СКАЗКА О ДЗЕНЕ (СКАЗКА О ДЕНЬГАХ)

Вы задумывались когда-нибудь о том, где живут деньги? Как они выглядят на самом деле? Что они любят? И, что им нравиться делать? Я раньше не думала, но вот, что мне поведал мой крылатый Ангел.

Знакомство
Это было очень давно, когда еще не было мегаполисов, а люди жили в небольших деревеньках.
В одном домике на краю одной из таких деревенек жила семья. Папа, Мама и двое ребятишек семи и пяти лет – брат и сестра. Жили они не богато в отношении денег, но очень любили друг друга, и это дарило им не материальное богатство. В один из самых обычных дней мама и папа ушли на работу, а брат с сестрой остались дома. Это был летний день, солнышко светило в окно, а облака, словно по чьему-то сценарию, сменяли причудливые формы. Дети с любопытством наблюдали за происходящим и доедали овсяную кашу, приготовленную заботливой мамой.
-Тук-тук, – послышалось из дальнего угла кухни. Но дети были так увлечены небесными образами, что не обратили на это никакого внимания. Перед взором маленькой девочки возникали мишки, цветы и зайчата, перед взором брата из облаков слагались корабли, пираты и моря. Малышка при этом бурно комментировала свои картинки.
- Тук-тук, - звук послышался более отчетливо…
- Слышишь? – вопросил брат – Тсс…, - он одернул сестру за рукав, привлекая ее внимание.
- Что? – возмутилась она, - Там же мишки…, - сказала сестренка уже мягче, и перевела взгляд на небо.
- Ты ничего не слышишь? Ну, там за печкой?
- Я ничего, не слы…
- Тук-тук, тук-тук, - раздалось еще громче.
- Пошли! Посмотрим! – брат слез с канапа, и направился по направлению к печи, ухватил сестренку за руку, и потащил за собой.
- Иду я, иду, - малышка поспешно надела вязаные тапочки в виде озорных котят.
- Кто тут? – мальчик остановился возле белой красивой печи, из которой совсем недавно они вынимали теплую кашу.
За печкой кто-то явно был, но как только ребята подошли ближе этот кто-то затих.
- Апчхи…- донеслось из-за угла печки.
- Кто-то заболел…? - сестренка уставилась на угол. Как же она любила лечить: все игрушки, их пес Одиссей, ну и, конечно же, соседский кот Одуванчик. Хотя Одуванчик «болел» реже остальных, потому как, после принудительного и тщательного лечения он выздоравливал надолго, не появляясь в поле зрения маленького доктора.
- Не заболел, просто пыльно, - донеслось из-за угла чуть слышно. Голос был мягкий и вкрадчивый.
- Не заболел… - разочарованно сказала малышка, - А, ты кто? А, он кто? – второй вопрос адресовался брату.
- Не знаю… Давай, ближе подойдем, - брат сделал несколько шагов по направлению к углу печки. – Идем же, - и он махнул рукой, приглашая сестру последовать за ним. Вдруг за углом раздался шорох и грохот, кто-то явно не хотел, чтобы его увидели, и впопыхах забираясь подальше в угол, уронил чугунок.
- Ой… - раздался уже знакомый голос, - Ой, ой…
- Ну, вот теперь, ты точно заболел. Я тебя вылечу! – малышка ринулась к углу и попыталась протиснуться между стеной дома и печью. – Мне до тебя не добраться…, - дух спасителя был силен в маленькой девочке, и она не отступилась перед, казалось бы, не разрешимой задачей. Она протянула правую руку, и начала быстрыми движениями искать заинтересовавший ее объект.
- Ну что там? – поинтересовался брат.
- Пока никак… - она продолжала упорно махать рукой, а тем временем тот, кого хотели найти забирался все дальше и дальше вглубь, шумно карабкаясь по щепкам от дров, и по обрывкам бумаги, которыми растапливали печь.
- Поймала! Я его поймала! – грохот за печкой стал еще сильнее. Тот, кого хотели полечить, забивался в угол дальше и дальше, но, селяви, его поймали.
- Здорово! Тащи его! – брат подошел ближе к сестре, и был наготове, на тот случай если этот неизвестный попытается сбежать.
- Иди сюда… - девочка крепко ухватилась за что-то теплое и пушистое, и потащила к себе. За углом по стене раздался звук скребущих коготков… - Не бойся пушистик! – с этими словами девчушка ловко вытащила неизвестное существо на свет в клубе сизого дыма.
- Апчхи – снова издал Незнакомец, и жалобно посмотрел на свой хвост, за который его вытащили из укрытия.
- Будь здоров! – сказала малышка, не разжимая кулачок, в котором находился вышеупомянутый хвост.
- Не разговаривай с ним! – сказал брат, и встал возле сестры, пристально вглядываясь в клуб дыма. – Вдруг он опасен?
- Спасибо! – пробормотал Незнакомец, отряхивая с себя пыль и садясь на задние лапки. – Отпусти меня, мне больно… - незнакомец несколько раз одернул хвост к себе, но безуспешно.
- Прости, пушистик! – девчушка разжала кулачок, и со всей силой прижала чумазенького незнакомца к себе. Любая попытка шелохнуться была бы безрезультатной, но Незнакомец даже не пытался, его пушистое тело негой растеклось в объятьях малышки.
- Но, кто ты? – брат присел рядом на корточки.
- Меня зовут Дзень, - представился незнакомец, оставаясь в объятиях.
- Меня Матвей, - мальчуган протянул руку для знакомства.
- Очень приятно, - Дзень пожал протянутую ему руку, и поспешил вернуться в теплые объятья девочки.
- А меня Настя, - малышка прижала Дзеня крепко-крепко, и поцеловала.
- Откуда ты пришел? Почему я не видел тебя раньше? – Матвей старался лучше узнать и разглядеть своего гостя.
- Я всегда был здесь. Я здесь живу.
- Живешь здесь? – маленькая Настя многозначительно посмотрела на Дзеня, выпустив из объятий. – Такой пушистый и скрывал себя от меня???

Угощение
Дзень улыбнулся, и сел поудобнее напротив обоих ребят. Брат с сестрой начали пристально разглядывать своего гостя. Такого, как он они еще не встречали. Небольшого роста, примерно сантиметров восемьдесят, тело покрыто густым темно-серым мехом, четыре лапы и длинный хвост. Еще имелись небольшие ушки, по форме напоминающие кошачьи, но больше по размеру. На выразительной и доброй мордочке красовались глаза изумрудного цвета, тоже напоминающие кошачьи. А, вот розовый носик смахивал на летучую мышь и небольшой рот, который в эту самую минуту растянулся в изумительной улыбке.
- Ты красивый! – Настя прикоснулась рукой к кончику хвоста.
- А почему, мы не видели тебя раньше? – Матвей был рад встрече с таким гостем. От него исходила какая-то необычная энергетика и сила, которую мальчик ощущал только от одного человека – от своего отца.
- А я не показывался. Меня не хотели видеть долгое время… - Дзень тяжело вздохнул.
- Почему? – Настя подсела к нему поближе и, наклонив голову в бок, начала рассматривать его причудливые черты.
- Это все сложно, хотя нет, все очень просто, но почему-то усложняется… - Дзень потер нос лапой, и снова тяжело вздохнул.
- Кем усложняется? – Матвей, словно поддерживая значимость сказанного, сделал аналогичный жест рукой.
- Людьми… - Дзень опустил голову и потупил взгляд в пол. – Бывает, я подолгу сижу где-нибудь за печкой, или в подполье. Как-то просидел три поколения подряд, почти сто лет… И вот сейчас, уже лет двадцать пять не показывался…
- Ты же, наверное, голодный совсем, - спохватился Матвей и быстро вскочил на ноги. Дзень замотал головой в знак согласия. – Каши хочешь?
- Хочу… - Дзень посмотрел на мальчика огромными изумрудными глазами, они даже блестели как настоящие изумруды. Только, это был необычный блеск – это был блеск по доброму и отзывчивому сердцу…
- Конечно же! Сейчас! – к брату подскочила малышка. – Она, еще, теплая!
Матвей аккуратно достал чугунок из печи. В нем была, та самая, теплая и ароматная каша, которую утром приготовили заботливые руки мамы, и которую совсем недавно ели дети.
- Прошу к столу! – сказала Настя, поправляя свое розовое платьице. – Но, вначале всем мыть руки и лапы!
- Спасибо! Я с удовольствием! – Дзень подбежал к умывальнику, но лишь его нос мог достать до тазика, который был предназначен для мытья рук. Он несколько раз подпрыгнул, но до рукомойника так и не дотянулся.
- Вот, держи… - Матвей, быстро сориентировавшись, подставил табурет.
- Благодарю! – Дзень ловко вскарабкался на табурет и подставил лапки под струю воды. – И мыло есть! Я люблю мыло! А какое оно ароматное! – Дзень щедро намылил лапы, поднес их к носу и вдохнул сладкий аромат.
- Заметь, оно с утятами! – сказала довольная Настя.
- Да, я заметил! – Дзень улыбнулся, сполоснул лапы водой и слез с табурета. Процедуру с мытьем рук повторил Матвей. Настя повторила процедуру, включая табурет.
- Садись! Куда ты хочешь? Можно на канап или вот на стул, который напротив, - Матвей выдвинул стул.
- Я на стул, а вы на канап. Я так вас видеть могу, сразу обоих! – Дзень сел на стул. Перед его взором, на столе, стояла тарелка и чугунок с кашей. Он терпеливо ждал, пока Матвей разливает кашу на троих. С тарелки пошел пар, он коснулся кончика носа Дзеня и наполнил его ароматом теплой заботы. - Мммм… какой дивный аромат! Приятного аппетита! – он взял ложку в левую лапку, зачерпнул кашу и принялся быстро, ее есть.
- Приятного аппетита! – Матвей и Настя с любопытством смотрели на своего гостя. Они были очарованы им и его манерами, и удивлены тем какой он голодный. Матвей подлил ему еще каши, потом еще и еще, пока она не закончилась.
- Ты совсем ничегошеньки не кушал? – спросила Настя, поднеся ко рту первую ложку.
- Кушал, но, чтобы так к столу, да еще такую вкусную кашу, с такой любовью приготовленную… Давно такую не ел… - Дзень слизнул капельку каши со стола – А вы? Вы ничего не съели?
- Мы недавно ели… А хочешь мою порцию? – Матвей поднес свою тарелку к тарелке Дзеня.
- Нет, нет, не надо – Дзень начал отмахиваться.
- Возьми, тебе нужнее… - Матвей перелил кашу.
- И мою, тоже, возьми… - Настя протянула тарелку брату, и он доверху наполнил тарелку Дзеня.
- А как же вы? – Дзень был очень тронут таким поступком детей.
- У нас белый хлеб есть еще, и мед с вареньем. Нам всем хватит! – Матвей добродушно улыбнулся и пошел обратно к печи, откуда достал круглый белый хлеб. На пути обратно, из шкафа достал банки с медом и земляничным вареньем.
- Ох, спасибо вам большое! Какие же вы добрые! Поэтому я сегодня здесь с вами! – когда Матвей вернулся, секунд через тридцать, Дзень долизывал кашу со своей тарелки.
- Хлеб будешь? Мы его с мамой вчера испекли! – Настя оторвала большой ломоть и протянула Дзеню. Он покачал головой в знак согласия.
- Ах, какой хлеб! – Дзень отломал кусочек и вдохнул аромат.
- Сейчас, я самовар поставлю. – Матвей чувствовал себя настоящим хозяином, угощающим своими дарами очень желанного гостя.
- Пока греется чай, расскажи, почему же ты так долго не выходил, а сегодня дал о себе знать? – Матвей присел рядом с сестрой.
- Время пришло! Ваше время! – Дзень многозначительно посмотрел на брата и сестру.

Рассказ Дзеня
- Наше время? – удивился Матвей – Что ты имеешь в виду?
- Сейчас все вам расскажу! – Дзень поерзал на стуле усаживаясь поудобнее. Самовар, как раз, вскипел. И вот уже в красивых глиняных кружках, которые Матвей расписывал вручную совместно с отцом, был налит чай с лесными травами. В блюдцах были налиты мед и варенье, и большой белый хлеб, словно солнышко, разместился в центре. И, Дзень начал свой рассказ.
- Я ведь на самом деле всегда с вами был, и с вашими родителями, и с родителями ваших родителей…
- Не понимаю, как так? – Матвей вопросительно посмотрел на Дзеня, потом на сестру.
- Я, вообще, ничего не понимаю. – Настя развела руками, а затем подперла ими подбородок, что означало «ничего не понимаю, но готова тебя слушать».
- Я сейчас с самого начала начну. Я волнуюсь очень. Редко я, вот так, рассказываю. Сейчас, все поймете. С чего бы начать… Вот, нашел… – Дзень поднял указательный палец вверх. – В нашем мире существует много энергий, ну это что-то типа скопления частиц по-научному. И есть среди этих энергий – денежная. Это в общем, а я и есть одна из таких частиц… много нас. Ну, так вот. Каждая такая частичка дана каждому роду человеческому, и из поколения в поколение переходит с ними. Только вот каждое поколение свой урок несет, и человек в нем свою задачу выполняет, ту, что Творцом-отцом предписана. И каждый по-своему ее выполнять начинает, некоторые не прислушиваются к себе, и путаться начинают. А мы что? Если не по своему пути идешь, так и с нами не по пути значится…
- А мы это кто? – Матвей пытался уследить за логической цепочкой мыслей Дзеня.
- Запутал вас, да? Мы – это деньги, ну частички Энергии денежной. Я вот за вашим родом закреплен по отцовской линии. Мы все по линии отца передаемся. У мам, там своих Энергий много. Так, о чем это я? А, ну вот, люди-то по разному себя проявляют, и по отношению к деньгам у них отношение разное.
- А почему у какого-то много денег, а у кого-то совсем их нет? Вот в семье, где Одуванчик живет много денег, а у девочки напротив их мало, она мне всегда так говорит. – Настя рассуждала как взрослая, да, дети часто отличаются прозорливостью.
- Все из-за семейных установок на счет денег. Вот, понимаешь, некоторые считают, что мы грязные. А знаешь, как обидно. Да и как тут грязным не станешь, если они у себя в доме не убираются? Покрываешься слоем пыли и обиды и сидишь себе в уголке, ждешь…, а вдруг, вот кто-нибудь чаем возьмет и угостит, - с этими словами Дзень отхлебнул глоток вкусного чая и откусил кусочек хлеба с медом. – Так нет же, они только ворчат и ругают, не узнав, какой ты на самом деле. Или вот еще, считают, что деньги зарабатываются тяжелым трудом. Мы к ним приближаемся, а они от нас отпихиваются. Дескать, пока не тяжело денег быть не может. Не верят в нас. А, потом, когда им становятся тяжело, начинают нас ругать, что силы и здоровье у них отбираем. И, пади разберись, чего они на самом деле хотят. Ну, в итоге, мы в их картине мира, как возможные, вообще перестаем существовать. Но бывает и по-другому, некоторые только о нас и говорят: «Хочу денег, Я мечтаю только о деньгах, Были бы деньги, и остальное приложится». Говорят, то говорят, а делают не понятно что, если вообще что-то делают. А ведь ничего к нам не приложится, это мы прилагаемся к человеку. А бывает, нас своей любовью окружают чрезмерно. Все свое внимание нам уделяют, ни друзья не нужны, ни семья… боязно становиться… Вот сядешь напротив человека и думаешь, чего же ты своей любовью так распоряжаешься? Не правильно это, по задумке не правильно… А он смотрит на тебя в упор, а ведь не видит, ни поздоровается, ни позаботится… А если бы мог о нас заботится, так и семья и друзья были бы у него изначально, а так как-то криво получается. Вот и бегают за нами всю свою жизнь, нет бы за собой бежать, за велением своего сердца, а они за нами… А жизнь так и проходит, и чего же хотят на самом деле, они так и не понимают… Досадно как-то становится...
Дзень затих и отставил кружку в сторону, шмыгнув носом, он взглянул на ребят.
- А чего ТЕБЕ хочется? – Матвей подошел к Дзеню и обнял его за шею.
- Как же здорово, что есть такие как вы! Которые искренние, которые всамделишные, которые любят по-настоящему, - Дзень прильнул к груди Матвея. Ему было очень тепло и хорошо. Он знал, что все, что поведал и поведает ребятам, будет не напрасно. Он был счастлив от того, что дождался тех, кто полюбит его по-настоящему, такого, какой он есть, любящего душистое мыло, овсяную кашу, искренность и заботу!

В течение последующих трех месяцев ребята общались с Дзенем каждый день. За это время они очень подружились. Дзеня даже представили маме и папе, как нового друга. На удивление и на радость мама и папа восприняли его, как кота большого размера, и складывалось впечатление, что они его знали давно, просто он уходил погулять, а сейчас вернулся домой. Дзень ни капельки не возражал, что мама и папа подзывали его «кис-кис», и чесали за ушком. Он с удовольствием принимал их ухаживания и взамен дарил им ласку и урчание. Мастер класс по профессиональному урчанию он взял у Одуванчика, соседского кота, который с удовольствием обучил его этой кошачьей премудрости.
За эти три месяца существенно выросли продажи глиняных изделий, которые вручную расписывали Матвей с папой. Да, раньше их творения имели спрос, но вот сейчас постоянных покупателей стало намного больше. Папа, даже договорился о поставках изделий в центральную провинцию. Работы у них прибавилось, но она приносила такое удовольствие, что стала восприниматься как любимое занятие. К тому же за этим занятием вся семья собиралась вместе, и было так благостно на душе!

2016-08-08
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?