Раннее развитие ребенка: за и против

Знаете, какая вакансия сейчас является одной из самых популярных в сфере психологии? Специалист по раннему развитию. Это, правда, очень популярно в наши дни. Присмотритесь, сколько вокруг открывается центров раннего развития детей, сколько внимания уделяется этой теме, когда заходишь на странички частных детских садов...

Что, вообще, можно понимать под термином «раннее развитие»? Сразу хочется оговорится: в большинстве случаев речь идет о раннем интеллектуальном развитии. Предполагается, что в результате развивающей деятельности педагога, психолога часть высших психических функций (мышление, речь, память, внимание и др.) достигнут более высокого уровня развития в более ранние, более короткие сроки, чем обычно. Для каждой функции свои сроки развития. Проще говоря, интеллектуальное развитие ребенка будет опережать средневозрастные нормы. Стоит отметить так же, что ранним развитием сейчас занимаются с детьми от 1,5 лет, а в некоторых центрах даже от 8 месяцев.

Замечательно, казалось бы. Нет, правда, что плохого в том, что ребенок раньше начнет, например, мыслить абстрактно? (Хотя, в детском саду все же вероятность такого поворота событий невелика – представляете, насколько нужно ускорить процесс, чтобы выполнить норму развития в дошкольном возрасте, которая в обычных условиях достигается к подростковому возрасту?) Одно сплошное удобство! С ребенком можно разговаривать, как со взрослым, да такие дети (раньше было модно слово «вундеркинд») и напоминают часто маленьких взрослых, маленьких профессоров.

Но возникает вопрос: ЗАЧЕМ? Какова цель раннего развития?

Одна из основных психологических проблем вундеркиндов – нарциссическая травма и неадекватная самооценка. Почему? Потому что рано или поздно результаты раннего развития сводятся к нулю. Дети вырастают. Те, кто не был вундеркиндом в свои 1,5-3-6 лет, но развивался нормально, и те, кто опережал в развитии, в итоге приходят к общему знаменателю. Но в детстве самооценка ребенка – это интроект (то, что было усвоено извне) внешних оценок, которые он чаще всего получает от окружающих его взрослых. Итак, с самого раннего детства ребенок привыкает быть самым умным, самым лучшим, самым-самым. А в подростковом возрасте (а, зачастую, раньше) его "уникальность" вдруг куда-то испаряется и он становится «заурядным». Просто потому, что он умеет все то, что и все остальные. 

Еще один момент: наш интеллект – сложная система. Его задача – помочь нам справляться со сложными жизненными ситуациями. Адаптироваться. Для адаптации в обществе человеку необходимы такие составляющие интеллекта, как социальный, эмоциональный интеллект. Умение решать задачи из высшей математики, кажется, все же пока не гарантирует нам гармоничных отношений с окружающими. Для этого необходимо уметь распознавать чувства и эмоции, свои и чужие, предвидеть последствия своих действий для отношений с другими людьми. Однобокость в развитии ментальных функций, ума в ущерб социальным и эмоциональным качествам опасна. Зрелость интеллектуальная вовсе не означает зрелости социальной и эмоциональной. 

Ведущий вид деятельности дошкольника – игра. Именно в этой деятельности ребенок учится общаться, у него развивается речь и воображение, он учится предвидеть последствия своих действий для других людей, тренируется быть в разных социальных и профессиональных ролях. Игра на ранних этапах представляет собой предметную деятельность – дети осваивают посредством игры свойства предметов, свойства окружающего мира. На более поздних этапах (старший дошкольный возраст) игра в большей мере предстает как коммуникативная деятельность. Здесь дети осваивают правила и нормы поведения, взаимодействия с другими, социальные роли, развивается воображение и др. Если же мы говорим о более ранних возрастных этапах, то здесь ведущими видами деятельности являются непосредственное эмоциональное общение ребенка со взрослым (от 0 до 1 года) и предметная деятельность - усвоение способов деятельности с предметами, знакомство со свойствами окружающего мира (1-3 года). 

А вы знаете, сколько у ребенка в детском саду зачастую остается времени на игру (при учете, что почти весь день заполнен развивающими занятиями и буквально расписан поминутно)? На ту самую, настоящую игру, которая является ведущим видом деятельности и реализуется во взаимодействии со СВЕРСТНИКАМИ? Не с педагогами, а со СВЕРСТНИКАМИ? На ту самую заветную социализацию? Сколько времени остается у дошкольника для того, чтобы самостоятельно отыграть определенные навыки, определенные роли? Поиграть с теми предметами, которые им интересны, а не с теми, которые им предложил кто-то взрослый? Обсудить/обыграть ту тему/ситуацию, которая им интересна, а не ту, которую создает для них кто-то взрослый? Очень мало.

Итак, я, все же, снова задам этот вопрос: ЗАЧЕМ? Какова цель раннего развития? Зачем родители стремятся отправить детей в центры раннего развития? Почему родители так пекутся о том, чтобы как можно больше всяких разных развивающих занятий было у ребенка в детском саду? История о том, что это – подготовка к взрослой жизни, меня как психолога не удовлетворяет. Раннее интеллектуальное развитие ребенка не гарантирует успеха в будущей взрослой жизни. Ребенку предстоит обучение в школе как минимум 11 лет. В ВУЗе – еще 4-6. Почему ему необходимо учиться еще и в детском саду?

Несколько лет назад моя знакомая поразила мое воображение, сообщив, что в детском саду, куда она водит дочь, детям задают домашнее задание. И она выполняет его вместе с дочерью. К 7 годам, когда у ребенка в норме должна быть сформирована готовность к школе, подразумевающая в качестве одного из критериев ЖЕЛАНИЕ УЧИТЬСЯ, ее дочь сообщила, что она и другие детки из группы в школу не хотят – там скучно, там опять надо будет учиться...

Я не знаю, появились ли у вас идеи на счет того, зачем это родителям, но вот что мне довелось наблюдать:

    Мода. Социальное сравнение. Да, зачастую причиной такой заинтересованности в раннем развитии детей является банальное желание быть лучше других родителей, ну, или, по крайней мере, не хуже. Мерилом «лучшести» или «хорошести» родителя выступает уровень интеллектуального развития или умелости ребенка. «Ах, у Петровых Петя уже в 3 года знает интегралы! А наш оболтус в 4 года 2+2 сложить не может!» «У Ивановых Ирочка в 2 года уже то-то и то-то, а наша Маша…». Ребенок здесь не выступает как индивидуальность, со своими темпами развития, своими особенностями. Он – нарциссическое продолжение родителя. И он не имеет права внешне быть хуже других.Социально-психологическая незрелость родителей. Дети-«взрослые» нужны взрослым «детям». Ребенок очень многому учится в семье. Поэтому роль родителя требует быть «старшим», быть авторитетом, брать ответственность за свои поступки и поведение младших, воспитывать. Социальная незрелость – это не та «детскость», когда родители могут играть и веселиться наравне и вместе со своими детьми. Эта детскость заканчивается, когда ситуация требует ответственного поведения. Здесь речь о той «детскости» взрослых, которые не готовы взять ответственность за детей и позволить им быть незрелыми, позволить им быть детьми. Детям нужно уделять время. Поэтому родители могут тяготиться обществом ребенка, а центры раннего развития и детские сады – это те организации, на которые можно переложить ответственность за воспитание и развитие ребенка. Это не значит, что все родители, которые отдают ребенка в детский сад – незрелые личности. Боже упаси выставлять подобные диагнозы! Да и детским садам в этом смысле порой можно поклониться – они нередко, действительно, делают для деток очень много, иногда гораздо больше, чем то, на что способны родители.Психологическая усталость родителей. Да, заниматься детьми, в том числе и собственными – большой труд. При этом заниматься собственными детьми – труд неоплачиваемый, обесцениваемый обществом, это работа, которая никогда не заканчивается. В ней нет ни выходных, ни отпуска, есть постоянная круглосуточная «вахта». Поэтому отдать ребенка в детский сад, да еще и с кучей развивающих занятий – возможность отдохнуть от такого труда. Многие мамы, выходя после «отпуска» по уходу за ребенком на работу испытывают безмерное облегчение, потому что на самом деле отдыхают на работе! В данном случае речь не идет, как выше, о незрелости родителей. Однако не стоит путать потребность в собственном отдыхе и смене деятельности, в собственном развитии, собственной социализации, собственном общении, сепарации от ребенка с необходимостью в раннем развитии для ребенка. Потребность в отдыхе – насущная потребность. Ее неудовлетворение вполне реально ведет к истощению, к эмоциональному выгоранию, если хотите. Да, сейчас выгорание стали изучать не только среди работников сферы «человек-человек», но и среди мам в отпуске по уходу за ребенком. Но это вовсе не означает, что в связи с этим ребенок должен оказаться в «развивашке» или в детском саду с бесконечным количеством «развивающих» занятий. Псевдозабота, выросшая из чувства собственной обделенности. Аргументация простая: «Я дам своему ребенку все самое лучшее, все то, чего я сам был лишен в детстве! Он получит самое лучшее образование с самого раннего возраста!» Почему же тогда «псевдозабота»? Потому что, опять же, она «растет» не из внимательного вчувствования, не из понимания особенностей и потребностей самого ребенка, а из чувства собственной обделенности и неполноценности родителя. Родитель удовлетворяет свою потребность в «нормальности» за счет ребенка.Желание контролировать ребенка. В этом желании, кажется, нет ничего преступного. Наоборот, это социально приемлемое и одобряемое поведение родителя – контролировать ребенка. Однако и здесь не обходится без подводных камней. В этой ситуации ребенок может рассматриваться как объект, который постоянно необходимо контролировать. Развивающие занятия предполагают, что во время занятия ребенок находится под неусыпным контролем педагога в деятельности, педагогом же организованной, результатом которой является нечто заранее предсказуемое, запланированное. В данном случае ребенок рассматривается как источник хаоса, не способный ни на какую самоорганизацию, с которым нельзя договориться, которому нельзя доверять. Я не говорю о том, что трехлетним детям можно позволить делать все, что им заблагорассудится. Это может быть просто опасно. Однако дети вполне могут играть в присутствии взрослых в СВОИ игры, а постепенное расширение зоны их активности и сферы их ответственности создает условия для формирования здорового ядра личности и таких свойств, как активность, инициативность, творческость, гибкость, уверенность в себе. Желая постоянно контролировать ребенка, взрослый зачастую решает проблему своего внутреннего психологического хаоса, своего собственного недоверия к себе.

 

Этот перечень психологических проблем взрослых можно было бы продолжать и дальше. Однако, очевидно, что общим для всех этих случаев является то, что родитель не может позволить ребенку проявиться. Интересно! Казалось бы, речь идет о такой замечательной тенденции в обществе – моде на раннее интеллектуальное развитие детей! Но и здесь – подвох и подводные камни. Е.О. Смирнова, доктор психологических наук, профессор, специалист в области детской психологии и психологии развития отмечает, что дети не доигравшие, дети, не научившиеся играть, лишенные игры в дошкольном возрасте, вырастают в «недозрелых» взрослых. «Kidult» («кидалт») – слово, употребляемое для таких «не выросших» взрослых-детей. И для них характерно то, что большую часть свободного времени они «играют». То есть в прямом смысле слова тратят большую часть свободного времени и средств на взрослые «игрушки» и развлечения. Это взрослые, застрявшие в детстве. И не стоит ждать, что они быстро дозреют и примутся выполнять свои социально-психологические роли и функции.

Все вышесказанное вовсе не означает, что раннее интеллектуальное развитие детей – абсолютное зло. Однако, прежде, чем отправить своего ребенка в центр раннего развития или супер развивающий садик, хорошо заглянуть чуть глубже в себя и найти истинную мотивацию, которая подталкивает к этому шагу. А также внимательно взглянуть на сам садик, их методики. Если это не связано с модой, чувством вины, комплексом неполноценности, желанием быть не хуже других, усталостью, страхом перед собственным хаосом и желанием постоянного контроля, если есть уверенность, что развитие будет не просто ранним интеллектуальным, а полноценным и гармоничным, если развивающими являются не просто отдельные занятия, а ВСЯ СРЕДА детского сада (о характеристиках развивающей среды мы поговорим в дальнейших наших публикациях), само его пространство и режим, если ребенку будет выделен большой промежуток времени для игры со сверстниками и для простого эмоционально теплого общения со взрослым, если эта РАЗВИВАЮЩАЯ СРЕДА будет создаваться и поддерживаться родителями и дома, если при всем при этом будут учтены индивидуальные особенности малышей, то идея раннего интеллектуального развития вовсе не предстает уже чем-то бессмысленным, а обретает вполне высокую ценность, адекватную однако степени своей важности и значимости в вопросе общего всестороннего гармоничного развития ребенка.

 

 

Коновальчук Анастасия,

кандидат психологических наук,

аналитический психолог,

Студия глубинной психологии «Белый лотос»

2016-08-27
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?