Психотерапия и духовные учения 2

(Продолжение. Начало см. здесь: http://www.b17.ru/article/psychotherapy_and_spiritual_teachings/)

Итак, я продолжаю вместе с Вами, дамы и господа, рассматривать точку зрения Уоттса о возможном синтезе восточных учений с западной психологией, котоые по словам этого выдающегося человека, а также по моему скромному мнению, могут помочь людям в обретении душевного спокойствия и психического (психологического) здоровья.

Рад, что есть высокоразвитые читатели, интересующиеся подобной тематикой! Итак, продолжим.

...Уровень, на  котором  восточная  мысль  может  быть  полезна  западной  психологии, был замечательно определен Гарднером Мерфи, психологом, которого едва ли можно заподозрить в сочувствии юнгианскому «мистицизму»:


Если, к тому же, мы хотим действительно понять все, что возможно, о личности, ее интеграции и  дезинтеграции, мы  должны  понять  значение  деперсонализации, тот  опыт, в  котором индивидуальное сознание исчезает и личность растворяется в сознании, больше не связанном с индивидуальностью.

Существует  распространенное  заблуждение, что  изменение  личностного  сознания, осуществляемое  в  восточных  учениях  освобождения, является «деперсонализацией» в  смысле возврата  к  примитивному  или  инфантильному  типу  сознания.

Действительно, Фрейд  назвал стремление вернуться к океаническому сознанию матки нирвана-принципом, и его последователи успешно  перепутали  идею  транценденции  эго  с  простой  потерей «силы  эго».

Возможно, такой подход был продиктован имперским мышлением Западной Европы XIX века, когда удобно было считать  индийцев  и  китайцев  отсталыми  и  невежественными  язычниками, отчаянно нуждающимися в просвещении путем колонизации. Думаю, было  бы  излишним  подчеркивать, что  освобождение  не  требует  потери  или разрушения столь условных понятий, как эго; оно предполагает видение сквозь них — подобно тому, как  мы  принимаем  понятие  экватора, не  связывая  его  с  физическим обозначением  на поверхности Земли. Вместо того чтобы опускаться ниже эго, освобождение возвышается над ним.

 

"Достаточно только увидеть живые и выразительные лица и проницательный взгляд великих учителей дзэна на китайских и японских картинах, чтобы понять, что изображенный здесь идеал личности никак не является совокупным небытием или слабовольным эго, стремящимся назад в матку!" (* G. Murphy, Personality: A Biosocial Approach to Origins and Structure, Harper, New York, 1947)

Не обладая особым знанием буддизма или веданты, Э.Ф.Бентли сформулировал это так:

Нельзя  позволить  скептицизму  взять  верх  в  вопросе  о  существовании  личности. Даже  если личность найдет повод придерживаться мысли, что она не существует в определенном смысле, это нисколько не умалит факта ее реального существования. Наоборот, осознание  реальности  возрастет. Для  личности  губительно  как  раз  утверждение, а  не  отрицание своего существования. Если личность падет, то это произойдет потому, что реальная жизнь человека при  ближайшем  рассмотрении  оказалась  слишком  богатой  для  него, а  не  потому, что  оказалась слишком ничтожной.

Итак, мы отметили, что психотерапия и учения освобождения имеют две точки соприкосновения:                                                                                  

- во-первых, трансформация сознания, внутреннего ощущения собственного существования;
- во-вторых, освобождение личности от форм условностей, навязываемых ей общественными институтами.

Как эти сходства может использовать психотерапевт в своей работе? Должен ли он пройти практический курс йоги или провести время в японском дзэн-монастыре — в дополнение к годам учебы в медицинском учебном заведении, психиатрической лечебнице и к обучению психоанализу? Я думаю, дело вовсе не в этом, - пишет Уоттс.
Даже теоретические знания о других культурах помогают нам понять нашу собственную, потому что, сравнивая, мы можем достичь ясности и объективности в понимании своего собственного общественного устройства. Это помогает нам отличать социальные фикции от естественных систем и отношений.

Если в других культурах есть дисциплины, имеющие нечто общее с психотерапией, то теоретическое знание их методов, задач, законов дает психотерапевту возможность лучше разобраться в том, что делает он сам.

Наша  ошибка  состояла  в  предположении, что  личность  священна  и  ее  уникальность увеличивается при вычленении ее из окружающего мира или изначальном отторжении от своего Создателя.

Это все равно, что воздать хвалу ладони, отрубив ее от руки. Но когда Спиноза сказал, что «чем больше мы знаем отдельных вещей, тем больше мы знаем Бога», он предвосхитил наше открытие: чем богаче и отчетливее становится наше представление о человеке и мире, тем больше мы осознаем их относительность и взаимосвязь в нераздельном целом.

Психотерапевт находится в полном  согласии  с  учениями освобождения, описывая  такие  достижения  терапии, как индивидуация (Юнг), самоактуализация (Маслоу), функциональные  автономии (Оллпорт) или творческие  индивидуальности (Адлер), но  всякое  растение, до  того  как  дать  обильный  урожай, должно быть высажено в почву, чтобы тянуться от земли к солнцу. (*А.Р. Bentley, Inquiry into Inquiries, Beacon, Boston, 1954, c. 4.)

 - АЛАН УОТТС "Психотерапия, Восток и Запад".

Вот и сказочке конец, а кто слушал - МОЛОДЕЦ! ;)

ВЫВОД: Не следует быть рабом закона, обычая, правил, особенно тогда, когда они противоречат законным интересам человека!

Как говорится: думайте - сами. Решайте - сами!

Желаю Всем здоровья и процветания!

2015-03-15
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?