Само-принятие – это способность быть для себя опорой и поддержкой. 

Оно созвучно с понятием аутентичности в гештальт-терапии, которое означает соответствие себе самому и своим уникальным способностям.

Само-принятие, на мой взгляд, является источником внутренних ресурсов. Мы знаем о том, что ресурсы – это  духовная и материальная пища, необходимая нам для удовлетворения потребностей. Ресурсы разделяются на внешние, и здесь мы имеем ввиду то, что среда может предоставить в данный момент времени для удовлетворения потребностей человека.

Внутренними ресурсами в классической психологии считаются: здоровье (психическое и физическое), интеллект, волевой потенциал, характер, практические навыки человека. Когда мы обращаемся к теме внутренних ресурсов в психотерапии, то здесь речь идет еще и о таких понятиях, как: доверие к себе, осознанность, способность присутствовать в «здесь и сейчас», интерес, вдохновение, творческие идеи и так далее. Это некий внутренний источник жизненной энергии, к которому целостная личность имеет доступ.

Архетипом целостности личности Карл Юнг назвал САМОСТЬ. Самость приходит в мир первой, и на ее основе возникает Эго. Природа самости бессознательна, это символ полноты человеческого потенциала и единства личности. Это, по мнению Юнга (и я с ним солидарна), «Бог в нас». Начало нашей душевной жизни зарождается в этой точке безусловного бытия.

Современные направления практической психологии указывают на два ведущих образа самости: «Я – сам» и «Я – меня». «Я – сам» возникает в момент действия, в том числе самых первых телесных проявлений в младенчестве. Этот конструкт самости возникает в момент проявления личности в контакте со средой, в том числе с обобщенным Другим как частью среды. Внешний взгляд на себя обобщенного Другого «Я – сам» усваивает как образ самости «Я – меня». То есть «Я – сам» возникает в момент, когда я осознаю себя тем, кто сейчас что-то делает, говорит, чувствует. «Я – меня» возникает тогда, когда меня видят, замечают, признают, оценивают, любят, принимают… Или нет – не замечают, не признают, не любят.

Между образами самости постоянно происходит диалог посредством языка и социальных символов. Диалог, развернутый во времени, связанный с прошлым и будущим, с прогнозируемыми реакциями значимого и обобщенного Другого. Само-принятие может быть осознано, как убеждение в результате этого диалога в том, что я имею право БЫТЬ. Не смотря на собственный прошлый опыт и прогнозируемые реакции на мои действия, я имею право на свое уникальное место в этом мире. Я подтверждаю себе собственное бытие.

Первое подтверждение бытия мы получаем через родительские послания в младенчестве при первых наших действиях в этом мире. Данное обстоятельство тесно взаимосвязано с телесными ощущениями: объятия мамы при кормлении, хватание ручками предметов, улыбка и плач, разглядывание собственных ручек и ножек и тому подобные движения в первые полгода жизни.



При этом младенец слышит и чувствует родительские подтверждения своего бытия:

Я рад(а), что ты живой.

Ты принадлежишь нам, ты наш.

То, в чем ты нуждаешься, важно для меня.

Я рад(а), что ты – это ты. Ты можешь расти со своей скоростью.

Я люблю тебя и охотно, добровольно о тебе забочусь.

Эта стадия развития ребенка от 0 до 6 месяцев жизни так и называется – БЫТЬ.

В психотерапии мы также можем обратиться к телесности для того, чтобы восстановить этот первичный контакт с самостью, обрести голос «любящего родителя» внутри себя.

В «сердце» САМО-ПРИНЯТИЯ находится безусловное уважение  к собственному существованию. «Когда мы уважаем себя, мы как бы заявляем о своем праве БЫТЬ. Не смотря ни на что, я имею право быть, у меня есть свое место в этом мире, и никто не имеет права меня лишить этого места»  

 

Статья принадлежит мне, Емельяновой Марии. Впервые опубликована здесь: https://psy-practice.com/publications/psikhicheskoe-zdorove/samo-prinyatie_kak_istochnik_vnutrennih_resursov/

2016-12-04
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?