжки к наиболее стрессорным факторам того периода жизни Александра Ульянова можно отнести и битвы разума с половым инстинктом. К 20 годам уже происходит половая идентификация через полноценные отношения с противоположным полом. По всей вероятности, многие сверстники уже преуспели на данном поприще, а в отношении Александра таковых упоминаний нет. Есть только сборник стихов Гейне, с которым он не расставался до самой казни. Через мать обращается только к товарищам, возвращая долги с такой скрупулезностью, словно это не юноша на краю столь ранней гибели, а старец, измученный долгой жизнью.

Со слов самого Саши, сказанных матери во время их последнего свидания в тюрьме перед судом, понятно, что свой поступок он воспринимал как дуэль с обидчиком. Он отказывается от возможности просить помилования у царя. Вся нелепость ситуации с момента начала подготовки этого покушения для меня служит поводом отнестись к ней как к полубессознательной попытке самоубийства впавших в какое-то маниакальное состояние мальчишек. А тут ещё так некстати добрался до России «призрак коммунизма», бродивший до этого по Европе и, к великому сожалению, попавший на подходящую почву, взрастившую крайне инфантильное молодое поколение России.

Уже в наше время появились достойные работы психиатров о массовых психозах, коими так изобиловал весь двадцатый век. Продолжая аналогии отца и вождя, сделан вывод, что лидер любой большой группы людей уполномочен массами справляться с их страхами и фобиями так же, как это когда-то делали их родители, и так же подогревать фантазии этих масс о своём всемогуществе. А способ справляться с групповым страхом только один – перевести его в агрессию. При этом всё политическое искусство заключается в правильном и своевременном выборе «врага», иначе лидер рискует навлечь гнев на себя. Теперь становится понятнее, что всевозможные «призраки» укореняются там, где критически высок уровень инфантилизма масс, а значит внушаемости, где присутствует «ожидание чуда» со стороны (как в хорошем, так и в плохом смысле): «Барин приедет – рассудит» или    «- Кто виноват? - Жиды».

Не вижу случайности в том, что именно в университетскую пору «крышу сносит» как брату Марии, повесившемуся Дмитрию Бланку, так и её сыну Саше. Владимир и, правда, пошёл другим путём. Уже на первом курсе за истеричный аффект был «госпитализирован» в собственное имение под надзор санитаров, то есть полиции. Не подумайте, что я  против университетов. Однако я понимаю, что это подходящая среда для набора «критической массы» страха и агрессии ввиду скопления сотен психологически незрелых, но очень активных людей.

В итоге, все ингридиенты гремучей смеси оказались слиты воедино, и произошло то, что и должно было произойти: не найдя себя истинного, Александр самоликвидировался руками жандармов: был повешен вместе с другими участниками заговора; сестра Анна выслана в собственное имение.

Мать она застала в ужасном состоянии. Мария Александровна полностью ушла в себя, и, по словам самой Анны, «почти безумие овладело ею». Дочь стала ухаживать за матерью, как за своим ребёнком, став нянькой до конца её жизни. Холодная и суровая Анна создала в доме культ матери, а поскольку роль матери она присвоила себе, то, стало быть, культ себя, от чего «веяло гнётом могильного чувства», по словам очевидцев.

 А что же Владимир в этой трагической ситуации? Помните знаменитое полотно П.Белоусова, где изображена скорбящая мать и стоящий над нею Володя? Автор картины воочию этой сцены видеть не мог, но, на мой взгляд, очень точно передал выражение лица и позу Владимира: мол, пришло моё время, теперь я старший. Действительно, теперь он старший мужчина в семье. Кем он себя почувствовал в этой роли? На мой взгляд, с этого момента второй кризис жизни Владимира Ульянова вошёл в апогей. Предстояло сделать выбор жизненного пути. Была, конечно, попытка войти в социум по человечески, то есть, уважая себя, уважать и других, по крайней мере, принимая реальности этого мира. Но уже с первых шагов ничего не получается, мир воспринимается им крайне враждебно. Жесточайший комплекс неприятия уже сформирован: весь тот гнёт и рабство, о котором он кричал всю сознательную(?) жизнь, призывая с ним бороться, свергать царя, буржуазию, помещиков, был, прежде всего, его собственным ужасом, сделавшим, самого Ленина рабом своего страха. Бороться с собственным несовершенством есть удел мудрецов. Больные тяжёлыми формами невроза переносят свои проблемы на других, как говорится, с больной головы на здоровую голову.

Спасительные фантазии своей грандиозности в той или иной мере присущи всем, но ситуационно, а вот  «застревают» в этих ролях, глубоко идентифицируясь подсознательно с кем-то, только действительно больные люди.

Итак, 1887 год. Владимир поступил на юридический факультет Казанского университета. Дяде Дмитрию и брату Саше хватило сил проучиться по 3-4 года до того, как свести счёты с жизнью, Володя же «взбесился» уже после трёх месяцев пребывания в студенческой среде. Он арестован и отчислен из университета за участие в организации студенческих беспорядков. Формальным поводом для недовольства студентов был новый закон о полицейском надзоре в учебных заведениях России.

Можно ли  говорить о каких-либо серьёзных политических убеждениях мальчика в 17 лет? На мой взгляд, нет. Тогда демонстрация чего же произошла в стенах университета в тот год? Непримиримость к чему демонстрировал Ульянов таким образом? По моему мнению, сам этот факт демонстрирует только одно – неспособность адаптироваться к социальной среде с чётко определёнными психологическими границами и порядками. Для него это непереносимо. Классический шизоидный аффект – страх поглощения.

Встреча и контакт с авторитетами реальными оказались столь же непереносимыми, как и отношения с отцом. Тревога просто зашкаливает! Гораздо спокойнее воспринимать авторитеты абстрактные, например, рассказы матери о деде, чья фигура постепенно становится наиболее безопасной психологической нишей. Таким образом, присвоение Владимиром роли старшего в семье с 1887 г. подсознательно активизирует слияние с образом деда Сруля-Александра. Старший, значит, более сильный, дед сильнее отца - идентификация с дедом даёт силы бороться с «отцом». Тогда и абсолютное принятие догм марксизма основано на принятии фигуры самого автора – некоего далёкого патриарха и изгнанника. Отождествление с образом деда-Маркса даёт огромный психологический ресурс, позволяет разом вырваться из-под влияния реальных социальных структур и отношений, создавая свой виртуальный, фантазийный мир. Присвоение права  жить и творить от имени их «правды» снимает ответственность за собственные поступки и их последствия.

Обратите внимание на фотографии Ильича после 20 лет: лысеющий, с жидкой бородёнкой, отрешённым взглядом, он и впрямь становится похож на старика. Неслучайно его первым псевдонимом был «Старик». Именно таким его и воспринимали окружающие его люди.

А каким он запомнился университетским товарищам? Жёсткий, сухой, язвительный. Не было друзей, не было даже приятелей, не было радости. Прищур близоруких глаз (врождённая амблиопия – повреждение зрительного нерва левого глаза), язвительная ухмылка. Всегда один. Оживлялся и даже входил в какой-то экстаз, только когда говорил о захвате власти, революции. Даже с ровесниками неизменно на «Вы».

Ещё один травматичный фактор при переходе от домашнего комфорта к школярской толпе – ощущение потерянности среди множества других. У Владимира мгновенно включились детские страхи «быть никем, быть потерянным» и столь же привычная реакция бурного аффекта: кричать, биться головой, словом, требовать внимания. И добился внимания полиции на всю жизнь, у социума ведь свои жёсткие стереотипы реагирования на несоблюдение основного требования: повиноваться. Любая система стремится вытолкнуть и изолировать ту часть, которой сложнее управлять. Законы гомеостаза, однако.

Оказавшись на 4 года изолированным в своём имении, он быстро успокаивается, затихает разыгравшийся гастрит, который, как и ещё целый ряд заболеваний, служит очень чётким физическим маркером обострения невроза. В разделе психологии, изучающем психосоматику, заболевания желудка, несварение рассматривают как «проглатывание непережёваных мыслей» других людей. Владимир много читает, пытается заниматься хозяйством, но из этого мало что получается. Реальные крестьяне никак не вписываются в рамки его фантазий, и тогда он с ними нещадно судится, от чего проистекают одни убытки. В итоге такого хозяйствования, имение приходится сдать в аренду, дабы избежать полного разорения. Спустя годы великий хозяйственник Ленин в должности председателя Совета народных комиссаров доведёт до такого же краха и всю страну и также попытается отдать её в концессию. Назвал он свой новый эксперимент НЭПом, об этом позже. Куда лучше у него получается писать книжки на темы крестьянства, при этом чувствуя себя  немножко Марксом.

Интересный вопрос, почему всё-таки К.Маркс приковал на всю жизнь внимание В.Ульянова-Ленина? Да, по возрасту он годился в деды, и переплетение со своим дедом сыграло роль, но в то время было  немало не менее колоритных фигур бунтарей всех мастей: Кропоткин, Бакунин, весьма популярных в среде русской интеллигенции. Тогда чем же так близки оказались именно идеи Маркса об освобождении пролетариата?  Может, тем, что «у пролетариата нет отечества», как утверждал Маркс? То, что молодого барина Володю Ульянова могли всерьёз тревожить проблемы совершенно незнакомых ему людей, абстрактного пролетариата,  отметаю сразу безоговорочно.

  А вот как сам Маркс характеризовал отличительные черты пролетариата, с точки зрения его склонности к революции: максимальная степень скученности, абсолютная привязанность к средствам производства. В переводе на язык психологии это означает: максимальная степень слияния, тревожности, зависимости и манипулятивности. Люди, оторванные от своих вековых сельских корней, лишённые собственности и большинства прав, действительно служат наиболее удобным объектом для самых откровенных манипуляций. Они чрезвычайно внушаемы, подвержены резким колебаниям настроения и проч. Я допускаю, что именно сходные переживания В.Ульянова сблизили его с рабочей массой, где, действительно, его чаще принимали за «своего».

Следующая не менее важная деталь, «зацепившая» Ульянова, - это идея монолитной партии - устойчивого сообщества единомышленников, действующих как единое целое. Интуитивно, создавая партию, он решал не только практическую задачу свержения власти в России, но и создавал для себя лично благоприятную психологическую атмосферу. Партия, как суррогат семьи, близость за счёт слияния, большое сообщество людей, скованных одной цепью, и он, Ленин, во главе.

И, наконец, вероятно, главное: марксизм давал четкое практическое указание, как захватить и удержать власть. Это как раз то, на чём Ульянов был зациклен  смолоду. Пусть другие мужчины возбуждаются от женщин или денег, его единственная любовь – это власть! Взять Россию, а потом и всю Европу, весь мир – вот в этих фантазиях он и получал оргазм.

Быстро прошли 4 года деревенской жизни, и в 1891г. он отправляется в столицу с прошением о сдаче экстерном экзаменов за весь университетский курс юриспруденции. В этом эпизоде обнаруживается сразу несколько удивительных вещей, явно настораживающих. Почему именно в Петербург, где требования гораздо выше по сравнению с Москвой, ведь с него никто не снимал ярлыка «брат государственного преступника», да и сам уже имеет судимость за университетские беспорядки? Почему же при всех «ущемлениях прав» всё же допускают, а, кроме того, всё сдано на «отлично»! Парадокс! Четыре года в деревне оказываются равнозначны полноценному университетскому курсу в столице? Финалом этой путаной истории является диплом, выданный Ульянову с отчеством «Иванович». В массе разрозненных исследований об этом периоде удаётся обнаружить лишь обтекаемую фразу о том, что Мария Александровна отправилась в Петербург и добилась разрешения. Примерно также это звучало в упоминаниях о её визите в Петербург после ареста сына Александра. Словно какая-то неведомая сила в кратчайшие сроки открывает перед ней двери самых высоких кабинетов и даёт различные привилегии. После стольких лет жизни в провинции работает какой-то отлаженный механизм доступа на самый верх. Удивительно, не правда ли?

Статус неблагонадёжного гражданина империи, который навсегда был присвоен Ульяновым после выходки Александра и «дебоша» Владимира, закрывал для них всех возможность государственной службы. Для Владимира после получения диплома юриста оставалась единственная возможность – частная практика. Адвокатура не была государственной службой, но здесь надо было начинать с самых «низов», и, чтобы чего-то добиться, многие годы трудиться кропотливо. Владимир попробовал и этого «хлеба» в качестве помощника адвоката в Самаре, но надолго его не хватило. Решать реальные проблемы простых людей оказалось для него непосильным трудом.

В этом же году, 8 мая, семью постигает ещё одно трагическое событие – в столице в возрасте 20 лет от тифа скоропостижно умирает сестра Ольга, приехавшая туда на учёбу. Тем же летом, продав недвижимость в Казани, семья переселяется в Москву. Младший брат Дмитрий успешно поступает на медицинский факультет Московского университета. Мария Александровна приобретает там квартиру, где и проживает с детьми: Анной, Дмитрием, Марией.

Владимир вскоре перебирается в Петербург, где активно занимается пропагандой среди рабочих. При его участии создан «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Деньги на жизнь по-прежнему берёт у матери. Письма ей пишет, только когда «архи нуждался» в деньгах. Здесь же он знакомится с двумя молодыми женщинами, активными участницами подполья. Первоначально Владимира привлекает более яркая женщина, Аполлинария Якубова, но она отвечает Ульянову отказом, и он обращает внимание на её подругу, Надежду Крупскую.

О чувствах между ними речи не было с самого начала отношений. Делая ей предложение, он привёл единственный довод: «Быть вместе удобнее для дела». Так состоялась эта сделка по найму секретаря-гувернантки. В 1895г. последовал арест Ульянова, суд и ссылка в Сибирь, село Шушенское. Следом и Н.Крупская осуждена и приговорена к ссылке. Чтобы отбывать наказание вместе, потребовалось оформить законный брак. И вот Надежда приезжает к Владимиру в Шушенское, да не одна, а с матерью. Июль 1898г. Всё предельно примитивно. Вероятно, не будь Е.В.Крупской, он бы сделал всё, чтобы это событие не состоялось, но Елизавета Васильевна «настояла на венчании». Какой же скрытой силой обладала будущая тёща, чтобы заставить двух воинствующих атеистов венчаться! И ведь добилась своего – обвенчались! Добиться от Ульянова согласия венчаться, с моей точки зрения, то есть склонить его к сделке, могли только подсознательные страхи. Какую же угрозу могла представлять немолодая женщина? Фигура матери, перенесённая на Елизавету Васильевну Крупскую, сработала в обход логики и здравого смысла. Этот эпизод ещё раз подтверждает серьёзность детской психологической травмы Ильича – матери нельзя противоречить: это несёт угрозу физическому существованию!

Так, рядом с В.Ульяновым на всю оставшуюся жизнь появилась женщина. Какая она женщина? «Хозяйка никудышняя, болеет по-женски» - запишет он спустя некоторое время. «Моя рыба» или «минога» называл он её, а ещё - «надёжный товарищ». За подобными обращениями едва ли можно предположить действительно нежные чувства, да они и ни к чему. Он сделал всё, чтобы женщина в Надежде проглядывала как можно реже. Она, видимо, не слишком этому противилась. Ведь чувства только мешают делу революции.

Вот этакая всеядность и способность идти на любые сделки в последующем послужила основанием называть Ленина великим тактиком.

Срок его ссылки закончился в начале 1900г. Оставив супругу «досиживать», он судорожно ищет возможность удрать как можно дальше, за границу. Но это непросто: официально его не выпустят. Он ищет возможность выехать по поддельным документам - у него появляется паспорт с фамилией «Ленин».

Ему 30 лет, он наполовину седой и лысый, жиденькая бородёнка, плохое зрение, картавая речь, но он очень амбициозен и предельно эгоистичен, а ещё очень зол на Россию. В своей стране он изгой, ничего кроме каторги его не ждёт, народ ему чужд и враждебен. «Все русские дураки, а если вы встретите умного, то им непременно окажется еврей» - вот и всё отношение Ульянова-Ленина к русскому народу.

Когда же Ульянов стал Лениным? Впервые подписывать свои статьи псевдонимом «Н.Ленин» он стал именно с 1900г. Кто это был – человек или фантом? Наиболее аргументированная версия гласит, что Н.Ленин был отцом одного из сочувствующих революционерам чиновника, потомственным дворянином, чей паспорт и попал в руки к Ульянову. Но воспользоваться им для выезда Ильичу не удалось, так как этот человек был на сорок лет старше него. В итоге, Владимиру удалось получить выездной документ легально, вероятно, с помощью банальной взятки в г. Пскове. Но тут началось что-то очень странное! Дорога в вожделенную Германию открыта: «Бите, гер Вольдемар»! Но отчего-то наш великий стратег движется в обратном направлении, через Петербург, и попадает под арест: ему ведь запрещено предписанием появляться в столице и других крупных городах. У меня ещё осталось впечатление юности о некой беспечности российской охранки, но это не  вполне соответствует действительности. Тогда факт, что Ульянов вскоре освобождён из-под ареста и выпущен за границу, очень сложно объяснить мздой или протекцией. Какой же была истинная плата за эту неожиданную поблажку? Что пришлось продать на этот раз?

Итак, паспорт не пригодился, но фамилию эту Ульянов присвоил себе навсегда. Почему же из огромного множества псевдонимов прижился именно этот?  По возрасту Н.Ленин годился В.Ульянову в отцы, но принадлежал, в отличие от родного отца, к старинному дворянскому роду, и Ильич вплоть до 1917 года не забывал перед собственной фамилией указывать «потомственный дворянин». Стало быть, присвоив фамилию Ленин, он психологически приобщался к старинному, крепкому русскому дворянскому роду, чего в реальности никогда не было. Зато очень напоминает историю его деда Сруля-Александра, через своего крёстного отца ставшего членом его семьи. Подсознательно приобщение к знатному роду очень повышает чувство безопасности, чего Владимиру катастрофически не хватало.

А дальше начинается длительный период его жизни в эмиграции. Частые смены адресов, фамилий, стран… Ещё в 1895г., в свой первый выезд за границу, в Швейцарии он познакомился с патриархом русских диссидентов, Г.В.Плехановым, который ввёл никому не известного Ульянова в круг русских социал-демократов, сплочённых вокруг группы «Освобождение труда». И теперь, в 1900г., встретившись вновь, они начинают совместный проект по выпуску газеты. Кроме того, готовят съезд РСДРП, который прошёл в 1903г., где Ульянов-Ленин впервые продемонстрирует себя Лениным. Он мастерски спровоцирует раскол во всём движении, разом оставив в меньшинстве всю старую элиту. Этот его «фирменный знак» мне больше всего напоминает поведение птенца-кукушонка, подброшенного в чужое гнездо, который выталкивает всех остальных. Не  для этого ли охранное отделение препроводило сего гражданина в Европу? Во всяком случае, посеять смуту в среде европейских социал-демократов ему и его последователям удалось на многие десятилетия вперёд.

Так появились «большевики», основной отличительной чертой которых становится организация партии по типу банды, а основным видом деятельности – террор. Большую часть денег на собственное содержание они получали в результате налётов на государственные банки. Наиболее громкие «эксы», как называл Ильич бандитские налёты своих подручных, происходили в Закавказье и проводились под руководством двух «паханов»: Камо и Кобы (Иосифа Джугашвили-Сталина), который через два десятилетия намного превзойдёт своего учителя. В конце концов, они попались в Европе с крадеными деньгами. Ленину с трудом удалось бежать, уничтожив в печи большую часть меченых купюр. В этот период он выполняет ещё и роль держателя «общака».

Но тут огромная радость для «большевиков» - Россия терпит поражение в войне с Японией, начинается большая смута, названная революцией 1905-1907гг. Ленин, как оглашенный, вопит из-за границы (самому поучаствовать ни-ни, ведь и убить могут): «Больше крови!» - и организовывает поставку оружия и динамита в Москву. Учит, как убивать полицейских и солдат, в своей «газетёнке». Но под нажимом наиболее здравомыслящих людей, в первую очередь П.А.Столыпина, царь подписывает ряд законов, означающих начало серьёзных преобразований в обществе.

Восстание подавлено, быстро наводится порядок усилиями всё того же Столыпина, ставшего премьер-министром. Деятельность «большевиков» подпадает под статьи, предусматривающие смертную казнь. Введены военно-полевые суды, выносящие приговоры в кратчайшие сроки. Казнь – повешение. Реальный образ петли замаячил и перед Лениным по делу о грабежах почтовых карет. Он в панике вместе с Крупской бежит из Франции. А Российская империя начинает развиваться невиданными темпами. Значительная часть террористов уничтожена, многие сосланы на каторгу, эмиграция впадает в панику, сменяющуюся депрессией. В рядах РСДРП(б) разброд и шатание. Крупская писала об этом времени, как о самом тяжелом для Ленина: у него бессонница, обострение гастрита и проч., он на грани нервного срыва. «Кураторы» из Лондона затребовали очной явки для отчёта.

 

Глава четвёртая.

Третий кризис жизни Ульянова-Ленина.

I

Наступил 1909 год, Брюссель (по другой версии эта встреча произошла в 1910г. в Париже). В небольшом кафе, облюбованном русскими политэмигрантами, сидели Ленин и товарищи, вероятно, пили любимое ими пиво, как всегда, спорили, как вдруг вошла она. Очаровательная зеленоглазая брюнетка 35 лет от роду. Звали её Инесса Арманд, урожденная Стефан. Родилась она в Париже в театральной семье (8 мая 1874г.). Отец умер рано, и мать отправила Инессу с сестрой к тетке, которая служила гувернанткой в богатой семье Арманд в Москве. В 19 лет она вышла замуж за старшего сына хозяина дома, Александра Арманда, и благополучно родила ему четверых детей; но не прошло и 10 лет, как у неё случается страстный роман с младшим братом мужа Владимиром. В итоге, она уходит к нему и рожает сына. Владимир намного младше Инессы, к тому же он тяжело болен туберкулёзом. Но годы в России для неё - не только мужчины и дети, она ещё успевает принимать активное участие в революционной деятельности. В 1907г. Инесса подвергается аресту, суду и ссылке в Архангельскую губернию. Спустя год ей удаётся сбежать на свободу и перебраться за границу, где в это время находится её второй муж Владимир, который вскоре умирает. Сама Инесса тоже чуть живая, также болеет туберкулёзом, но ей удаётся восстановить силы, и она вновь «пускается во все тяжкие».

Вот такая женщина вошла в жизнь Владимира Ульянова, причём Крупская оставалась его женой. Они часто жили  втроём в одной квартире. Что это было? Удивительно, но это отмечали многие современники, с нею Ленин очень быстро перешёл на «ты», что было абсолютным исключением. Апогей их личных отношений приходится на 1911г., когда под Парижем была открыта партшкола, где они  оба преподавали. Сохранилась довольно обширная переписка Инессы и Владимира. Он к ней обращался неизменно «дорогой друг», она гораздо откровеннее - «дорогой», «крепко целую». В целом, это годы максимального спада революционной деятельности. Многие активные участники разочаровались и отошли от дел. Мало кто верит, что им удастся «вздыбить» народ. Сам Ленин пишет об этих настроениях достаточно откровенно, высказывая сомнения, что их поколению удастся достичь цели. Он часто жалуется на какую-то предельную усталость, звучат нотки уныния и даже столь «крамольные» для большевика мысли: «Бросить всё это к чёртовой матери и просто жить»!

Возможно, в эти 3-4 года Владимир Ульянов был наиболее близок к своей истинной человеческой сущности, единственный раз в жизни позволив себе искренние и глубокие чувства к женщине. Да, это была взаимная любовь двух уже не юных людей, одинаково одержимых идеей революции. Инесса много писала на темы свободной любви, искоренения института брака и многое другое в том же модном духе эмансипации. Кстати сказать, Ильич не разделял многие идеи своей возлюбленной. Странное слово в отношении Ленина – возлюбленной, не правда ли? Но всё же Инесса ею была. И в этом был великий шанс как для самих Владимира и Инессы, так и для России и многих других стран избрать другой путь развития.

Но, насколько возможность этого выбора был осознана Владимиром, я не знаю. В среде партийцев тогда ещё царили достаточно свободные нравы, и Крупская терпеливо поддерживала несколько лет игру в «товарища» Инессу. Но, судя по всему, и она была не настолько железной. До поры предпринимала не слишком настойчивые попытки побудить мужа определиться, кто же ему нужнее. Но в 1913г. наступил кризис, момент принятия окончательного решения, когда Инесса вернулась после годичного отсутствия, в течение которого она побывала в России, посидела в тюрьме и вновь каким-то волшебным образом оказалась на свободе. Вновь халатность охранного отделения или всё же некий умысел – вернуть Арманд Ленину? Известно, что именно в этот момент Крупская ставит Ленину ультиматум, однако неопределённость в этом «треугольнике» сохраняется до 1915г. В Париже Надежда Константиновна потребовала развода. Всё, игры кончились! И Ленин сделал свой выбор: «Надюша важнее для дела революции!» Точка невозврата пройдена. Невозврата к жизни.

По странному стечению обстоятельств в этом же году умирает мать Крупской. Мать Ленина проживёт немногим дольше и скончается 25 июля 1916г.

Я обратил внимание на ещё одно совпадение. На момент встречи с Ильичём Инессе было столько же лет, сколько и его матери, когда она его родила; мужьями её были Александр и Владимир, родные братья. И оба неприкаянные, оторванные от родной почвы, глубоко одержимые идеей революции.

Итак,  свои человеческие потребности Ленин бесповоротно и окончательно отвергает, сделав этот выбор. Ленин победил и полностью отрёкся от Володи Ульянова. Тень окончательно взяла верх над самостью. Катафалк уже «запряжён». Начался обратный отсчёт до начала кровавой драмы с миллионами жертв, и Ленин окончательно выбрал роль «поджигателя» в этой бойне. Для Владимира и Инессы это был путь к скорой гибели, но перед смертью оба успели испить чашу дикого одиночества и опустошённости.

Чем же Н.Крупская оказалась важнее для дела революции, и по какой шкале мерил Ленин?  Во-первых, своими личными качествами, своей полной эмоциональной «замороженностью». Когда рядом такой «товарищ», проще не отвлекаться, не замечать собственные чувства. Потому, что его победившая Тень требовала человеческой крови! Отсюда эти иступлённые призывы способствовать поражению собственной страны в начавшейся мировой войне. Отсюда же через несколько лет призывы «безжалостно уничтожать эту контрреволюционную сволочь», а это большая часть страны! Но в том-то и дело, что Россия для Ленина никогда не была своей, родной. Он бредил мировой революцией, Соединёнными Штатами Европы и проч. В этой кровавой вакханалии чувства - непозволительная роскошь. Так он запустил необратимый процесс распада собственного мозга, а душа уже была мертва.

II

Здесь, мне кажется, уместно уделить внимание распространённой версии о том, что Ленин являлся то ли немецким, то ли английским шпионом. Я в большей степени склоняюсь к версии работы Ленина на английское правительство потому, что его действия в большей степени были выгодны именно Англии. Но явное противоречие состоит в отсутствии рычагов управления своим агентом влияния, как правильнее было бы назвать его роль, со стороны «боссов». Самым распространённым способом оказывать влияние является шантаж. Действительно, до 1920г. Ленин действует, как «ручной», подписывая массу документов, работающих исключительно в интересах Англии (подробно об этом сейчас опубликованы отдельные работы). Но после 1920-го года что-то разительно меняется, словно агент перестаёт слышать указания своих «хозяев». По законам жанра, в дело должны были быть пущены компрометирующие документы. Но этого не происходит. Парадокс! Не собрали, потеряли или постеснялись предъявить? Даже несмешно, согласен.

С одной стороны, учитывая степень психологической расщеплённости Ленина, я нисколько не сомневаюсь в возможности его сделки с кем угодно для достижения собственных целей. Ещё Гёте в своём бессмертом «Фаусте» описал подробности подобных сговоров. Закономерность очевидна: если человек отрекается от себя самого в пользу какой-либо идеи, то он готов для вербовки, а кто придет на «явку» - дело уже другое.

И всё же в определённый момент Ленину удаётся «сорваться с крючка» да так, что и предъявить нечего. Тема эта, конечно, требует отдельного изучения. Я же её затронул лишь в связи с возможными личностными особенностями «фигурантов».

Самым очевидным источником опасного компромата на Ленина, естественно, являлась Н.Крупская потому, что всегда была рядом и была посвящена в его тайны. Кстати, это ещё один повод сделать выбор в пользу Надюши! Её нельзя отпускать: слишком опасно. Но и Арманд осталась рядом! Ведь и в том пресловутом «пломбированном» вагоне они ехали втроём в одном купе, возвращаясь в 1917г. в Россию, чуть было не написал «из командировки». Так кто кого не отпускал?

III

Когда уже всё свершилось и они «всем скопом» перебрались в Москву (как всё же ненавидел Ленин город на Неве, и каков «шутник» Коба, назвавший его именем Ленина) и поселились в очень неудобных квартирах Кремля (все на виду и за стенкой), Арманд он разместил отдельно. Она пишет ему письма полные ужаса, тоски и одиночества. Просит разрешения выехать за границу для  лечения (у неё тяжёлая форма туберкулёза), но он не разрешает. Посылает ей свои знаменитые «записочки», иногда направляет своего доктора, но тщетно. Ей всё хуже. В это же время многие видные большевики, в том числе и Ф.Дзержинский, лечились за границей, а ей  - нельзя.

Наконец, выбрали место, где можно подлечиться, а на деле - умереть. Летом 1920г. её отправляют на Кавказ, где ещё фактически продолжается война, свирепствует бандитизм, эпидемии различных инфекций, словом, райский уголок. Итог «оздоровления» закономерен. Инесса Арманд скоропостижно скончалась в начале осени всё того же 1920-го года. А Ильич позволил два года спустя после ранения извлечь пулю из своей шеи. По свидетельству А.Коллонтай, много лет близко знавшей Инессу,  на похоронной процессии в Москве, куда доставили тело усопшей, её поразили изменения, произошедшие с Лениным: «Он шёл за гробом с закрытыми глазами, его невозможно было узнать, но слёз не было. Это ускорило его смерть». Похоронили И.Арманд в какой-то общей могиле. Когда спустя всего 4 года будут «хоронить» Ленина, Крупская у его гроба также не проронит ни единой слезинки.

«Гвозди бы делать из этих людей…», - скажет позже поэт. Вероятно, он прав.

IV

Я не раз пытался понять, почему в условном списке жизненных ценностей Ленина отсутствовали личное счастье, любовь, а их место занимали жажда разрушения государства, захват власти, контроль всех и вся? С одной стороны, ответ кажется очевидным – не было аналога в его родительской семье, а преобладал  стереотип подавления собственных чувств, завоевание внимания через агрессию. Но, с другой стороны, были эти несколько лет, может, только месяцев, когда этот будто ледяной человек начал оттаивать после встречи с Инессой. Но затем, словно чего-то испугавшись, закрылся наглухо в своей привычной роли железного революционера. Ради чужого счастья жить легче, чем позволить быть счастливым себе самому?

С этого момента судьба его предрешена. Третий и последний кризис его жизни приблизит его ужасную кончину. С 1917г. эффективность его деятельности с каждым годом неукоснительно падает. С задачей захвата власти он справился, а вот что делать дальше, просто не знал. Общение с народом дважды сопровождается покушениями на его жизнь, на чём это общение и заканчивается. Новости он узнаёт из газеты. Страна охвачена восстаниями против так называемой советской власти. Бунтуют рабочие, крестьяне, матросы Балтийского флота, якобы оплота революции. Сопротивление граждан страны подавляется с невиданной жестокостью, царской власти и не снившейся. С 1922 г. можно считать его активную деятельность завершённой: серия инсультов делает его полностью недееспособным. Он начинает трогательно заботиться о детях, особенно беспризорных, поручая это «железному Феликсу», чьи подручные днём и ночью расстреливают родителей тех, о ком так трогательно беспокоится Ильич.

V

И, наконец, о так называемом политическом завещании. Тот текст, который обычно предъявляется под этим названием, на самом деле не является не только  политическим, но даже и завещанием. Не справился Ильич и с этим, как и с написанием собственной биографии. По содержанию мне эта «цидулька» больше всего напоминает сочинение маленького обиженного мальчика, где он жалуется воспитательнице на то, что другие плохие мальчики балуются. Никакого перспективного развития нет даже в виде намёка.

Самый верный его «ученик», товарищ Сталин, вывернул наизнанку не только марксискую псевдоидеологию, но и самого учителя, выставив его чучело на всеобщее обозрение. Более сатанинской иронии, наверное, не придумать.

***

Завершая эту работу, хочу вернуться к метафоре, приведённой в начале текста. Стабильная орбита планет обеспечивает их развитие. В перенесении этой аналогии на жизнь человека – это идентификация собственной личности, которая и обеспечивает полноценное развитие собственного «я», приносящее  здоровье, любовь и счастье, чего и Вам желаю от всей души.

2012-03-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?