Соматическое вытеснение в телесно-ориентированной методике диагностики личности SIS Вилфреда Касселя

     Вытеснение телесного образа

     Сложности, с которыми сталкивается исследователь,  при определении валидности проективной телесно-ориентированной методики часто обусловлены тем, что иногда некоторые испытуемые с соматическими проблемами показывают снижение чувствительности как раз в тех анатомических областях, которые вызывают беспокойство. Термин “телесное вытеснение” (репрессия, подавление) относится к этому явлению.

     Существующие проективные методики, такие как тест Роршаха, обычно не содержат в своих стимулах образы с анатомическим содержанием и поэтому репрессивные механизмы, скрывающие соматические проблемы, не могут быть идентифицированы этими тестами и, соответственно, данные трудно сравнивать, так как они не представлены количественными характеристиками. Этот недостаток вносит искажения в интерпретацию результатов диагностики, и вызывает сомнения в правильности применения анатомической шкалы теста Роршаха.

     В своё время Зигмунд Фрейд наблюдал у определенной части своих пациентов некоторые затруднения,  с которыми они сталкивались при описании своих травмирующих событий в прошлом. Фрейд сначала назвал это явление сопротивлением, но в дальнейшем, став более опытным, он признал, что это было не сопротивление, а не осознаваемое пациентами вытеснение из сознания активного содержания психического образа. Травматические воспоминания исключались из сознания, потому что их репродукция сопровождалась психологическим страданием.       В своей практике применения проективных методов мы снова и снова находим новые доказательства, подтверждающие концепцию вытеснения, предложенную Зигмундом Фрейдом. Так, в экспериментах с применением гипноза Фрейд наблюдал, как обыкновенный субъективный опыт успешно вытеснял и замещал неприемлемую информацию. Чувствительный болезненный материал фактически вытеснялся из сознания.

     Экспериментальная психология накопила с того времени богатый материал в области перцепции и проекции. Особый интерес вызывает экспериментальный метод с использованием тахистоскопа, который позволяет ограничивать время демонстрации фотографий на которых изображены обычные бытовые предметы. Эта методика применяет процедуру психологического восприятия, которая по своей природе  близка к проективному тестовому методу. Вилфред Кассель наблюдая за опытами психолога-экспериментатора, использовавшего тахистоскоп для исследования  восприятия стимулов фотографий вентилятора с острыми металлические лопастями, закрытыми кожухом из сплетённого провода. Испытуемый не мог идентифицировать вентилятор, несмотря на достаточно длительное время экспозиции. Вместо вентилятора его сознание фиксировало только сплетение провода, и испытуемый последовательно идентифицировал объект, называя его “корзина”. Эта содержательная замена образа давала возможность испытуемому оставлять опасные аспекты объекта (к которым относились лопасти вентилятора) за пределами сознания, сосредоточившись только на особенностях безопасного образа (сплетенный из проволоки кожух).

     Для Касселя этот эксперимент с вентилятором был примером вытеснения, который он хотел применить в своей тестовой методике для понимания образ тела. Вдохновленный этим замечательным опытом, Кассель провел обзор литературы, в которой описывались результаты исследований с использованием тахистоскопа и нашел большое количество ссылок на подобные явления. Так, Постман и Шнейдер (Postman and Schneider) наблюдали, как некоторые испытуемые не способны были распознавать вульгарные слова, состоящие из четырех букв на тему секса и туалета. Исследователи назвали это явление “защитой восприятия”. Кассель повторил это исследование, включив несколько анатомических иллюстраций в общий список слов, обозначающих обычные бытовые объекты. В экспериментах не все испытуемые видели анатомическую структуру объектов и могли её идентифицировать. Кроме того, некоторые испытуемые, идентифицируя одни анатомические структуры, но не могли опознать другие, и время реакции на стимулы отличалось для каждой структуры. Оказалось, что некоторые испытуемые, давая задержку вербальных реакций в ответах на изображения с анатомической структурой, демонстрировали телесное вытеснение. Кассель стал усиленно изучать подобные перцептивные феномены с использованием тахистоскопа, подбирая для своего теста образы  художественного изображения анатомии. Было обнаружено, что испытуемые с хорошим физическим развитием, но имеющие психофизиологические симптомы (например, пульсирующую боль в груди), в ситуации стресса давали более длительную задержку своих реакций на анатомические картинки (Cassell and DuBoczy). Испытуемые также имели тенденцию давать неанатомические “более безопасные” ответы (например, говорили «земляника») на стимулы, содержащие образ сердца. Оказалось, что перцептивная защита при вытеснении эффективно выбирала менее угрожающие образы, вместо предлагаемых образов сердца, требующих большей эмоциональной расплаты. В результате такой экспериментальной работы Касселем были созданы многие стимулы методики SIS,  учитывающие особенности восприятия. Многие многозначные рисунки-кляксы содержат достаточно выраженную анатомическую структуру. Эти стимулы способны вызвать проективные ответы испытуемого, преодолевая репрессивную защиту и выводя на уровень перцептивного образа вытесненный материал.

     Первой структурой тела, на которую было направленно внимание Касселя, разработчика теста, была область сердца, потому что символ сердца глубоко присутствует в культуру чувств, а также потому, что понимание сердца в человеческой культуре универсально. Кассель специально проводил  исследования, в которых испытуемыми были больные с психофизиологическими симптомами болезни сердца. К его удивлению больные не всегда распознавали анатомическое содержание сердца, заложенное в стимул, несмотря на то, что оно, казалось бы,  читалось легко. В тоже время другие больные с такой же патологией показали повышенную чувствительность к сигналам сердца. Часто кардиосимптоматические испытуемые показывали биполярные ответы, как с повышением чувствительности на стимул, так и вытесняя его. Это не противоречило теории сенсибилизации  Бёрна (Byrne’s Sensitization theory), постулирующей о том, что  у испытуемых имеется тенденция отвечать на стимулы, включающие в себя аффективные состояния тревожности, как повышением чувствительности, так её снижением. Последующие исследования подтвердили наличие биполярного патерна вытеснения у пациентов, имеющих установленный кардиологический диагноз. Например, пациент  недавно до этого перенесший инфаркт миокарда, показал большое количество ответов с упоминанием сердца, содержащих в себе патологические признаки (например, “сердце, имеющее отверстие”), в сравнении с другим пациентом,  протестированным в то же самое время и с аналогичной клинической историей, который не сумел обнаружить кардиологическое содержание в стимулах. Этот испытуемый последовательно избегал ссылки на предполагаемое анатомическое содержание или заменял его другим анатомическим или не анатомическим контекстом. Однако, как сообщал Энгел (Engel), личности подобного типа могут хорошо понимать смысл “сердечной атаки”, требующий более глубокого уровня понимания.

     Проведение исследований с использованием тахистоскопа представляет собой достаточно трудоёмкую процедуру, что вызвало необходимость в разработке и использовании других методов. Кассель предложил свой проективный набор телесно-ориентированных стимулов, который каждый исследователь и практикующий психолог всегда мог бы иметь под рукой. Тест, построенный по принципу чернильных пятен Роршаха, но содержащий в стимулах соматические структуры, позволяет акцентировать внимание испытуемого преимущественно на телесных и психофизиологических проблемах и способен преодолевать перцептивныую защиту, извлекая вытесненный материал.

     Соматическое вытеснение упоминается в медицинской литературе начиная с 1885 года. Известно, что некоторые пациенты отвечают на физическую болезнь постоянным и устойчивым её отрицанием. Иосиф Бабински (Joseph Babinski), Вейнстейн и Кан (Weinstein and Kahn),  Айткин-Свон и Иссон (Aitken-Swan and Easson) и другие  описывают признаки явного отрицания, когда пациенты  заявляют, что болезненного процесса не существует, или неявным отрицанием, когда пациенты избегают обсуждать своё болезненное состояние. Так, Айткин-Свон и Иссон опросили 231 пациентов с установленным диагнозом раковая опухоль и обнаружили, что 19 % из них отрицали наличие этого заболевания. Такие же результаты получили Гилбертсон и Вангенстин (Gilbertson and Wangensteen) когда взяли для исследования выборку в 100 пациентов, страдающих раковым заболеванием, которым сообщили о серьёзности их состояния и обнаружили, что 20 % опрошенных не согласились с этим. Кардиолог Круг со своими коллегами (Croog, et al.)  получили примерно тот же самый процент отрицания при обследовании случаев инфаркта миокарда. Натан (Nathan), используя рисунки человеческих фигур, изучал феномен отрицания, и неспособность создавать образ тела девушками - подростками, имеющими искривление позвоночника, и получил аналогичные результаты. Хаккит и Кассум (Hackett and Cassum) изучали механизм отрицания, используя количественные методы оценки обнаружили, что большинство лиц, отрицающих наличие соматических проблем, имеют некоторые общие отличительные характеристики, а именно: “В дополнение к устному отрицанию опасений, пациенты также имели тенденцию минимизировать или переносить признаки на другие системы организма. Они также обыгрывали опасность, замещая угрозу другими объектами (например, объясняли всё финансовыми проблемами) или, проецируя свои опасения на другие объекты (например, “моя жена испугалась, когда узнала мой диагноз, а я нет”). Своё волнение они постоянно нейтрализовали своим демонстративно весёлым поведением, доброжелательными манерами поведения (например, ”Все мы смертны”,  “Рано или поздно, все мы там будем”). Подобное отрицание может иметь защитную функцию, например,  в  изучении случаев инфаркта миокарда на фоне коронарной недостаточности Хаккит (Hackett) сообщает, как “пациенты, которые наиболее активно отрицали свою болезнь - лучше справились с недугом в своей борьбе за выживание”. Многие клиницисты по этой причине, имеют тенденцию скорее поддерживать коронарных пациентов, чем вызывать у них механизм отрицания. Психоаналитическая теория считает механизм отрицания одним из наиболее распространенных из всех механизмов психологической защиты, что было доказано в книге Анны Фрейд (Anna Freud) “Эго и механизмы защиты”. Теоретики психоанализа выделяли личностные характеристики индивидуумов, отвергающих ощущения тела. Сзаз (Szasz) описывал стиль жизни людей, у которых “понижена чувствительность тела”, назвав их “стоиками”: “Поведение человека-стоика знакомо нам, хотя такое поведение менее свойственно нашей культуре, чем это было в античные времена (например в древней Спарте). Поведение стоика поражает нас своей необычностью, так как стоик не жалуется, или даже кажется, что он не обращает внимания на свои болезни и несчастья, которые мы, глядя на него, идентифицируем как болезненные или чрезвычайно неприятные. При более углубленном  анализе мы понимаем,  что больной как бы отвернулся от своего собственного тела. Он полностью отрицает наличие опасностей и часто подвергает себя испытанию ради тренировки или проверки себя в аналогичных ситуациях, в которых опасность соответствует реальной или соотносится с его представлениями о ней (ещё в большей  степени, чем его тело). Клинический опыт использования SIS предполагает такое вытеснение симптомов тела, которое не всегда связано со стоическим отрицанием физических жалоб. Некоторые люди отвечают совершенно противоположным способом, преувеличивая телесные признаки. Это особенно ярко проявляется у тех из них, чья психопатология имеет истерическую природу. Фрейд (Freud) назвал подобные явления, крайне перевернутыми реакциями или конверсионными.

     Основываясь на материале, полученном в обширных полевых исследованиях с применением методики SIS, можно предположить, что первая стадия телесного вытеснения  – это символическое редактирование или ассоциация беспокоящего аффекта (например, беспокойство, опасение) с частью тела. Эта аффективная ассоциация с психическими представлениями областей тела может быть первичной или вторичной. Первичная ассоциация - такая, при которой соматическое беспокойство возникает непосредственно в определенной области тела. Примером этому может служить беспокойство, являющееся результатом негативной оценки необычности своих репродуктивных органов  и жизненных сексуальных конфликтов. Другим примером может быть сочувствие чувствительного человека, который близко идентифицирует понимание тела другого, психологически значимого человека, имеющего серьезное заболевание. Вторичной ассоциацией можно считать такую ассоциацию, которая специально перемещается от первоначального места возникновения на теле, до символически связанного телесного аспекта или до другой части тела. Например, беспокойство может быть перемещено от сексуальных органов к другим областям тела, имеющих для индивида символическое сексуальное значение. Эти психические процессы могут быть частично или полностью неосознаваемыми. И первичные и вторичные аффективные ассоциации являются причиной телесного подавления в анатомическом образе, таким же способом процессы вытеснения проявляются в психическом плане. Далее предполагается, что это психосоматическое событие тела имеет физиологическое происхождение в нервной системе, включающей как сенсорные, так и моторные функции. В критических случаях, типа перевернутых реакций, это нервное торможение обнаруживается в физическом исследовании. Клиническим сигналом этого могут служить такие изменения сенсорных порогов, которые проявляются в уменьшении ощущения и, которые могут завершиться потерей чувствительности в репрессированной области телесного образа. Функция моторных сигналов изменяется в мускульном тонусе и различных формах нарушенного движения. Боль в вытесненных областях - дальнейшее проявление неосознанного беспокойства в схеме тела. Когда она развивается, признаки первоначального опыта постепенно усиливаются, особенно у истерических личностей, получая вторичное усиление. Следующее два случая иллюстрируют явления конверсии.

     Примеры 1 и 2: В первом случае 16-летняя девушка с жалобами на боль в нижней части спины и в коленях, которая создавала для неё большие трудности при ходьбе. Неврологические обследования показали потерю чувствительности в ступнях ног, но это не имело никакого неврологического синдрома. Второй случай был связан с 28-летней женщиной, которая была прикована к постели и страдала серьезной болью в спине. Несмотря на многочисленные обследования и консультации у специалистов, болезнь не была обнаружена. Так как были исключены все другие возможные причины, предполагалось, что в обоих случаях на лицо истерический характер недуга. Появилась потребность в диагностической оценке этих проблем. Обеим женщинам были предложены стимулы проективной методики SIS. Но обе женщины не сумели увидеть человеческую фигуру на картах. В место этого они давали неанатомические ответы, что было квалифицированно как явное вытеснение. Однако, их проективное отрицание противоречило их жалобам на боли и нездоровье тела. Таким образом, на одном уровне сознания имелось сниженная способность понимания тела, а на другом - повышенное понимание боли. Это интересное, и, по-видимому, парадоксальное явление - область, заслуживающая, дальнейшего изучения. Вытесненный материал более доступен в состоянии гипнотического погружения. Использование гипноза - полезное дополнение к телесно-ориентированному тестированию.  Следующий пример иллюстрирует, как гипноз может уменьшить явление вытеснения, и облегчить появление проективных ответов:

     Пример 3. Женщина, обвинявшаяся в разведении огня на улице и поджоге своего дома, которая после совершенного, не смогла объяснить, что с ней произошло.  Для иллюстративных целей её ответы будут даны только на первые четыре SIS карты.

КАРТА I. (без гипноза): Краб. Красная часть маленькая птица. 

КАРТА I. (с гипнозом): Это X (имя мужа), который находится в своём обычном раздраженном состоянии. Это на меня очень давит, и я не знаю, что с этим делать. (Ее ответ “краб” - необычен. Большинство испытуемых видит голову животного. Под гипнозом, “краб” легко появился как её “раздраженный” муж.)

КАРТА II. (без гипноза): Черное. Это - облако.

КАРТА II (с гипнозом): По каким-то причинам, X хочет причинять мне вред или наказывать меня, но для чего, я не знаю. Он не даёт мне передохнуть. Это - лицо, когда он безумен и уродлив. (Её ответ, полученный в нормальном состоянии, без гипноза, не содержал в себе образа тела, и подчеркивал эмоциональные образы депрессивного характера. Будучи загипнотизированной, она свободно использовала телесные образы, идентифицируя лицо мужа и объясняя какое значения оно имеет для неё, его гнев и тот депрессивный эффект, который он производит на неё).

КАРТА III.  (без гипноза): Пара животных, пытающихся общаться.

КАРТА III. (с гипнозом): Это я, в то время, когда пытаюсь разговаривать с X. Он как обычно отказывает мне в этом. У нас есть проблемы. Когда он смотрит на меня, то лицо обычно выражает презрение,  так, как будто он собирается съесть меня живой.  В обычном состоянии испытуемая вытеснила свойства стимула, связанные с человеком и заменила его животным. Гипноз нейтрализовал её репрессирующую защиту, и тогда появились человеческие образы, находящиеся с ней в конфликте.

КАРТА IV. (без гипноза): Яблоко. Красное.

КАРТА IV. (с гипнозом): Это - беспорядок, возникающий в то время, когда мы ссоримся, подобно сокрушительному, ударяющему снаружи молоту, производящему разрушительные последствия. Это напоминает боль (в этот момент она плакала) – возможно, он не хочет больше моей любви. (Её ответ, данный без гипноза, вытесненного материала относился к человеческому образу, содержащемуся в рисунке стимула. Под влиянием гипноза, образы, предполагающие тело поврежденной женщины вошли в проективное сознание вместе с чистым описанием её потребностей и эмоционального состояния). Так как гипноз эффективно снимает вытесненную защиту, было решено использовать его, чтобы устранить её состояние амнезии. Подобно тому, как в состоянии гипноза был получен ответ на анатомический стимул, использование этой же техники гипноза позволило извлечь из глубин подсознания и ситуацию поджога. Она разделяла чувства безрассудства, сложившиеся в браке и старалась каким-либо путём найти контакт со своим мужем. Она также вспомнила, что немедленно после совершения поджога в своём доме  стала принимать душ, и разгорающийся огонь был бессознательным и символическим действием очищения. Предыдущая физическая болезнь, оказавшая психологическое воздействие на психосоциальное развитие может проявляться как неосознанное беспокойство тела и телесное подавление. Это особенно характерно для детских болезней, которые могут иметь неблагоприятные эффекты для развития личности (например, положение в школе, межличностные отношения в классе, отсутствие по близости родителей, в случае госпитализации, истощения, депрессии, и так далее). Длительное подавление проблемы, приводит к тому, что неотреагированный материал может проявляться в психосоматических болях, и препятствовать появлению анатомического содержания в ответах проективного теста, адекватному ситуации. Следующий пример иллюстрирует это явление:

     Пример 4. 34-летний мужчина, который с детства страдал туберкулёзом. Он с детства подвергался многократным хирургическим процедурам на шее. Когда его тестировали методикой SIS, он жаловался на боль в груди. Лабораторные исследования не выявили каких-либо актуальных физических болезненных процессов.

На КАРТУ VIII.  он дал ответ: “Ведьма в губной помаде и длинными волосами.

Он видел “Два гриба” на КАРТЕ IX.  , и на КАРТЕ XY.испытуемая увидела гусеницу.

     Ведьма с губной помадой и длинными волосами, возможно напоминала ему одну из медсестёр, под наблюдениями которой он находился в детстве, во время своей длительной госпитализации. В то время он был напуган больницей и отсутствием родителей. Отображаемые в символической форме грибы - легкие, “высушенные и безжизненные”. “Размытая” и “медленно перемещающаяся” гусеница, это символическая интерпретация ребенка, воспринимающего самого себя, неспособного активно играть с другими детьми или делать что - либо , что давало бы выход его детской энергии. В этом случае, три телесно-ориентированных пятна дали жизненные сведения “незаконченного дела” из прошлого и драматического эффекта детской болезни, имеющей динамику развития и представленную в телесных образах индивида.

     Другой причиной вытеснения анатомического образа, осуществляемой также на неосознаваемом уровне может быть проявляемое человеком усилие казаться “нормальным”, и формулирование ответов, которые кажутся более приемлемыми. Такое подавление образа может быть из-за того, что реальный ответ, может вызывать смущение самого испытуемого или его исследователя, и особенно, если перцептивный образ  включает те части тела, которые обычно  не называются, и это, как правило - сексуальные органы. В такой ситуации, это тот случай, когда имеется сознательный телесный образ, но он не сообщается, что может быть главным препятствием для эффективной психодиагностической оценке. За многие годы полевых тестирований при клиническом использовании методики был найден наиболее эффективный метод преодоления этого защитного механизма, который заключается в том, что дополнительно к проективному тестированию проводится детализированный опрос. Если есть подозрения, что проективные ответы сознательно искажаются, то можно  задать дополнительные вопросы типа: Есть ли ещё что- либо, что Вы видите, но не хотите мне сообщить? При выяснении таких проблем, исследователь должен наблюдать за невербальными реакциями пациента и  временим его реакции при ответе на стимул.

   

    Телесное вытеснение и гипертензия

     Хотя систематических исследований, посвященных связям между телесными вытеснениями и предрасположенностью к выраженной гипертензии недостаточно для того, чтобы делать однозначные выводы, несколько случаев из практики автора дают повод предполагать, что эта проблема могла бы стать важной областью будущих исследований. В то время, как психосоматические аспекты гипертензии уже установлены, имеется также доказательства о вовлеченности психосоциальных факторов в формировании болезни.

     Пример 5., который приводит Кассель иллюстрирует возможную связь телесного вытеснения и гипертензии.

     57-летнюю вдову с выраженной гипертензией поместили в клинику для лечения по поводу её повышенной тревожности и депрессии. За предшествующие болезни два года она пережила две серьезные потери: смерть своего мужа и невестки. Она совершенно неспособна была дать выход своему горю, хотя осознавала своё депрессивное состояние, но была неспособна облегчить его слезами. Она не могла плакать, за исключением тех случаев, когда она “теряла контроль над рассудком”. Больная была исследована на предмет отрицания, и подавления болезненных эмоциональных состояний. “Я не позволю никому вмешиваться в мои чувства”, заявила она, “независимо от того причиняют мне вред или нет. Я не люблю быть зависимой от кого-либо”. В отличие от нежелания или неспособности выражать свои эмоции, она проявляла заинтересованность в обсуждении волнующих её вопросов и могла длительное время обсуждать свои телесные и психофизиологические симптомы, а также своё психического состояния и гипертензию. Она “с чувством” рассказывала о своём теле, и что её особенно тревожило. Когда её попросили локализовать это чувство на теле, она сообщила: “это чувство похоже на то, что оно находится в моем животе”, указав на верхний центральный отдел брюшной полости. Затем она локализовала это в области груди: “Это также находится в моей груди. Моё сердце стучит так, как будто хочет выскочить наружу. Я чувствую, что мои чувства уплотнены и двигаются в разных направлениях”. Она добавила, что, когда она была особенно расстроена, то в те минуты чувствовала “ужасно быстрое” биение своего сердца, и она могла чувствовать это серцебиение, когда помещала  правую руку на грудь.

На КАРТЕ VII.  она видела “Осел в большом красном сердце”. Ощущение очень большого сердца соотносилось с её опытом оценки своего тела. Это “биение” - преувеличенное понимание сердца. Кроме этого, она не дала никаких других ответов сердца, интерпретируемых и понимаемых как телесное вытеснение.

На КАРТЕ VIII., предполагающей ответы сердца и грудной клетки, замечено было “Как моржи”.   

     Случаи типа этого, предполагают, что вытеснение образов сердца, грудной полости и эмоции, символически соединенные между собой и могут обеспечивать психосоциальный механизм, который в сочетании с генетической предрасположенностью (например, гипертензией) и физическими факторами (например, тучностью) способствуют развитию этого заболевания. Точно так, как методы релаксации, используемые при обучении с биологической обратной связью (Biofeedback) служат целям понимания тела, для уменьшения возбуждения в сердечно-сосудистой системе (Lang и Twentyman), многозначные образы с телесными структурами так же могли бы использоваться для понимания процессов тела, но, однако, нужно учитывать эффект телесного вытеснения, которое  может помешать достижению ожидаемой цели. Можно надеяться, что стимулы SIS могли бы быть полезными в подобном  исследовании.

  

     Вытеснение внешнего образа тела

     Некоторые индивиды вытесняют внешние образы тела. Вытеснение выполняет защитную функцию в тех случаях, когда испытуемым полностью блокируются сознательные аспекты своей внешности, которые они обычно не желают в себе видеть. Несколько лет назад Кассель наблюдал это явление при изучении психологических реакций женщины с чрезмерным оволосенением. Некоторые женщины, имеющие твердо устоявшиеся представления о женственности сталкиваются с проблемами, которые обусловлены вытесненными в подсознание маскулинными чертами и излишним оволосенением тела. Вытесненные в подсознание характеристики тела, также являются источником телесного беспокойства, так как в сознании остаётся “немножко тучный” образ тела. Часто такие люди отрицают свой визуальный образ или вытесняют его, стараясь не глядеть в зеркало и не иметь фотографий, на которых они выглядят полными. Некоторые распространяют этот репрессивный образ на другие аспекты тела, такие как область гениталий, подавляя свою сексуальность. Напротив, вытесняя этот внешний образ тела, некоторые индивиды усиливают оральную чувствительность и повышают чувствительность к визуальным образам, имеющих отношение к пище.

 

    Невралгия и телесное вытеснение

     Иногда подавление клинически связано с нарушением чувствительности и нормальной моторной функциональностью. Эти симптомы чаще  встречается как уменьшение чувствительности. Подобно настоящей неврологической болезни, подобное беспокойство не позволяет обнаружить нервные пути и может вовлекать только часть (limb), что обозначается как “рукав” или “чулок” paresthesia. Это может быть сфокусировано в лицевой области, доказательством этому может являться повышение чувствительности в носу, ротовой полости или глотке. Неврологическим признаком в данном случае является отсутствие специфического рефлекса. Если присутствует сексуальное сдерживание, то это может манифестировать в относительном отсутствии ответов и чувствительности в специфических репродуктивных областях. Когда сдерживание вовлекает моторные функции, то могут возникать различные тики, тремор, и в экстремальных случаях - истерические параличи. При шизофрении моторное сдерживание проявляется как кататония. Неврологическая литература признаёт, что тело в мозгу представлено на разных уровнях сознания. Термин “схема тела” используется, чтобы сослаться на это, наиболее неосознаваемое психическое измерение. Также давно известно, что многие функции нервной системы служат целям сдерживания процессов, так что в этом случае обычно наблюдается нормальная чувствительность и нормальная моторная активность. Работа с соматической методикой предполагает, что качественный контекст ответа на вытесненную природу определенной кляксы также может иметь социокультурный аспект.

 

     Социокультурный аспект и телесное вытеснение

     Имеется также социальный и культурный аспект соматического вытеснения. Большинство случаев демонстрируют очевидные детерминанты, такие как повышенная озабоченность своим здоровьем или сексуальность, хотя могут быть и другие процессы, относящиеся к этому явлению. Тело само может служить символом, напоминая индивиду его животную природу. Несмотря на образование и культуру наше тело функционирует так же, как и у животных, и больше сближает нас с животным миром, чем даёт основание считать человека, принадлежащим к высшим существам. Это является печальным эмоциональным фактом для многих, включая ученых, придерживающихся бихевиоральных концепций в науке, на столько, что они не могут принять эту реальность. Интересно заметить, что Дарвин сам развил у себя некоторые симптомы будучи погруженным в своё теоретизирование об эволюции в природе. Многие культуры имеют в своих философских, религиозных и политических системах хорошо разработанные компенсаторные механизмы, которые облегчают соматическое вытеснение. Очевидно, что культурный потенциал определяет характер ответа большинства испытуемых на КАРТУ XIV методики SIS, в которой религиозный образ замещает, включенный в стимул карты женский репродуктивный орган. Характер ответов российских испытуемых в меньшей степени отражает присутствующий религиозный мотив, чем в ответах американцев. Ниже приведены примеры ответов испытуемых российских двадцатилетних девушек на стимул карты XIV SIS Касселя, имеющий явную сексуальную структуру: Устрица во тьме; Жучок с рожками; Движение из тьмы в свет; Все сложно бесконечно; Овощ - свекла; Что-то темное, тайное, тотальное, что требует поклонения, это сердцевина чего-либо; Нераспустившийся бутон розы; Цветок, который скоро распустится; Уникальный черный цветок, закрытый стеклянной капсулой; Темная пещера с тайнами, которые предстоит открыть; Вход в пещеру или склеп, а в дали, вернее внутри ее, идет монах с блестящим крестом на шее, который видно издалека; Затягивающая в себя пропасть, в которой вертится крест; Это глаз, который расположен по вертикали как у циклопа; Серебряное украшение, кулон; Осенний лист, который изрядно обтрепался; Рисунок, сделанный на черном магическом камне, камень в последствии вставят в перстень; Волшебник, сидящий в горном ущелье с четырьмя, поднятыми вверх руками; Кратер вулкана; Раскрывшаяся раковина моллюска; Пещера, а в ней чья-то могила.

     Современный пример социокультурного влияния, как вытесняющей силы, является эффект влияния христианство на эскимосов Сибири и Аляски, живущих по другим культурным законам. При общении эскимосы демонстрируют всегда поразительное добродушие на своих лицах, избегая прямой конфронтации, избегая высказывать противоположное мнение, или выражать свои подлинные чувства. Изменения, происходящие в социальных и экономических условий жизни, привнесенные добычей нефти, авиационным транспортом и современными технологиями подчеркивает угрозу традиционным устоям. Сё это отражается и в оценке телесного образа у аборигенов, который становится ближе к поверхности сознания, что проявляется в алкогольной зависимости, травматизме и самоубийствах. Проявление такого поведения выше у коренного населения севера Сибири, чем у не коренного. Интересно заметить также, что в культуре аборигенов Аляски человек, находящийся в состоянии алкогольного опьянения не отвечает за своё поведение. Если его спросить, почему он пьёт, то можно получить ответ, что в состоянии алкогольной интоксикации он чувствуют себя более спокойно и расслабленно. В терминах социокультурной теории, точка зрения Маркузе (Маrcuse) точно соотносится с теорией вытеснения, в которой он усилил сформулированную Фрейдом теорию работы  защиты бессознательного, введя две концепции. Одну он назвал “прибавочным вытеснением”, а другую - “основным вытеснением”. К основному вытеснению он относил ограничения инстинктивных влечений, которым, как он считал, необходимы цивилизованные способы выхода. Прибавочное вытеснение принадлежит к тем ограничениям, которые ассоциируются с чрезмерным социальным доминированием. Он доказывал, что пока влияние общества не достигнет той точки, при которой человеческие особи не смогут дать свободному проявлению инстинктивной жизни, социальные силы вытеснения продолжать оставаться сильными. Согласно мнению Браун (Brown) сексуальное вытеснение - главный враг цивилизации и является универсальной причиной человеческих неврозов. Беккер (Becker) высказывал опасение, что чрезмерное соматическое вытеснение содержит в себе потенциальное зло для цивилизации. Рейч (Reich) предположил, что многие психические заболевания, садизм и войны “имеют своей природой человеческое стремление отделить себя от мира животных”. Юнг (Jung) утверждал, что человек может убежать от своей естественной природы в “тень”, видя в других всё тёмное, худшее, преступное. После того как Юнг дистанцировался от психоанализа Фрейда, он стал проецировать свою тень на Фрейда. Ученые бихевиорального направления, которые используют проективные методы для оценки поведения, считают социокультурное влияние способным провоцировать соматическое вытеснение. Сопротивление в ответах на определенные кляксы или отличительный качественный контекст в некоторых ответах может быть результатом социокультурного фактора.

 

    Шкала соматического вытеснения (SRS)

     Для количественного определения интенсивности соматического вытеснения в методике Касселя  применена шкала, сконструированная на основе теоретических принципов Левина и Спивака (Levin and Spivac), разработавших индекс шкалы подавления Роршаха. Исследователь получив протокол подсчитывает количество неанатомических ответов и другие ответы, рассматривающиеся им как проявление соматического вытеснения  на определенные стимулы методики, которые были отобраны за их относительно высокую анатомическую структуру. Так, Карта VI характеризуется как соматическое вытеснение, только в том случае, если в нижней части рисунка испытуемым не выделяется красную деталь, напоминающую сердце. Например соматического вытеснения: “Две птицы соприкасаются клювами, а между ними летит скелет другой птицы”. В этом ответе испытуемый не видит на рисунке и не выделяет в своем ответе сердце, - значит, ответ расценивается как соматическое вытеснение и за такой ответ ставится один балл.

     Ответы на карты VII, VIII, IX, являются показателями соматического вытеснения и оцениваются в один балл, если на них даются неанатомические ответы или в этих ответах выделяется детали образов органов зрения и слуха. Например, оттветы: на карту VII - “Человек, бросающийся в любовный омут”, на карту VIII - “Поцелуй двух любящих людей”, т на карту IX - “Колеса смерти” определяются как вытеснение. Карта XIV является показателем вытеснения, если на её стимул даны несексуальные ответы (на пример: “Цветок - тюльпан”; “Глаз, расположенный по вертикали как у циклопа”; “Серебряное украшение, кулон”), или визуальные образы с выделением других неанатомических признаков. Карта XV, XVII являются показателями вытеснения, если на них выделяются образы или детали с описаниями лица. Степенью выраженности соматического вытеснения является количество признаков-образов, выделенных в ответах на эти стимулы. Чем боль

2015-11-28
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?