Скажите, разве это нормально быть таким?!



Как же часто с большим сожалением я слышу о ненормальном поведении, чувствах, желаниях, проявлениях. Может ли быть все это ненормальным, неадекватным? Давайте попробуем разобраться.

Детская история гласит: когда я проявлял нечто (в разных историях это нечто естественно варьируется от полной незаметности до яркой истероидности), то меня принимали, замечали, хвалили, любили, а когда – нечто другое (злость, возмущение, грусть, нуждаемость, боль), то меня отвергали или наказывали. И значит все просто: если я продолжу проявляться таким, каким меня принимали, то меня будут и дальше любить.

Но из психики невозможно удалить набор базовых функций в виде чувств, а отрицать или избегать их можно. Так работают защитные механизмы. Человек пытается избавиться от своей злости (и себя злящегося заодно). Чувство маркируется, как плохое, ненужное, вредное, ненормальное. В общем такое, каким чувствовал себя ребенок при реакции родителей на появление этого чувства.

И это вполне понятно, так как в детстве отвержение – это угроза выживанию. Поэтому, находясь в той ситуации, в той среде, в детском возрасте совершенно адекватно эти чувства прятать!

В какой момент адекватность превращается в неадекватность? Когда контакт с реальностью подменяется контактом с прошлым опытом. Мгновенный цикл рассуждений (вне осознавания, конечно) выглядит примерно так: я в ярости - когда я был в ярости - мама запирала меня в туалете - я мог остаться один и умереть – моя ярость может привести к моей смерти. Этот цикл становится ригидным, ярость отвергаемой.

К чему это приводит? В замкнутом цикле теряется возможность замечать, что изменилось. Например, то, что я уже не ребенок. И если меня отвергли, то я могу уйти (в детстве не мог), и разрушусь от этого. Или то, что не проявлять ярость (печаль, страх) в данный момент опаснее, чем проявлять их. Непроявленная эмоция остается в виде мышечного зажима, а становясь хроническим, превращается в симптом.

В переполненности прошлым опытом теряется гибкость. А вместе с тем возможность получать и присваивать опыт новый.

Неадекватных эмоций и поведения не бывает, они бывают лишь не соответствующими контексту, не адаптивными в данный конкретный момент времени в конкретной ситуации. И психотерапия является хорошим инструментом в том, чтобы реанимировать эти связи, разрывать цикл остановленных эмоций, восстанавливать контакт с миром. В психотерапии прежний опыт потихоньку начинает сдавать позиции. Это непростой и очень медленный процесс. Представьте, что на одной чаше весов все ситуации, которые сформировали такое поведение сейчас. И тогда есть два пути, и они оба используются в психотерапии параллельно. Это рассматривание этих ситуаций более пристально, и проживание остановленных чувств в безопасном терапевтическом пространстве. И наполнение второй часы весов отношениями с терапевтом. Когда они хотя бы уравниваются, в жизнь клиента возвращается гибкость и спонтанность.

Почему очень сложно изменить этот процесс без терапии? Потому что в новых отношениях (даже если они очень поддерживающие) включаются старые паттерны поведения, с той чаши весов, которая перевешивает. И тогда отношения перестают быть поддерживающими, а периодически повторяют все тот же детский опыт. В терапии это тоже неизбежно происходит, и задача терапевта делать скрытое явным, разделять прошлое и настоящее, оставаться в отношениях в той точке предъявления клиента, когда все остальные уходят. Именно это создает ту безопасность, которой либо никогда не было в жизни клиента, либо она была ненадежной.

За спонтанностью и живостью часто стоит тяжелый труд. Через боль, ужас, стыд, вину человек двигается к полноте жизни. И на этом пути нет короткой дороге под названием «возьми себя в руки». К сожалению. Или к счастью.

2017-02-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?