Случай депрессии из практики

👁 35

Всем привет, сегодня мы разберем случай хронической депрессии, ее симптомы, причины и результаты лечения. В этом, как и во всех последующих примерах, все данные о клиенте изменены и описаны исключительно с согласия клиента.

 

Евгения, 32 года, обратилась с запросом на продолжительное подавленное состояние, сопровождающееся суицидальными мыслями. В последние три месяца Евгения практически прекратила все контакты со своими друзьями, встречи с ними были для нее неинтересны и бессмысленны. Из осложнений: бессонница, просыпалась каждое утро в 4-5 утра, ложилась после полуночи. Иногда просыпалась среди ночи от кошмара, что рядом с ней кто-то есть.

Из анализа прошлого: отец умер, когда девочке было 12 лет, в школе ее регулярно унижали одноклассники. В школе, как и в институте, имела одну подругу, с которой были выстроены очень крепкие отношения. Отношения с мужчинами не выстраивались, были несколько человек с сайтов знакомств, с которыми Евгения встречалась для занятия сексом. Братьев и сестер нет, мама воспитывала дочь самостоятельно, и они жили совместно до момента, пока Евгении не исполнилось 30 лет. Последние 6 лет работала продавцом в магазине.

Ключевые события 2-3 месяцев до обращения: разрыв отношений с единственной подругой, болезнь матери.

Анализ: ключевую роль в формировании и развитии депрессии играла мама. С ранних лет мама была всегда недовольна деятельностью дочери, любое проявление себя воспринималось критикой. Прямой агрессии и битья не было. Вся деятельность сопровождалась материнскими словами: «отчего же ты такая безрукая», «тебя лучше ни о чем не просить», «дай сюда, а то от тебя одни беды» и др. Также в поведении матери не было и принятия, как правило, она всегда была холодна по отношению к дочери. Однако, как вспоминает Евгения, когда в детстве у нее происходили радостные моменты в жизни и она испытывала радость, мама обычно начинала болеть. Болезнь требовала постоянного присутствия дочери дома. В итоге у Евгении сформировалось убеждение: Я-ничтожество. Это сопровождалось постоянным чувством вины. Усугубляющим фактором стало поведение матери, при котором она начинала болеть, когда дочь испытывала радость, поэтому у Евгении четко усвоились два убеждения:

  1. Я-ничтожество.
  2. Если я испытываю счастье, значит, кому-то (матери) будет плохо (это убеждение очень часто подкреплялось ее когнитивными искажениями типа: такого не бывает, что всегда только белые полосы; если мне хорошо, значит, кому-то на этом свете очень плохо и др.).

С двумя этими убеждениями нормально развиваться личности было просто невозможно. В школе из-за низкой самооценки ее постоянно унижали одноклассники, отпор она не могла им дать ввиду того, что боялась, что тогда ей будет хорошо, а этого допустить было нельзя.

Главной целью терапии было изменить Я-концепцию, при которой Евгения смогла бы оценивать себя, опираясь на реальность, а не на детские установки.

Из ключевых убеждений, которые необходимо было подвергнуть изменениям:

  1. «Я-ничтожество» постепенно, путем сначала переноса, а затем сократовского диалога, изменить на «Я здоровая, полноценная, уверенная в себе девушка».
  2. Если я испытываю радость, значит, делаю зло близким мне людям. Путем диспута подвергнуть сомнению, а затем убрать логическую ошибку, что, когда мне хорошо, из этого следует, что кому-то плохо.

Консультации проходили по скайпу в течение 3 месяцев с периодичностью 2 раза в неделю.

Из психоаналитических методов наиболее эффективным оказался перенос. Так как значительные изменения начали происходить, когда Евгения после двух недель совместной работы начала проявлять первые поведенческие признаки, свидетельствовавшие о желании получить внимание (удовлетворить свою травму депривации «холодной матери», что являлось одним из основополагающих в развитии концепции «Я-ничтожество»). Важным моментом было проявлять полную нейтральность при общении, так как критика могла регрессировать психику, а одобрение могло вызвать чувство подозрения в сторону терапевта (так как клиент совершенно не привык к этому) Только с этого периода можно было начать подвергать сомнению убеждения и поведение матери и приближать самооценку к реальности.

На сегодняшний день терапия продолжается. Осознание клиентом в ходе терапии влияния матери и иррациональных убеждений с их дальнейшим переосмыслением и заменой постепенно привели к снижению уровня тревоги, а также к более реальному оцениванию себя. Снижение тревоги и осознание того, что из сложившейся ситуации есть выход, привело к нормализации сна и отсутствию ночных кошмаров. Терапия продолжается, так как остается еще очень много вытесненных детских переживаний, которые не осознаются клиентом, что укрепляет старые иррациональные убеждения, но с каждым сеансом ситуация улучшается.

Харченко Иван
2018-08-10
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?