Развитие личности ребенка и красота: где помощь, где вред?

👁 21





Король умер, да здравствует король!

В данной главе я намерен исследовать воспитательный, или развивающий, потенциал красоты. Основные области,гдея вижу ее проявление, следующие: внешняя привлекатель­ность лица и тела;красотаокружающей обстановки – интерьера, жилища, природы, бытовых предметов и технических устройств, одежды и т.д.; духовно-нравственная красота – красота, прояв­ляющаяся в поступках, деяниях, личностных качествах, общении и т.п.; красота в изобразительном искусстве – гармония форм, красок, линий и т.д.; красота как законченность, легкость, изя­щество, совершенство, вызывающее чувство полного восторга, любого творческого продукта и профессиональной деятельно­сти. Нас интересуют все эти разновидности, но в первую оче­редь наиболее яркие претенденты на роль решающего фактора в развитии личности: изобразительное искусство,личностьи ее поступки, творчество в любом виде деятельности – науке, искус­стве, практике, любой профессиональной деятельности и т.д.

Начнем с личности. Фактически именно эта разновидность яв­ляется самым ярким претендентом. Во-первых, если мы говорим о развивающем потенциале, то духовно-нравственная красота является неким условным итогом, образцом, к которому мы бы и хотели привестиразвитиеличности ребенка. Во-вторых, боль­шинство видов творчества невозможны без личности, ее уровня, который и есть основа этой духовно-нравственной красоты, если не ее суть. Итак, развивающий потенциал духовно-нравственной или личностной красоты. Каким образом эта разновидность кра­соты могла бы обеспечить или оказать существенное влияние на развитие личности?

Кто из окружения ребенка должен ею обладать, чтобы она смогла раскрыться в полную свою силу? Допустим, это будут ро­дители ребенка. Каким образом и в какой степени их духовная красота может оказать позитивное влияние на развитие лично­сти ребенка? Испытать непосредственные впечатления о духов­ной красоте родителейребенокне в состоянии, воспринять ее он не сможет. Однако она будет влиять через личностный ресурс внутренне красивых родителей, способных на уровне здравого смысла решать многие задачи по жизнеобеспечению ребенка и даже его развитию и воспитанию. Что касается влияния лич­ностной красоты на взрослого человека, то здесь ситуация еще сложнее. Внутренняя красота – вещь не столь яркая, как внеш­няя. Для того чтобы испытать от нее впечатления, нужно и вре­мя, и соответствующая подготовка к умению ее видеть. Что же касается личностного ресурса духовно-прекрасного человека, то для того, чтобы при помощи него влиять на моральное раз­витие окружающих, нужно по меньшей мере заниматься этим влиянием. Чего внутренне прекрасный человек делать не мо­жет по причине занятости своим профессиональным трудом. Но даже если бы он занялся этим влиянием, то ожидать особого ре­зультата не пришлось бы в силу того, что это самостоятельная профессиональная деятельность, требующая не столько духов­но-нравственной красоты, сколько способностей и специальной подготовки. И практика в течение многих столетий показывает, что непосредственное влияние на подавляющеечислоокружающих оказывают люди, обладающие не столько духовно-нравственной красотой, сколько способностями к осу­ществлению влияния.

Вернемся, однако, к ребенку. Какие из пяти приведенных в главе «Эмоциональная компетентность …» факторов развития личности данный вид красоты способен активировать и в какой степени? Исключаются два фактора: различение и поиск способностей. Они требуют не столько уровня личностного развития, сколько специальной про­фессиональной подготовки. Барьерный фактор без профессио­нального управления им также в полную силу работать не будет. Оснащение в рамках возможностей родителей может играть какую-то роль, только если они не работают, и то без помощи школы и других детских учреждений их вклад в оснащение мо­жет быть сравнительно небольшим. Остается только настраи­вание, и то непрофессиональное. Что мы можем получить в ре­зультате такого влияния? Физическое здоровье, эмоциональное благополучие. В плане уровня развития личности гарантии выхо­да на Второй этап (саморазвитие, самоактуализация) этот вид красоты дать не может. Развитие во­левых качеств ребенка требует от взрослого профессиональных действий в области выставления барьеров и обучения ребенка саморегуляции. В особенности на ранних ступенях личностного развития для его успешного протекания требуется главным об­разом профессиональность в действиях взрослого, а его лич­ностное благополучие и моральные качества могут считаться лишь дополнительными факторами успеха. Та или иная степень потерь при отсутствии педагогически грамотных действий неиз­бежна. Если же встреча со способностями у ребенка не состоит­ся, то вероятность повторения духовно-нравственной красоты родителей еще больше уменьшается. В любом случае оказать положительное влияние на духовно-нравственное становление ребенка могут только два фактора – профессиональные педаго­гические действия и постоянное внимание родителей, т.е. педа­гогически грамотная семейная система воспитания. Разумеется, духовная красота родителей усилит влияние данной системы. А ее отсутствие ослабит. Но работать будет не духовно-нравственная красота родителей, а педагогически грамотная система се­мейного воспитания. Если говорить о наиболее тесном контакте красоты с эффективным развитием личности ребенка, то обна­ружить она свое влияние может в доведенном до совершенства педагогическом продукте, педагогической системе, педагогиче­ской технологии, иными словами, педагогическом шедевре. И даже в этом шедевре влиять будет в первую очередь правиль­ное понимание закономерностей личностного развития и фор­мирования личностных качеств, соответствие действий взрос­лых этим закономерностям, а не то, что эти действия доведены до совершенства и вдобавок ко всему могут называться еще и красивыми. Фактически красоту как признак педагогически гра­мотного и профессионально-совершенного продукта можно признать единственным видом красоты, более или менее тесно связанным с развитием личности. Но что в данном случае являет­ся условием успешного развития: красота или педагогика и пси­хология как направления человеческой деятельности? Таким об­разом, даже в момент самой близкой связи красоты с личностью решающим оказывается не влияние непосредственно красоты, а педагогическая грамотность, соответствие действий взрослого психологическим закономерностям развития детской личности.

Пустой спектакль не украсит сколь угодно гениальная игра ак­теров. Заурядные события не сделает значимыми никакое высо­кохудожественное и литературно-гениальное описание.

Поэтому при анализе любого фактора, так или иначе связан­ного с красотой, мы видим стержень, суть деяния, его содер­жание и доведенное до совершенной формы воплощение это­го стержня. Форма без самого стержня мертва. Стержень без формы жив. Решающим здесь оказывается не то, что наиболее адекватно можно выразить понятием «красота», но то, что обо­значается совершенно другим рядом понятий: адекватность, со­ответствие, правильность, точность и т.д. Все это тоже иногда называют красотой. Вопрос только в том, уместно ли понятие, предназначенное для одного, применять там, где принято ис­пользовать совсем другие понятия.

Итак, подведем итог по личностной или духовно-нравствен­ной красоте. Чем позднее и реже к ребенку применяются эффек­тивные педагогические действия, тем менее он доступен педа­гогическому влиянию. В конечном итоге может наступить такая ситуация,когдауже никакое педагогическое влияние не в силах будет подействовать на человека. Внутренняя или личностная красота может оказать влияние уже на взрослого состоявшего­ся человека, когда он уже способен воспринимать эту красоту, т.е. когда он уже подготовлен к этому восприятию и подготовлен не красотой, а чем-то другим. Если же человек не подготовлен к этому восприятию, то он её просто «не видит» и, соответствен­но, никакого влияния она на него оказать не в силах. Главное же позитивное влияние на развитие личности ребенка можно ожи­дать только от грамотного психолого-педагогического взаимо­действия и воплощения в жизнь профессионально подготовлен­ной программы развития личности.

Обратимся теперь к изобразительному искусству. Здесь мы ви­дим несколько моментов, связанных с красотой: красота изобра­жения, созданного художником (живописцем, скульптором, ар­хитектором и т.д.), незаурядная идея изображенного, мастерство или техническое совершенство в воплощении образа художника.

Специфичной здесь является прежде всего красота художе­ственного образа, т.е. изображения. Так или иначе этот вид кра­соты родственен любой внешней красоте: природы, человече­ского лица и тела, одежды, жилища и т.д.

Идея, воплощенная изобразительными средствами, по-видимому, может быть выражена и другими средствами. Одна­ко зрительный образ может быть неким концентратом идеи, т.е. может вносить нечто свое, облегчающее ее понимание. Идея – самое ценное, что есть в художественном образе. Вопрос лишь в том, что она есть по сути: красота ли?

Мастерство, к примеру, художника-живописца, его неожи­данные технические решения, индивидуальный стиль - все это вполне может отражать понятие красоты. Столкновение с ма­стерством художника, как и с любым другим видом совершенно­го владения профессией, может оказывать влияние, но на кого? На того, кого подготовила к этому влиянию не красота.

Остается красота образа. Что она есть по сути, если отделить образ от мастерства? Обычная внешняя красота, то же самое, что внешность, одежда, фигура и т.д. Каким образом эта красота мо­жет повлиять на развитие личности? Как и любая внешняя красо­та, она вызывает отклик Первых (восприятийный, см. ст. «Два чувства»), а не Вторых переживаний, т.е. прямого положительного влияния на развитие личности не имеет. Конечно, если красивый образ соединен с высоким исполнитель­ским мастерством или какими-то неожиданными художествен­ными средствами, он может оказать положительное влияние на человека с художественными способностями, вызвав у него желание достичь такого же совершенства в данном роде чело­веческой деятельности. Что касается влияния красивого образа на других, привлечь внимание, несомненно, он может практиче­ски у любого, но что дальше? Наверное, вызвав ощутимые поло­жительные эмоции, данный вид красоты может способствовать снятию психического напряжения, успокоению, эмоциональному отдыху, разрядке, восстановлению эмоционального баланса и т.д. Если же красивый образ выражает какую-то значимую идею, то он, несомненно, способен привлечь внимание к данной идее и придать ей какой-то дополнительный интерес. И отдых, и вни­мание к ценной идее – все это положительные свойства внешне красивого образа, но это не собственно та сила, которая движет личностью. Непосредственно внешне красивый образ, создан­ный художником, личностно-развивающей силой не обладает.

Собственно мастерство, совершенное владение чем бы то ни было, по-видимому, следует признать красотой. Но что та­кое мастерство без ценности содержания деятельности? Что такое, например, рассказ, написанный прекрасным литератур­ным языком, но не имеющий ценности содержания или еще острее - имеющий отрицательную ценность в содержании? Ка­кое личностное развитие он несет? Те же самые вопросы следу­ет задать любому виду искусства, где неизбежно отразятся все три компонента: образ, мастерство и идея. Образ имеет самое непосредственное отношение к красоте. Мастерство – также к красоте находится очень близко. Идею же, на наш взгляд, соот­носить с понятием красоты неверно. Ценность идеи измеряется точностью, соответствием, нацеленностью на решение Главной задачи (см. главу «Творчество: кому показано, кому противопоказано»). Все это совершенно другой ряд понятий, и мешать его с понятием красоты – значит создавать путаницу, вводить в заблуждение. Главный же развивающий по­тенциал содержится именно в идее, а не в мастерстве и тем бо­лее не в образе, т.е. не в красоте.

Что же тогда несет красота: позитив или негатив – и в какой степени? Красота вызывает реакцию главным образом Первой психики (подробнее в статье «Два чувства»), способствует появлению интенсивных положительных Первых переживаний, или Первого удовольствия. Что это дает? Хорошо это или плохо? Активность Первой психики - это то, что личность должна научиться контролировать. Чем больше эта ак­тивность, тем меньше развита личность. Таким образом, в слу­чае, когда красота оторвана от содержания, она не способствует развитию личности. В случае, когда красота привязана к какой-то идее, то ее роль состоит в том, что она привлекает к ней вни­мание, украшает. Развивающей личность в данном случае явля­ется идея, а не красота. Но роль красоты здесь можно считать положительной. Эта роль не является решающей. Не она делает событие, без нее можно обойтись. Но с ней легче, она помогает освоению идеи.

Красота – это не только признак искусства. В науке она также имеет место. Это и язык изложения, и все элементы оформления работы, и схемы построения доказательств, и умение выдержи­вать тему, не отвлекаясь от нее, и т.д. Это и удачное сопровожде­ние примерами и даже использование каких-то метафорических способов изложения идеи и т.д.

Главный конкурент Вторых побуждений (препятствие разви­тию личности) - привязанность, или Первые полюсные пережи­вания (статьи «Ключ…» и «Два чувства»). Тогда возникает вопрос: а при чем здесь красота? И дей­ствительно, этовопросособый. Красота и привязанность (равно Первое полюсное переживание) – это не одно и то же. Красота образа напрямую с замыканием привязанности не связана. Она часто облегчает путь к ее возникновению. Способность выде­лять среди окружающих объектов привлекательные, замыкание привязанности на привлекательных объектах показывает при­сутствие привлекательности в зоне влечений как мотивирующих объектов. Красота связана с сексуальным влечением, а реакция на красоту имеет биологическую, а не социальную природу, причем еще более древнюю, чем привязанность. Этому приводится огромное чис­ло доказательств1. Красота – один из главных стимулов возник­новения привязанности, хотя и не единственный. Множество других средств привлечения внимания также могут быть стиму­лом к ее возникновению. Привязанность является главным ман­ком современного человека. Именно привязанность, а не красо­та ведет его в сторону доминирования Первых побуждений. Но красота не стоит в ряду Вторых побуждений (связанных с мышление и осознанным поведением, подробнее в статьях «Развивающие личность эмоции», «Воля – это удовольствие», «Два чувства»). Она их вызвать не способна. А увести от них – ей по силам, потому как является она стимулом Первых, а не Вторых побуждений.

В то же время с привязанностью связана только красота-об­раз. А как же красота-мастерство? Как же красота как способ­ность к ясным и четким формулировкам?

Цена высокому мастерству равна цене идеи, которую оно во­площает. Никакое мастерство не прибавит цену идее, которая ничего не стоит. Но такое мастерство вызывает эстетическое чув­ство. Оно воспринимается как красота, вызывает эмоциональную реакцию, интерес, волнение, переживание. Все эти чувственные реакции есть не что иное, как различной интенсивности Первые аффекты, не имеющие личностно-развивающего потенциала в своем влиянии. Итог анализа – красота-мастерство без ценной идеи не способна породить Вторые переживания. Значит, она не обладает реальным развивающим влиянием на личность.

Приоритет ценности идеи не исчезает и не уменьшается в за­висимости от области жизнедеятельности человека. Идея реша­ет все как в науке, так и в искусстве. Специфическое отличие ис­кусства от науки – области, на которые они распространяются. Охват искусства по сравнению с наукой значительно уже. Область искусства – главным образом человеческие отношения. Фактиче­ски это продолжение психологии. Искусство показывает отно­шения, выделяет их, делает ценностные акценты. Оно создает обобщенные образы поведения и личности. Психология пытает­ся понять закономерности происхождения этих схем поведения.

Наиболее тесно искусство примыкает к педагогике, психоло­гии, политике и философии. Ближе всего к педагогике. Главное ее назначение настраивающее. Так же и в педагогике. Педагоги­ка работает с возрастами до 20. Искусство кроме этих возрастов обращается еще и ко всем более старшим. Специфика искусства заключатся в том, что обозначено понятием «художественное восприятие». Что это за восприятие? Это не то восприятие, ко­торое отражает действительность. Это восприятие огрубляет действительность и изменяет ее. Художественная точность или художественная правда – это не правда действительности и не объективная точность. Художественная точность заключается в том, что сохраняются векторы ценности тех или иных событий, но сами события изменяются в сторону усиления яркости зна­чимых моментов. Искусство не самодостаточно. Оно усиливает влияние тех моментов, которое заложено в других источниках. Оно понятно в контексте других источников влияния. В отрыве от них оно нуждается в расшифровке. Величие произведений ис­кусства измеряется ценой идеи, которую оно воплощает.

Если попытаться красоту из спасителей человечества пере­вести в его губители, получим ли мы доказательства этому ут­верждению? Если исходить из противоборства двух побуждений и способности красоты стимулировать возникновение Первых полюсных переживаний (главного конкурента Вторых побужде­ний), то это серьезный аргумент в пользу такого утверждения. Если отвлечение на внешнюю красоту может губить лишь от­дельные судьбы, то увлечение красивыми идеями (такие идеи были всегда, они есть и сейчас), отключающее функцию здраво­мыслия, может увлечь к погибели и все человечество.

При отсутствии данного фильтра Первых побуждений на уровне общества в целом положительное влияние красоты прак­тически полностью перечеркивается отрицательным. Поэтому на вопрос о том, имеет ли отношение к счастью красота, можно было бы ответить так. Если и имеет, то скорее отрицательное, чем положительное. Она отвлекает внимание. На нее тратятся силы, время, которое нередко оказывается роковым.

Как в таком случае следует обращаться с красотой, чтобы избежать ее отрицательного влияния? В красоте есть реаль­ная польза, человеку она нужна. Она делает уют, дает отдых и восстановление сил. В то же время в красоте есть вред, и чем меньше человек о нем знает, тем он значительнее. Серьезно­го развивающего потенциала красота в себе не содержит, т.к. стимулирует преимущественно активность Первой, а не Второй психики. И все же человеку стоит сосредоточить свое внимание не на том, как с ней расстаться, а на том, как из нее извлечь то положительное, что в ней есть.

Имеется еще одна разновидность красоты – законченность и совершенство в выражении какой-либо идеи, что придает про­дукту творчества приятный эмоциональный фон в обращении с ним. Это разновидность красоты-мастерства. В ней заключена большая сила, но не решающая. Как уже было сказано, отрыв идеи от красивой формы ее воплощения приведет к тому, что омертвеет форма. Идея же останется живой даже в более чем скромном облачении.

Ничто, кроме различения (статья «Эмоциональная компетентность …»), не может претендовать на роль, от­веденную Ф.М. Достоевским красоте. Внешнего спасителя не су­ществует ни в каком виде. Как стремление к внутреннему образу духовно прекрасного человека, построенному самостоятельно, так и как стремление следовать за кем-то духовно прекрасным, массовым двигателем развития личности стать не может. Ничто, кроме различения, не может быть двигателем развития лично­сти в массовом масштабе. Различение – единственный претен­дент на роль истинного короля в развитии личности. Конкурента у него нет. Главный минус духовно-нравственной красоты - от­сутствие фильтра Первых и Вторых побуждений. Первые побуж­дения легко могут проходить в качестве признаков духовно­-нравственной красоты.

Итак, красота не есть суть бытия человека. Как в практи­ке искусства, так и в научной практике по факту эта тенденция определилась давно (еще с Античности) и в настоящее время продолжается. Это не есть открытие, но данная глава дает до­полнительные аргументы в пользу обоснования этой тенденции. Красота не участвует в развитии личности. Напротив, она может стать препятствием к ее развитию, если становится главным по­будительным мотивом. Однако человек нуждается в красоте. Она дает отдых, способствует снятию усталости, стимулирует положительный эмоциональный фон. Если ее отрицательное влияние контролируется, от нее нет вреда. Главная опасность красоты - ее связь с Первыми полюсными переживаниями. Кра­сота привлекает внимание. На нее хочется смотреть (слушать и т.д.). Это и запускает процесс образования привязанности. До­минирование в общей мотивации переживаний привязанности делает преобладающими Первые побуждения со всеми вытека­ющими отсюда последствиями. Однако в детском возрасте воз­никновение и сохранение привязанности является абсолютно необходимым. Ее отсутствие чревато катастрофическими по­следствиями для развития личности ребенка. Детская привязан­ность дает ребенку ощущение благополучия и защиты. Однако наличие объекта привязанности и постоянный контакт с ним – это хотя и необходимый элемент, но это всего лишь хороший фон для развития личности ребенка. Само же развитие обеспе­чивается совершенно другими факторами. Все они были рассмо­трены в опубликованной ранее на сайте статье «Эмоциональная компетентность как фактор развития личности».

Литература

1Дарвин Ч. Происхождение человека и половой отбор / Пер. И. Сеченова; Издание O.H. Поповой. СПб.: Типография И.Н. Скороходова , 1896. - 446 с.

Попов Юрий
2018-06-27
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?