Работа с нарциссическим расстройством личности методами архетипической психотерапии

👁 24

Работа с нарциссическим расстройством личности методами архетипической психотерапии

В самой распространенной форме нарциссизм означает чрезмерное обожание самого себя и равнодушием и отрицанием всякой потребности в близких отношениях с окружающими. Именно к таким личностям относятся слова Юнга о том, что комплекс Эго (ставить и достигать свои цели, удовлетворять свои амбиции, способность получать удовольствие от своей деятельности, постоянная адекватная самооценки) и Самость (архетип целостности, центральный организующий психический фактор) у них наложились друг на друга так, что в результате оба приобрели уродливый, размытый характер. Ни Эго данной личности, ни архетип Самости не могут функционировать должным образом, поскольку вследствие их наложения (контаминации) не произошло необходимой поляризации в психике. Т.е внутренний мир нарциссической личности характеризуется сплошной монолитной структурой, образовавшейся в результате регрессивного слияния в раннем детстве образа Самости с Эго и преимущественно выполняющей защитную функцию. Эта структура – грандиозно-эксгибиционисткая Самость. В аналитической психологии это образ уробороса. Натан Шварц-Салант пишет: «Уроборос – это смесь растворенных маскулинных и фемининных компонентов, которые сливаются с Эго и с Самостью. Это приводит к нарушению фемининной и маскулинной сферы психики и свидетельствует о слабом развитии структуры Анима – Анимус». Поэтому для мужчин главные проблемы оказываются связанными с Анимой, а для женщин – с Анимусом

Это нарушение можно увидеть в символике внутренних образов, возникающих у пациентов в ходе психотерапии.

Пациентке с нарциссическим расстройством личности был предложен мотив «Если бы ты была мужчиной, то каким?». Пациентка долго сидит молча. Потом говорит, что у нее перед глазами пустота. Через некоторое время она видит небо, на котором появляется северное сияние. Затем это все сменилось на другой образ. Она говорит о том, что видит себя рядом с серыми воротами, недалеко дорога с проносящимися машинами. Все серое. Потом все пропадает, и опять пустота. Психолог проводит интервенцию. Что вы видите? Я в брюках и майке стою около ворот дома. Ворота серые. Лето, рядом дорога с машинами. Слышу звуки машин. Оглядевшись вокруг, вижу, что рядом с воротами появился молодой красивый клен. Пациентке было предложено стать этим кленом. Она стала им и почувствовала его силу, стойкость

В этом мотиве мы видим, говоря языком сказки, что Анимус пациентки заколдован в образ клена. Эрих Нойман писал: «Быть заколдованным означает, что какая-то отдельная структура психического комплекса повреждена или стала непригодной для функционирования, а от этого страдает вся психика». А это значит, что Анимус, который должен находить себе выражение в сфере чисто человеческих переживаний, оказался в плену у некоего мощного влечения, и регрессировал – вследствие воздействия скрытых внутренних комплексов – до предчеловеческой формы выражения.

У другой пациентки в этом же мотиве «Если бы ты была мужчиной, то каким?» возник следующий образ: «Я представляю себя мужчиной. Образ туманный, трудно себя разглядеть. Я смотрю на свое тело с ног до головы и ничего не вижу, затем постепенно начинаю видеть контуры мужского тела. Я в холле своего дома. Вокруг меня все расплывается. Я становлюсь на колени и опираюсь на руки, ощущая поверхность паркета на полу - он прохладный и гладкий. Постепенно «туман в голове» рассеивается. Я вижу себя в домашнем халате. Я голоден. Иду в столовую, достаю из холодильника много мясной еды и ем, запивая вином.

В данном образе мы видим Анимус в человеческой форме выражения, но он расплывчат, слаб. Это символика неинтегрированности Анимуса во внутреннем мире. Это подтвердил и следующий мотив этой же анализируемой.

Мотив «Побег из тюрьмы» был дан по ее просьбе (пациентка еще не прошла достаточно мотивов по интеграции Анимуса): «Я представляю себе заключенного в тюрьме. Это очень красивый, ухоженный молодой человек. Его камера – это шикарно обставленное пространство со всем необходимым. Ему там очень комфортно, он ничем не ограничен. Но у него постоянно присутствует подсознательное желание сбежать, хотя он не понимает зачем. Однажды он решается на побег. Ночью, когда все стихает, он выходит из камеры и идет знакомым только ему путем на свободу. По пути он оставляет у дверей начальницы тюрьмы розу и записку с извинениями. В конце пути его ждет красный скоростной автомобиль. Он едет по пустынной дороге без конечной цели движения. Ему грустно и хочется вернуться. Он разворачивается и возвращается в тюрьму. Встречаясь с начальницей тюрьмы, он рад ее видеть, а она отвечает, что была очень огорчена его бегством, но верила в его возвращение».

При анализе данного мотива пациентка в образе начальнице тюрьмы увидела символ уробороса, в котором растворен маскулинный компонент психики.

После интеграции Анимуса (понадобилось более 50 сессий) мотив «Побег из тюрьмы» был повторен и прошел успешно. После прохождения образа пациентка отмечает спокойный внутренний мир, доверие к себе как профессионалу, хорошие отношение с окружающими людьми.

Интеграция бессознательного маскулинного компонента – Анимуса для женщины является важным этапом ее индивидуации. Индивидуация – основная концепция юнгианской теории. Это процесс, в ходе которого человек пытается осознать и развить внутренние возможности своей психики в реальной жизненной обстановке. Интегрированный Анимус превращается бесценного внутреннего соратника, который наделяет женщину такими качествами, как энергия, инициатива, храбрость, правдивость, духовная мудрость, дает невидимую внутреннюю поддержку.

Во внутреннем мире нарциссического пациента, говоря языком сказки, «заколдована» и Анима. С психологической точки зрения заколдованного героя волшебной сказки можно было бы сравнить с человеком, психике которого нанесено повреждение, и поэтому она не в состоянии функционировать нормально.

Эрих Нойман пишет: «В пограничных областях сознания вы ничего не сможете сделать до тех пор, пока не вмешается Эго, и поэтому подвергшееся превращению в животное или предчеловеческую форму человеческое существо нуждается в помощи со стороны героя, который должен его освободить».

Интегрированный Анимус становится помощником женщины не только в реальном мире, но и во внутреннем – он становится героем, который способен освободить Аниму из уробороса – символики негативной матери.

В мотиве «Битва со злодеем» можно это увидеть: «Я мужчина, высокий, мощный. В руках у меня большой меч. Стою в горах, ночь, темно. Но я вижу перед собой высокого, сильного человека. Он одет в плащ с капюшоном, но я вижу его лицо – темное все в морщинах. Видна рука, в которой он держит меч. На безымянном пальце у него медный перстень виде черепа. Этот человек мне мешает, мне надо его победить. У нас начинается бой. Я уворачиваюсь от его удара, отбиваюсь, как могу. Мы оказываемся на краю скалы. У меня, получается, поразить его мечом, и он падает со скалы в бездну. Я подхожу к дереву, и под ним оказывается маленький сундучок. Я беру его в руки и направляюсь домой. Когда заканчиваются горы, я иду мимо полей и лесов. Лето, тепло, вокруг все в зелени и цветах. На мне другая одежда темно-зеленого цвета. Все хорошо теперь».

Нет сомнений, что во внутреннем мире анализируемой, с нарциссическим расстройством, произошло выделение женского от архетипа Матери, хотя и в предчеловеческой форме выражения. В мотиве это реализуется в образе сундучка. Это символика Анимы несправедливо затиснутой в телесную сферу и извращенной до такой степени, что утратило все типично человеческие черты. Но это только первый этап в преобразовании женского начала (или Анимы)

После данного мотива пациентка отмечает: много энергии, стала более открытой миру, стала доверять интуиции, нравиться себе.

При дальнейшем усилении Анимуса, освобождение феминной части психики происходит уже в образе «прекрасной девы»

На 49 сессии был предложен мотив «Поиски клада»

Я – пират, на плече у меня сидит большой попугай. Во внутреннем кармане пиджака лежит карта. Я спускаюсь вниз, никого из команды с собой не беру. Я иду по песчаному берегу.

Потом сворачиваю в пальмовую рощу, и захожу в пещеру. Попугай со мной не летит. Я беру факел, зажигаю его, идя вглубь, я попадаю в круглую комнату. Она до верха набита золотом. Здесь и монеты, и золотые кувшины, подносы, фигуры животных и статуи. Я подошел посмотреть статуи. Одна - это древнегреческая девушка с короткими волосами с лавром на голове. Я подхожу, и осматриваю ее. У девушки живые глаза, они полны страха. Я понимаю, что ее живую заточили в золотую окову. Я хочу ее освободить. Я очень аккуратно беру статую и кладу ее на пол. Я ищу место как ее раскрыть. Снизу есть дырка, я начинаю разрывать оковы, золото стало мягким. Раздираю его. Здесь молодая девушка 17-18 лет. Она от страха не может произнести ни слова. Я беру ее, и веду к себе на корабль. Мой корабль изменился, он стал большим и красивым, и под алыми парусами. Я поднимаюсь с девушкой на борт. Она очень красива, у нее длинные красивее коричневые волосы, на ней белое платье в греческом стиле. Мы отправляемся в плаванье. Я - девушка. Мне очень приятно, что он меня спас. Я - мужчина. Я добыл самый лучший клад. Пусть у меня не осталось золота, но это лучшее сокровище, которое я мог найти.

После мотива отмечает, что проснулась женственность – ухаживает за собой, купила платье

По мере дальнейшей работы по интеграции Анимуса, он становится героическим архетипом и уже участвует в более сложных битвах – битвах с Чудовищем и освобождает Аниму ввиде «прекрасной пленницы». Герой убивает только ужасную сторону женского и делает это для того, чтобы высвободить феминную ее часть - плодотворную и радостную сторону, после чего она соединяется с ним. Другими словами, женский образ высвобождается из объятий Ужасной Матери, процесс, известный в аналитической психологии как кристаллизация анимы из архетипа матери.

 На последующих этапах терапии был предложен мотив «Битва с Драконом»

Я на горе в образе средневекового рыцаря. Появляется Дракон. Он большой с тремя головами и крыльями. В его руках девушка. Она очень маленькая, по сравнению с Драконом.

Я твердо стою на своих ногах, на мне шлем, латы железные. Я выхватываю меч и иду на Дракона. Никаких уступок, я его убью. Меч увеличивается в размерах и достает до шеи Дракона, и я сношу ему голову. Кровь хлыщет. Он отбрасывает девушку и извергает пламя из 2 оставшихся голов. Расправляет крылья. Я целую свой волшебный меч и запускаю его, он летит и сносит 2 головы и бумерангом возвращается. Я победил. Я рублю тело на части. Девушка поднимается с песка. Она красива – в голубом платье, светлые волосы. Я девушка, радуюсь. Мужчина поднимает забрало. Это тот мужчина, который был в начале образа. Я мужчина. Мне хочется прикоснуться к женщине, но на мне латы железные. Я снимаю латы, меч в ножны. Беру девушку за руку, целую. Она очень красива, бодра, уверенна в себе. Я встретил свою половинку. Мужчина растворяется в женщине, а женщина в мужчине. Хочу, чтобы она была рядом со мной. Церковь, венчание. Она моя жена, я ее муж. Мы вместе.

После мотива, а он проводился в конце терапии, на последнем этапе интеграции Анимуса, пациентка говорит о переосмыслении своей жизни: она считает, что раньше она видела только себя, а теперь появилось сострадание и сочувствие к мужу, детям. Изменилось отношение к мужу – они стали теплыми, доверительными, ей хочется для него все делать, нет обидчивости. Сын в поздравительной открытке на Новый год написал – ты теплая, милая, эталон женственности. Окружающие говорят – у тебя есть гармония в душе. Пациентка нашла работу (до терапии 6 лет сидела дома), утвердилась в своей профессии, научилась ставить цели и их достигать. Отмечает, что ушло напряжение в общении с людьми.

 Приведенные примеры показывают, что интеграция Анимуса и Анимы и их соединение приводит во внутреннем мире к распаду структуры (Самость – Эго) – грандиозно-эксгибиционисткой Самости, характерной для нарциссичеcкого радикала в психике. Происходит поляризация архетипа Эго и Самости, которые начинают функционировать. Происходит формирование сильного и надежного Эго, благодаря которому человек самоутверждается в мире, адаптируется к существующей культуре. Устраняется нарушение в феминной и маскулинной сфере психики, что свидетельствует о хорошо развитой структуре Анимус – Анима, дает появиться возможности развивать хорошие отношения с противоположным полом, т.е происходит значительное ослабление нарциссического радикала.

 

Литература

  1. Натан Шварц-Салант. Нарциссизм и трансформация личности. /Перев. с англ.Мершавки / -М., Независимая фирма «Класс», 2007 г.
  2. Натан Шварц-Салант. Черная ночная рубашка. Комплекс слияния и непрожитая жизнь. /Перев. с англ. К. Мелик-Ахназарова/ – М., Институт консультирования и системных решений, 2008 г.
  3. Хайнц Когут. Анализ Самости. Системный подход к лечению нарциссических нарушений личности. /Перев. с англ. А.М. Боковикова/ – М., «Когнито-Центр», 2003 г.
  4. Эрих Нойман. Происхождение и Развитие Сознания /Пер. А.П.Хомик/ -М., "Ваклер", "Рефл-бук", 1998 г.
  5. Василец Т.Б. Мужчина и Женщина – тайна сакрального брака. СПб: Речь, 2010 г.
Олешко Тамара
2018-08-04
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?