Слово лечит!

👁 39

 

Слово – это неоценимый дар,
который дала нам щедрая природа.
Велика его убеждающая и лечебная сила.
А в гипнозе – в 100 раз выше!

народный врач СССР А.Р. Довженко

Ведущим инструментом в работе психолога, психотерапевта является слово, речь. Речевое психотерапевтическое воздействие в форме внушения, убеждения или разъяснения, оказываемое на человека, находящегося в гипнотическом или бодрственном состоянии, затрагивает все области его психической сферы (когнитивную, эмоциональную, поведенческую) и открывает путь к перестройке физиологических процессов нервной системы - к нормализации ее деятельности и актуализации необходимых для лечения внутренних ресурсов организма.

 

Экскурс в донаучный период

На протяжении предшествующих эпох люди верили в исцеляющую силу слова, о чем свидетельствуют древние папирусы, средневековые манускрипты, берестяные грамоты, этнографические записи, в которых сохранились лечебные молитвы, заговоры, а также руководства к их применению.

С давних времен известно, что одним лишь только словесным воздействием можно вызвать сильнейшую эмоциональную реакцию, которая оставит свой след на всей последующей жизни и деятельности человека. Недаром один поэт сказал: "Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести".

В одном из древнейших папирусов (XVI в. до н. э.), найденном в Египте в 1873 году немецким археологом Георгом Эберсом, написано: "Есть слова, которые надо произносить четко, повторять так часто, как только это возможно, прикладывая лекарства к больным местам, чтобы уничтожить поразившее их страдание". Далее по тексту следует утверждение о том, что заклинания благотворны в сопровождении лекарств, а лекарства благотворны в сопровождении заклинаний.

Из Древней Греции до нас дошла такая легенда. Во время Второй Мессенской войны (ок. 645 г. до н. э.) спартанцам пришлось столкнуться с сильным противником. Воины сражались храбро, но силы их были уже на исходе. Тогда вожди Спарты, чувствуя, что одним им не устоять, обратились за помощью к Афинам. И Афины дали ответ. Но спартанцы увидели в своем боевом стане не отряд новых воинов, не могучего полководца, не смертоносное оружие. К ним пришел хромой учитель, поэт Тиртей. Его оружием были не секира и щит, а слово и песня. Воины было приняли это за насмешку, но вскоре дело обернулось иначе. Своими песнями он так вдохновил войска, что те, смело ринувшись в бой, наголову разбили врага.

Об исцеляющей силе заговорного слова знали и на Руси. В старые времена знахари-колдуны при лечении больных широко практиковали "заповедные слова" от боли, лихорадки, "сглаза" и пр. болезней, явных и мнимых. Например, кровотечение в середине XIX века заговаривали так: "На море на океане, на острове на Буяне лежит камень, на том камне сидела Пресвятая Богородица, держала в руке иглу золотую, вдевала нитку шелковую, зашивала рану кровавую. Тебе, рана, не болеть и тебе, кровь, не бежать. Аминь".

Отметим, что многие фольклорные образчики, сложенные в подобном ключе, дожили и до наших дней. Сохранившиеся тексты представляют известный интерес не только для историков, этнографов и филологов, но и для психологов, психотерапевтов и психолингвистов, поскольку они являются примерами суггестивных формул, применяемых в терапии представителями других культур.

 

Гипнотизм и начало научного периода

Русский писатель, исследователь фольклора и военный врач В.И. Даль сказал: "С языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека – это видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом".

Но что же представляет собой эта связь?

Что есть слово для человека и как проникнуть в суть механизмов его действия?

В прошлые времена люди понимали влияние речи буквально, связывая его со сверхъестественными божественными силами. Научное изучение словесного воздействия на человека началось на рубеже XVIII-XIX веков в Европе.

Пионерами в этой области стали маркиз Amand de Puysegur (Франция), аббат Faria (Португалия, Франция), офтальмолог James Braid (Англия). Позже, посредством многолетних трудов французских врачей Jean-Martin Charcot, Ambroise-Auguste Liebeault и Hippolyte Bernheim, данная тема привлекла внимание мировой медицинской и психологической общественности.

Основываясь на трудах Дж. Брейда, А.О. Льебо разработал собственные методы гипнотерапии, в которых ведущая роль отводилась фактору суггестии (лат. suggestio – внушение, совет, предложение). Ему удалось добиться значительных успехов в своем деле, вследствие чего он приобрел широкую известность. Вскоре к его работе присоединился И. Бернгейм, совместно с которым они создали психотерапевтическую школу в городе Нанси (т.н. "Нансийская школа гипноза" или "школа внушения"), где со своими коллегами ученые продолжили экспериментальную и терапевтическую практику.В 1880-х годах И. Бернгейм разработал т.н. "доктрину суггестии", которая, по мнению современного американского исследователя гипнотизма А. Вейценхоффера, стала фундаментом гипнологии всего XX столетия.

Благодаря исследовательской и общественной деятельности Ж.-М. Шарко, Французская академия наук в 1882 году официально признала гипнотическое внушение лечебным средством.

Период с 1880 по 1890 год вошел в историю как "Золотой век гипнотизма", поскольку именно тогда были сделаны основные открытия в этой области и накоплен значительный эмпирический материал в экспериментальной и терапевтической практике.

Ведущие ученые умы того времени не обошли своим вниманием гипнотизм, среди них: Auguste-Henri Forel, Sigmund Freud, Rudolf Heidenhain, Pierre Janet, Richard von Krafft-Ebing, Leopold Löwenfeld, Albert Moll, Théodule Ribot, Charles Robert Richet, Wilhelm Wundt.

Гипнотерапия первой оформилась в качестве психотерапевтического метода и впоследствии именно она дала начало другим направлениям, в частности рациональной психотерапии П.Ш. Дюбуа и психоанализу З. Фрейда.

 

Рациональная психотерапия Дюбуа

В 1904 году в свет вышла книга швейцарского врача, психолога Paul Charles Dubois "Психоневрозы и их психическое лечение", в которой он предложил свой лечебный метод, названный им – рациональная (лат. ratio – разум, умозаключение) психотерапия.

Он противопоставил свой подход гипносуггестивному, в котором ведущая терапевтическая роль отведена внушению, и вывел на первый план убеждение и разъяснение: "Рациональной психотерапией я называю ту, которая имеет своей целью действовать на мир представлений пациента непосредственно и именно путем убедительной диалектики".

Поясним, что под термином "внушение" здесь понимается такое речевое воздействие, которое несет ту или иную информацию в психическую сферу человека, минуя барьеры критики, тогда как убеждение (разъяснение) адресовано сознанию и логике, а метод П.Ш. Дюбуа представляет собой сократический диалог.

Автор ожесточенно критиковал суггестивный метод, даже называл его "варварским", и в ответ получал такой же шквал критики относительно своего рационального "морализаторского" метода, в частности со стороны представителей "старой школы" Л. Левенфельда, П. Жане и О. Фореля. Отголоски той баталии слышны до сих пор, несмотря на то, что более поздними исследованиями было достоверно установлено, что «в самом убеждении и разъяснении уже скрыто внушение» прямое или косвенное, а внушение, в свою очередь, может иметь форму убеждения. Так, к примеру, заявление разъяснительного характера, сделанное авторитетным врачом, оказывает суггестивное действие на пациента.

Однако, несмотря ни на что, метод П.Ш. Дюбуа занял свое законное место, став прочным камнем в фундаменте мировой психотерапии. Сегодня он применяется как в качестве самостоятельного терапевтического средства, так и в сочетании с другими.

 

Пионеры нашего отечества

В царской России последней четверти XIX столетия на изучение словесного лечения направили свои умы выдающиеся врачи: В.М. Бехтерев, Я.А. Боткин, В.Я. Данилевский, князь И.Р. Тарханов, А.А. Токарский.

Князь И.Р. Тарханов был одним из первых исследователей гипнотического внушения в нашем отечестве. Его книга "Гипнотизм, внушение и чтение мыслей" (1886 г.) вызвала широкий научный и общественный интерес и выдержала несколько изданий в России и Франции.

Врачом Я.А. Боткиным исследовались общие принципы психотерапии и рассматривалась роль внушения в воспитании детей. Им были разработаны методы гипносуггестивного лечения ряда заболеваний, в т.ч. химических зависимостей. Он также поднял вопрос о применении гипнотизма в гинекологии, в частности рассмотрел клинические случаи обезболивания родов с помощью самовнушения и внушения наяву (внушение без погружения в гипнотическое состояние).

Систематическим изучением вопросов терапевтического применения внушения занимался доктор медицины, психолог А.А. Токарский. В своей брошюре 1889 года "К вопросу о вредном влиянии гипнотизирования" он подробно изложил меры предосторожности, которые необходимо соблюдать при работе с лечебным словом и привел перечень показаний и противопоказаний к его применению.

А.А. Токарским была разработана общая стратегия психотерапии, заключавшаяся в том, что лечение следует начинать с ликвидации наиболее легких и наименее стабильных симптомов и постепенно, по мере повышения внушаемости больного, переходить к снятию наиболее стойких и тяжких явлений.

Его рекомендации относительно построения формул внушения не потеряли своей актуальности до сих пор: "Что касается содержания внушения, то оно может иметь характер общий и частный. Внушение должно носить смысл утверждения выздоровления вообще, и частное внушение относительно симптомов должно присоединяться к первому как его следствие. Такое сочетание общих и частных внушений я считаю обязательным, даже для тех случаев, где результат достигается только симптоматический. Там, где применяются одни только частные внушения, легко появляются заменительные расстройства и болезнь начинает, так сказать, бегать по организму. Внушения в своей совокупности должны представлять одно целое, взаимно дополняя друг друга; между ними не должно быть никакого противоречия, их смысл должен быть определенный и всегда должна оставаться возможность присоединять новые внушения, не отменяя старых. Внушения должны быть исполнимы при тех условиях жизни, в которых находится больной".

 

Отец русского гипноза Бехтерев

Академик В.М. Бехтерев – отец русского гипноза. Благодаря его научной и просветительской работе, психотерапия окончательно вступила в свои права в нашем отечестве, а гипноз занял твердое место в медицинской и психологической практике.

В.М. Бехтерев оставил поистине фундаментальное наследие – его перу принадлежит ряд монографий, брошюр, статей с описанием теоретических, экспериментальных и практических аспектов лечения словом. Им была тщательно исследована роль внушения в общественной жизни, осмыслены механизмы речевого психологического воздействия, расширена область терапевтического применения слова, созданы лечебные технологии (например, т.н. "триада Бехтерева" для лечения алкоголизма, сочетающая разъяснение о вреде алкоголя, внушение в гипнозе на отказ от спиртного и переход к трезвому образу жизни с дальнейшим самовнушением, утверждающим достигнутый результат).

Но главное, В.М. Бехтерев воспитал целую плеяду учеников, среди которых такие выдающиеся ученые как К.М. Дубровский, А.Г. Иванов-Смоленский, А.Ф. Лазурский, В.Н. Мясищев, К.И. Платонов.

 

Физиологическое учение Павлова

Однако, несмотря на длительную и многогранную историю изучения и применения слова как лечебного фактора, физиологические механизмы речевого воздействия на человека продолжали оставаться неизвестными.

По мнению д.м.н., врача-психотерапевта К.И. Платонова, главной причиной, препятствовавшей научному обоснованию психотерапии, являлось господствующее в те времена дуалистическое воззрение на природу человеческой личности (дихотомия "душа – тело"). Это выражалось в субъективно-психологическом понимании закономерностей психических процессов, без всякой оглядки на физиологическую основу.

И только с развитием физиологического учения академика И.П. Павлова о высшей нервной деятельности психотерапия вышла на новый путь, что сделало возможным материалистическое понимание лежащих в ее основе механизмов.

Развернутый анализ физиологических процессов, лежащих в основе гипнотического внушения, И.П. Павлов дал в 1927 году в своих «Лекциях о работе больших полушарий головного мозга». Он писал: «Среди гипнотических явлений у человека привлекает к себе особенное внимание так называемое внушение. Как понимать его физиологически? Конечно, слово для человека есть такой же реальный условный раздражитель, как и все остальные, общие у него с животными, но вместе с тем и такой многообъемлющий, как никакие другие, не идущий в этом отношении ни в какое количественное и качественное сравнение с условными раздражителями животных.

Слово, благодаря всей предшествующей жизни взрослого человека, связано со всеми внешними и внутренними раздражениями, приходящими в большие полушария, все их сигнализирует, все их заменяет и потому может вызвать все те действия, реакции организма, которые обусловливают те раздражения. Таким образом, внушение есть наиболее упрощенный типичнейший условный рефлекс человека.

Слово того, кто начинает гипнотизировать данного субъекта при известной степени развивающегося в коре полушарий торможения, концентрируя по общему закону раздражение в определенном узком районе, вызывает вместе с тем, естественно, глубокое внешнее торможение во всей остальной массе полушарий и тем самым исключает какое-либо конкурирующее воздействие всех других наличных и старых следов раздражений. Отсюда большая, почти неодолимая сила внушения как раздражителя во время гипноза и даже после него. Слово и потом, после гипноза, удерживает свое действие, оставаясь независимым от других раздражителей, неприкосновенное для них, как в момент его первоначального приложения к коре, не бывшее с ними в связи. Многообъемлемость слова делает понятным то, что внушением можно вызвать в гипнотизируемом человеке так много разнообразных действий, направленных как на внешний, так и на внутренний мир человека".

Мы видим, что, согласно учению И.П. Павлова, слова, слышимые или видимые нами – это сигналы, вызывающие условные рефлексы. Любое слово непременно отражается в нашем сознании в соответствии с тем представлением о предмете или явлении, которое оно обозначает.

Так, рассказывая собеседнику о кислом лимоне, мы вызываем у него определенный ряд ассоциаций, что приводит к непроизвольной реакции слюноотделения, происходящей и при реальном раздражении рецепторов лимонным соком.

В основе явлений внушения по И.П. Павлову лежит наличие очага возбуждения в коре больших полушарий головного мозга на фоне общего сниженного тонуса. Сила словесного воздействия определяется степенью концентрации возбуждения данного очага, проявляющегося в форме ощущения, представления, эмоции, что преимущественно зависит от содержания сказанного.

Благодаря открытию И.П. Павлова, психотерапия Советской России первой половины XX века сделала грандиозный качественный скачок. Павловские исследования заложили мощную физиологическую базу и открыли новую главу в понимании сущности психотерапии и ее возможностей.

Дальнейшее развитие идеи В.М. Бехтерева и И.П. Павлова, особенно в части их практического применения, получили в работах ученых: П.И. Буль, М.Е. Бурно, Л.Л. Васильев, И.З. Вельвовский, И.Е. Вольперт, Довженко А.Р., Дубровский К.М., Евтушенко В.Г., А.И. Захаров, В.И. Здравомыслов, Е.С. Катков, С.С. Либих, Д.В. Панков, К.И. Платонов, В.Е. Рожнов, А.М. Свядощ, А.П. Слободяник, В.М. Шкловский, ныне ставших классиками отечественной психотерапии. Ниже мы расскажем о вкладе некоторых из них.

 

Харьковская психотерапевтическая школа

В 1920 году молодой студент И.З. Вельвовский создал при Наркомздраве УССР психотерапевтический кружок и привлек к его руководству академика В.Я. Данилевского и профессора К.И. Платонова.

На базе этого кружка впоследствии была сформирована Харьковская психотерапевтическая школа, получившая широкое признание не только в СССР, но и за рубежом. Под началом К.И. Платонова в Харьковском медицинском институте в период с 1910 по 1962 год были проведены фундаментальные исследования влияния слова на физиологические процессы человеческого организма.

Монография К.И. Платонова "Слово как физиологический и лечебный фактор" (1957 г., 1962 г.) вобрала и обобщила более чем пятидесятилетний опыт исследовательской и терапевтической работы большого научного коллектива, став своего рода Библией советской психотерапии.

В развитие Харьковской психотерапевтической школы также вложили свой труд ученые: П.Я. Гальперин, Н.М. Зеленский, И.П. Истомин, Е.С. Катков, М.И. Кашпур, Л.А. Квинт, П.Л. Крючковский, З.А. Копиль-Левина, К.И. Лаврова, И.Н. Мураховская, М.Д. Трутень, Р.Я. Шлифер и др.

 

Психопрофилактика болей в родах

В 1949 году И.З. Вельвовский в сотрудничестве с К.И. Платоновым представили на обсуждение широкой медицинской общественности метод психопрофилактики болей в родах в качестве альтернативы фармакологическому обезболиванию.

Метод быстро получил широкое признание со стороны отечественных и заграничных врачей-акушеров и, по некоторым сведениям, был одобрен Папой Римским Пием XII, несмотря на то, что тот создан "безбожными коммунистами". В 1951 году французский невролог и акушер Fernand Lamaze посетил Харьков с целью изучения психопрофилактического метода и вскорости разработал на его основе программу подготовки женщин к родам, названную им "метод Ламаза".

Подробное описание метода И.З. Вельвовского – К.И. Платонова изложено в их совместной монографии "Психопрофилактика болей в родах" (1954 г.).

 

Одномоментный метод снятия заикания Дубровского

В конце 1950-х годов доктор К.М. Дубровский применил "Метод одномоментного снятия заикания", основная идея которого заключалась в преобразовании роли психотерапии из вспомогательной в ведущую при лечении логоневроза.

Он ввел в практику лечения данного заболевания методику директивного группового внушения наяву и подчеркнул значение формирования аффекта у пациентов с целью создания перелома в терапии (т.н. «разбивание очага заикания»).

К.М. Дубровский считал психотерапию сочетанием науки и искусства, тонкого искусства человековедения. Заикание он рассматривал, как проблему личности, поэтому подходил к лечению не симптоматически, занимаясь лишь только речью, а комплексно, работая над личностным преобразованием, над утверждением нового отношения к себе и другим людям.

В дальнейшем, продолжатели дела К.М. Дубровского стали крупными специалистами и разработчиками собственных методов коррекции заикания, среди них: Л.З. Андронова-Арутюнян, Б.З. Драпкин, В.Г. Евтушенко, Ю.Б. Некрасова, В.М. Шкловский.

 

Кодирование алкоголизма по Довженко

Выдающихся результатов в психотерапии алкоголизма во второй половине XX века достиг врач-психотерапевт, нарколог А.Р. Довженко. Разработанный им метод "кодирования" позволяет в кратчайший срок (за один сеанс, продолжительностью 2-2,5 часа), полностью снять болезненное влечение ко всем спиртным напиткам и создать стойкую психологическую установку на длительное воздержание от их употребления.

А.Р. Довженко понимает явление алкоголизма, прежде всего, как "результат моральной распущенности" вследствие утраты воли человеком, поэтому задачу врача видит, главным образом, в том, чтобы с помощью лечебного слова, обратившись к сохранившимся ценностям пациента, пробудить в нем стремление к полноценному образу жизни и вернуть волю к здоровью.

В его методе органично сплелись опыт народного врачевания и высокое мастерство современной психотерапии, в нем можно выделить более 40 механизмов, действующих на организм человека и его личность в целом.

Освещая ключевые аспекты кодирования, врач-психотерапевт высшей категории В.Г. Евтушенко в своей монографии "Методы современной гипнотерапии" пишет: "С помощью внушения производится психоперепрограммирование поведения человека, изменяются его убеждения и отношение к алкоголю. Вот почему после такого лечения гипнозом по методу А.Р. Довженко пациент делается сознательным и убежденным трезвенником или противокурильщиком".

Несколько более подробное описание дает д.м.н, врач-психотерапевт А.Ф. Артемчук в книге "Феномен доктора Довженко": "Метод А.Р. Довженко открыл новую эпоху в отечественной наркологии. Вслед за своими великими предшественниками – В.М. Бехтеревым, К.И. Платоновым, Александр Романович Довженко убедительно доказал целительную силу специально организованного слова, внушения, психотерапии, духовных методов лечения; еще раз обратил внимание специалистов на резервные возможности организма.

Сеанс стрессопсихотерапии по А.Р. Довженко предусматривает использование комплекса психофизиологических, психотерапевтических, гипнотических и других направленных техник, которые позволяют "перепрограммировать" измененную личность, перевести такую сложную систему как "человек" из "состояния болезни" в "состояние здоровья".

Использование метода доктора Довженко в полном объеме позволяет устранить патологическое влечение к алкоголю и, по механизмам доминанты, включить более сложные, более продуктивные жизненные программы, мобилизовать душевные силы больного и направить их на восстановление семейных и социальных связей, чувства собственной ценности и значимости".

Свой способ лечения А.Р. Довженко начал разрабатывать еще в послевоенные годы и в 1948 году был составлен его первый вариант. В течение многих лет велось совершенствование и оттачивание технологии, систематически собирались сведения о состоянии здоровья пациентов, принимавших терапию. Апробация метода, его теоретическое и научное обоснование осуществлены в 1979-80 годах в НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии им. В.П. Протопопова, а в 1984 году он был признан изобретением, запатентован и утвержден Министерством здравоохранения СССР.

В 1989 году А.Р. Довженко за свой колоссальный вклад в дело трезвости был удостоен звания Народного врача Советского Союза.

Конечно, метод доктора А.Р. Довженко не является панацеей при лечении алкоголизма, однако по эффективности и экономичности ему до сих пор нет равных. По данным д.м.н., профессора И.М. Пятницкой от 82% до 93% прошедших лечение у А.Р. Довженко бросили пить и стали полноценными людьми, а всего через легендарного доктора прошло несколько десятков тысяч человек.

Свое мастерство и знания А.Р. Довженко передал ученикам, среди которых: А.Ф. Артемчук, В.Г. Евтушенко, В.А. Елин, П.В. Задорожный, А.А. Морозов, Г.Н. Шашков, И.Ц. Эпштейн.

 

О современном состоянии вопроса

Вряд ли кого-то можно удивить утверждением о том, что нередко те или иные продукты становятся популярными и востребованными не благодаря своим уникальным качествам, а посредством стараний маркетологов, тогда как продукты, обладающие действительной ценностью, незаслуженно остаются в тени.

Сегодня предаются забвению разработки отечественных ученых и замещаются модными западными методами, нахлынувшими к нам в смутные 90-е. Много ли Вы знаете людей, которые читали нашего Павлова? Или Бехтерева? А вот, хоть одну книгу по НЛП прочел каждый второй и теперь у нас вместо условного рефлекса появился "якорь".

Существует расхожее мнение о том, что с приходом новых (неклассических) школ гипноза (Dave Elman, Milton Erickson, David Grove и др.), классический гипноз, о некоторых школах и представителях которого мы писали выше, будто бы устарел и остался в прошлом. Однако, это ошибочный взгляд. 

Классический гипноз по-прежнему продолжает применяться и развиваться, хотя и с меньшей интенсивностью нежели раньше. Выдающимся современным автором-разработчиком новых подходов в классическом гипнозе является доктор В.Г. Евтушенко. Подробно мы расскажем о нем и его методах в следующих статьях.

В наши дни существует огромное количество психотерапевтических школ и направлений. По данным Б.Д. Карвасарского на начало тысячелетия в мире насчитывалось не менее 500 сложившихся методов психотерапии, базирующихся на разных теориях и предназначенных для решения того или иного спектра задач. В большинстве случаев, делать однозначные заключения о преимуществах одних методов над другими не имеет смысла, с одной стороны, из-за различий в их предназначении, с другой, в силу зависимости результативности каждого из них от индивидуальных качеств специалиста.

Нельзя забывать о том, что многие психотерапевтические технологии требуют значительных трудовых и временных затрат на стадии их освоения (как, например, метод кодирования больных хроническим алкоголизмом доктора А.Р. Довженко), неправильное же либо неполное овладение методом неизбежно ведет к его профанации и дискредитации.

Но капиталистический рынок диктует свои условия конкурентной борьбы. В погоне за длинным рублем, встречаются специалисты, готовые активно критиковать своих "товарищей по цеху", но, при этом, почему-то забывающие о надлежащей планке качества собственной работы. Безусловно, от этого не выигрывают ни психотерапевты ни их клиенты. Стоит ли говорить о том, что подобный подход к делу не способствует развитию данной области человеческого знания в целом? Ведь в психотерапии, где ключевая роль принадлежит слову, острее чем в любой другой трудовой деятельности, важна профессиональная этика.

 

Заключение

В нашей стране принято разделять медицинскую психотерапию (собственно психотерапию, заниматься которой, согласно закону, имеет право только врач) и психологическую (психокоррекцию).

Различие психотерапии и психокоррекции заключается в теориях, на которых базируются практические методы, что, соответственно, определяет круг решаемых вопросов и подход к ним. Однако в мире продолжается дискуссия по поводу отнесения психотерапии к медицине или психологии в силу того, что границы ее до конца не определены. В некоторых европейских странах (Германия, Франция, Австрия, Швеция, Финляндия и др.) психотерапия вообще выступает в качестве отдельной профессии.

К.И. Платонов условно выделял большую и малую психотерапию. К большой он относил профессиональную психотерапию, методами которой владеют специально подготовленные специалисты. Малая же носит сопутствующий характер и в той или иной мере применяется каждым врачом, зачастую даже неосознанно. Именно последнюю имел в виду В.М. Бехтерев, утверждая, что после простого разговора с врачом больному должно стать легче.

Действию лечебного слова поддаются многие виды заболеваний и психологических нарушений. Это большинство расстройств невротического регистра, психосоматика (в т.ч. бронхиальная астма), отрицательные эмоциональные состояния, нарушения сна, химические зависимости.

Лечебное слово может также применяться и в профилактических целях для укрепления нервной системы, а также при лечении соматических заболеваний в качестве сопутствующего средства, помогающего быстрее победить болезнь и предотвратить невротическую фиксацию на симптомах. Более подробно практические аспекты психотерапии мы осветим в следующих статьях.

 

Литература:


1. Артемчук А.Ф., Абрамов Э.М. Феномен доктора Довженко. Харьков: Плеяда, 2008. - 416 с.

2. Бехтерев В.М. Внушение и его роль в общественной жизни. СПб.: Издание К.Л. Риккера, 1908. - 175 с.

3. Бехтерев В.М. Гипноз, внушение и психотерапия и их лечебное значение. СПб.: Вестник знания, 1911. - 60 с.

4. Бехтерев В.М. Лечебное значение гипноза. СПб.: Издание К.Л. Риккера, 1900. - 35 с.

5. Боткин Я.А. Гипнотизм в гинекологии и акушерстве. М.: Типо-литография В. Рихтеръ, 1897. - 39 с.

6. Буль П.И. Основы психотерапии. Л.: Медицина, 1974. 310 с.

7. Варшавский К.М. Гипносуггестивная психотерапия. Л.: Медицина, 1973. - 192 с.

8. Вельвовский И.З., Платонов К.И. [и др]. Психопрофилактика болей в родах. Л.: Медгиз, 1954. - 290 с.

9. Вольперт И.Е. Психотерапия. Л.: Медицина, 1972. - 232 с.

10. Васильев Л.Л. Таинственные явления человеческой психики. М.: ГИПЛ, 1963. - 168 с.

11. Довженко А.Р., Довженко В.Р. Тропою старых тайн. Львов: Каменяр, 1968. - 175 с.

12. Довженко А.Р. Возвращаю вас к жизни. Киев: Молодь, 1986. - 176 с.

13. Евтушенко В.Г. Методы современной гипнотерапии. М.: Психотерапия, 2010. - 384 с.

14. Евтушенко В.Г. Энциклопедия гипнотических техник. М.: Психотерапия, 2005. - 400 с.

15. Майков Л.Н. Великорусские заклинания. СПб.: Типография Майкова, 1869. - 164 с.

16. Машкин К.А. Гипнотизм в науке и за ее пределами // Символ науки. 2018. №2. С. 121-123.

17. Павлов И.П. Избранные произведения. Л.: ГИПЛ, 1951. - 582 с.

18. Павлов И.П. Лекции о работе больших полушарий головного мозга. М.: АН СССР, 1949. - 476 с.

19. Платонов К.И., Шестопал М.В. Внушение и гипноз. Кременчуг: Кремпечать, 1925. - 77 с.

20. Платонов К.И. Слово как физиологический и лечебный фактор. Вопросы теории и практики психотерапии на основе учения И.П. Павлова: монография. 3-е езд., с некоторыми доп. и изм. М.: Медгиз, 1962. - 532 с.

21. Психотерапевтическая энциклопедия / под ред. Б.Д. Карвасарского. 3 изд., доп . и перераб. СПб.: Питер, 2006. - 943 с.

22. Психотерапия в клинической практике / Вельвовский И.З. [и др.]. Киев: Здоров’я, 1984. - 160 с.

23. Пятницкая И.Н. Пить – значит не быть. М.: Сов. Россия, 1987. - 176 с.

24. Рожнов В.Е. Гипноз в медицине. М.: Медгиз, 1954. - 118с.

25. Рожнов В.Е., Рожнова М.А. Гипноз от древности до наших дней. М.: Сов. Россия, 1987. - 304 с.

26. Рожнова М.А., Рожнов В.Е. Гипноз и "чудесные исцеления". М.: Знание, 1965. - 238 с.

27. Рожнова М.А., Рожнов В.Е. Легенды и правда о гипнозе. М.: Сов. Россия, 1964. - 190 с.

28. Руководство по психотерапии / под ред. В.Е. Рожнова. М.: Медицина, 1974. 316с.

29. Свядощ А.М. Неврозы. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Медицина, 1982. - 368 с.

30. Слободяник А.П. Психотерапия. Внушение. Гипноз. Изд. 3-е, испр. и доп. Киев: Здоров’я, 1977. - 480 с.

31. Тарханов И.Р. Гипнотизм, внушение и чтение мыслей. Спб.: Издание Л.Ф. Пантелеева, 1886. - 126 с.

32. Токарев С.А. Ранние формы религии. М.: ИПЛ, 1990. - 622 с.

33. Токарский А.А. К вопросу о вредном влиянии гипнотизирования: Докл., представл. на 3 Съезде рус. врачей в С.-Петербурге 3-10 янв. 1889 г. СПб.: тип. М.М. Стасюлевича, 1889. - 46 с.

34. Тукаев Р.Д. Механизмы и методы клинической гипнотерапии. М.: Медицинское информационное агентство, 2006. - 448 с.

35. Шерток Л. Гипноз. М.: Медицина, 1992. - 224 с.

36. Шойфет М.С. Нераскрытые тайны гипноза. М.: Рипол Классик, 2006. - 608 с.

37. Элиаде М. Шаманизм. Архаические техники экстаза. М.: Академический проект, 2014. - 399 с.

38. Bernheim H. De la suggestion. Paris: Place de l'odeon, 1888. - 596 p.

39. Braid J. Neuryphnology, оr the rationale of nervous sleep, considered in relation to animal magnetism. Edinburgh: Printed By Andrew Shortrede, George IV. Bridge, 1843. - 265 p.

40. Weitzenhoffer A.M. Erickson and the unity of hypnosis // Jerusalem Lectures on Hypnosis and Hypnotherapy. Hypnosis International Monographs Number 1. Munich, 1995. P. 1-16.

 

Благодарю за внимание!

С Ув., Константин Машкин

Машкин Константин
2018-11-20
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?