Сексуальность ребенка: как родители ее подавляют

👁 30

Сексуальность ребенка: как родители ее подавляют

     В позитивной психотерапии есть одна из концепций, которая называется модель для подражания, объясняющая происхождение и содержание  концепций и привычных внутренних отношений, которыми индивид руководствуется в выборе своего поведения.

     Эти концепции и отношения прививаются ребенку определенным опытом отношений и примером со стороны родителей.

     Родители, либо люди их заменяющие, являются тем самым примером, теми значимыми объектами, поведение которых является эталоном, отправной точкой, от которой мы отталкивается в познании мира и в составлении своего представления о том, как этот мир устроен.

     Когда ребенок начинает получать этот опыт,  поведение родителей, их отношение к чему либо, усваивается им бессознательно и некритично, потому что собственного опыта еще нет, либо этот опыт автономности недостаточен для того, чтобы формировать собственное отношение. 

     Такого рода познание использует не прямое научение с присущими ему атрибутами в виде контроля и поощрения или наказания, а моделирование, простую имитацию, подражание конкретным формам поведения родителей и их отношения к чему-либо. 

     Таким образом, ребенок наблюдает, имитирует, а затем интернализирует все поведенческие паттерны родителей, и их эмоциональные отношения ко всем доступным для наблюдения частям жизни и ее явлениям. 

     В отличие от того, что думают о нем родители, которые мечтают, что их ребенок многого не замечает, ребенок наблюдает за всем постоянно, записывая в свою память все, что видит, как видеорегистратор с безграничным объемом жесткого диска. За первые годы жизни он узнает и усваивает так много, как не сможет никогда потом, сколько бы он не учился и как бы ни старался.

     Сам способ познания до 5-6 лет, когда ребенок не выделяет значимой и второстепенной информации, позволяет усваивать большие массивы информации и структурировать их в представления о том, как устроен внешний и внутренний мир.

     Конечно многое из того, что ребенок запоминает, ему сначала непонятно, но это понимание приходит потом, с приобретением новых знаний, а усвоенные паттерны поведения и эмоционального отношения к разным частям жизни остаются в виде интернализированных внутренних норм.

     Одна из четырех концепций модели для подражания - это концепция «Я», которая включает в себя все представления человека о самом себе, и эмоциональные отношения к разным частям этих представлений. Важной частью этой концепции является восприятие своей телесности и отношение к ней, составляющей которой уже и является сексуальность. 

     Никто из родителей никогда не говорит ребенку: «Сынок надо быть сексуальным, надо развивать свою сексуальность, надо вот делать вот так, и вот так». Нет, так не принято в нашей культуре. В общем, скорее наоборот, секс замалчивается, тема закрывается, она табуирована, о ней не принято говорить, но каким-то образом дети все-таки свою сексуальность развивают. 

     Родители, так как они уже имеют более или менее сформированное отношение к сексу,  дают понять ребенку, который этого ещё не знает, как вообще нужно относиться к своей телесности.

     Если детям не особенно мешать, то они довольно неплохо учатся понимать как они устроены, что у них в этом теле есть такого интересного, и как можно от всего этого получать удовольствие, раз уж тебе все это досталось.

     Но взрослые обычно препятствуют этому увлекательному процессу познания и получения удовольствия, и поэтому у ребенка в какой-то момент происходит отделение просто физической нежности, которая есть в отношениях между всеми людьми, между родителями и детьми в том числе, от чего-то не очень приемлемого и принимаемого родителями, что позже получит название сексуальности. 

     Когда ребенок просто прижимается к маме, и просто получает от этого удовольствие, то по мере его роста, с течением времени, он может начать понимать, что не все из того, что он ощущает и делает на самом деле допустимо.

     И если ребенку нравится прижиматься к маме как-то очень особенно областью своих гениталий, то через какое-то время мама начинает волноваться и потихонечку от него «там» отстраняться, и, чем больше ребенок растет, тем более явно мама отвергает такого рода нежности, так что у ребенка появляется ощущение, что как-будто бы это ей не очень нравится, а поэтому и не хорошо. 

     Обычно дети неплохо адаптируются к поведению родителей и учатся пользоваться своей сексуальностью втайне от них. В таких случаях, родители бессознательно чаще всего идут на внутренний компромисс, при условии, что у них с собственной сексуальностью нет особенных конфликтов.

     И если ребенок один втайне играет со своими гениталиями, то, в общем, это как-то нормально, все в порядке, ему это нравится и хорошо, и родители чаще готовы смириться и воспринимать это спокойно.

     Но как только такого рода поведение кто-нибудь начинает замечать, на ребенка сразу начинают шикать, увещевать, а затем и вовсе ругаться или даже бить. И вот в эти моменты появляются эти классические крики: «так куда это руки полезли!?», «а ну-ка вынь руки из трусов» или вариации «так, быстро руки поверх одеяла!» и вот это все что связано с термином «мастурбация».

     Вот это и есть классические примеры того, как это самая сексуальность отграничивается от остальной телесности, и помещается в какие-то границы и рамки, если все хорошо и эти рамки есть.

     Если же все плохо, то родители пытаются донести до ребенка, что эта часть его жизни, т.е. его самого, какая-то ужасная и отвратительная. И несмотря на то, что, судя по тому, что у родителей есть дети, и они сами как-то сексом занимаются, детям в праве на то, что это хорошая часть их жизни, отказывается. 

     Поэтому сексуальность может не просто не развиваться достаточно свободно и спокойно, и не просто вводиться в определенные рамки, то есть регулироваться и дифференцироваться, а в прямом смысле подавляться. 

     Как практический специалист, я часто сталкиваюсь с клиентами, имеющими трудности в сексуальной сфере, и у которых сексуальность развита недостаточно. Это выглядит по-разному, но во взрослом возрасте всегда выражается в нелюбви к сексу, отвращении к любым его проявлениям, в неспособности получать удовольствие от своего тела и от тела партнера.

     И вот, когда мой клиент всего этого не любит, проявление сексуальности ему не доставляет никакого удовольствия, то чаще всего, пытаясь разобраться и понять как вообще такое могло произойти, я слышу разные удивительные истории из детства. 

     Истории про то,  как родители, очень часто вообще ничего не говоря про секс, умели как-то донести до ребенка свое к нему негативное отношение.

     Дети, в отличии от взрослых, очень чувствительны в эмоциональном смысле, для них важно не столько вербальное содержание сказанного, сколько его эмоциональный контекст. Это особенно важно в детстве, когда способность понимать, проводить аналогии и постигать все рационально находится в дефиците. Тогда ориентация на эмоциональный контекст опыта родителей спасает ребенка и покрывает его дефицит знаний и собственного опыта.  

     Таким образом, ребенок очень часто не улавливает рационального смысла сообщения, однако эмоциональный контекст, как радаром, им улавливается всегда. И этот радар настроен очень тонко, потому что это один из самых ценных, а иногда и единственный из доступных для ребенка, способов познавать этот мир.

     Таким образом, даже если на рациональном уровне ребенок не понимает смысла происходящего, он оценивает эмоциональный отклик родителей на то или иное событие, и затем встраивает его в свой внутренний мир и систему значимых отношений. 

     Я помню много разных ситуаций их жизни моих клиентов, связанных с их воспитанием, когда родители напрямую вербально давали понять, что все, что связано с сексом, отвратительно. 

     Но чаще это все же происходит на невербальном уровне.

     Например, одна из клиенток рассказывала, что, мама, когда мыла её в детстве, мыла её всю с обычным выражением лица, но как только доходила до гениталий, на ее лице сразу появлялась едва заметное "гадливое выражение лица". И становилось понятно, - говорит клиентка, - что я вся нормальная, а какая-то часть меня, вот эта конкретно, видимо, очень отвратительная. И, хотя мама напрямую не говорила никаких слов, я понимала что во мне есть что-то отвратительное, поэтому сама старалась вообще туда никак не лезть, потому что понимала, что «там» что-то ужасное.

     Я также помню эпизод, когда другая клиентка рассказывала, что мама, когда мыла ее в детстве, то когда она, дойдя до гениталий, с таким злобным остервенением начинала «там» тереть ее детские нежности, что девочка несколько дней потом не могла, ни сидеть толком, ни ходить, оттого, что мама все так сильно стирала. Поэтому не удивительно, что для девочки все, что связано с ее гениталиями, как она говорила «со всем тем, что у меня в трусах», было и осталось источником страданий, боли и стыда.

    Но это, все же, скорее, редкие примеры, когда подавление развития актуальной способности «сексуальность» происходит так прямо и травматично.

     Поэтому родителям так полезно иметь свое собственное, правильно сформированное, отношение к сексуальности, понимать ее значение с жизни ребенка, а также быть внимательным к своим реакциям на проявление ребенком его развивающейся сексуальности.

2013-05-08
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?