Мы находимся в неоплатном долгу перед John Bowlby и его коллегой Colin Murray Parkes за то, что они прояснили главные элементы естественной реакции горя (Bowlby, 1980; Parkes, 1986). Для обоих она была продолжением естественной реакции человека на разлуку. Насколько физическая травма, причиненная организму, вызывает воспалительную реакцию (покраснение, припухлость, повышение температуры и боль), настолько же психологическая травма, причиненная утратой, вызывает естественные переживания 

 Стадии нормальной реакции горя

Стадия I. Шок и протест
- оцепенение, неверие и острая дисфория.
Стадия II. Поглощенность 
- острая тоска, поиск и гнев.
Стадия III. Дезорганизация
- чувство отчаяния и принятие утраты.
Стадия IV. Разрешение.

Bowlby выявил, что между стадиями нет четких границ и что в течение определенного времени, состояние у переживших тяжелую утрату людей колеблется между теми или иными смежными стадиями. Автор не стремился подробно описывать и точно указывать продолжительность этих стадий, учитывая различия в обусловленных культурой обрядах и ритуалах траура. Он также полагал, что продолжительность стадий в большей степени отражает пожелания свидетелей горя человека, а не его естественное течение у данной личности.

С этими оговорками в культуре западных стран обычно принято считать первоначальной реакцией шок, эмоциональное оцепенение и неверие. В течение нескольких дней это состояние сменяется возбуждением и тоской по умершему человеку, причем возбуждение больше всего выражено примерно в течение двух недель, после чего нередко возникают симптомы депрессии, достигающие своего пика через 4–6 недель после смерти близкого человека.

Мучительные проявления реакции горя могут возникать в любое время, при этом их провоцируют люди, обстановка или вещи, которые пробуждают воспоминания об умершем человеке. Со временем прежняя интенсивная боль тяжелой утраты начинает угасать. Уменьшаются проявлении депрессии и появляется возможность думать о других вещах и даже снова заглядывать в будущее. У большинства людей реакция на тяжелую утрату исчезает в течение одного–двух лет.

В классической статье “Траур и меланхолия” Freud отмечал, что эти два состояния души имеют некоторые сходства, например глубокое уныние и утрату интересов, различаются же они тем, что при меланхолии заметно ослабевает чувство самоуважения. Он объясняет это, предполагая, что при меланхолии “проявления самоосуждения представляют собой упреки в адрес любимого объекта, которые переносятся с него на эго самого пациента”.

Freud считал, что при нормальном течении траура происходит постепенное либидозное преобразование образа утраченного человека. Как только данная цель достигнута, либидо “освобождается” и может быть заменено иным образом.  Freud признавал, что либидо, которое привязывает одного человека к другому, может исчезнуть лишь после того, как умерший “восстановится” в Я.

Melanie Klein развила эту идею дальше. Опираясь на собственный опыт переживания скорби по сыну, погибшему вследствие несчастного случая во время восхождения на гору, она высказывает предположение, что во время траура  мы перерабатываем ранние переживания скорби по другому утраченному близкому человеку.

При “достаточно хороших” ранних переживаниях мы неоднократно теряем и снова находим свои любимые объекты. Если мы переживаем тяжелую утрату в период взрослости, то теряем не только близкого человека, но и своих интернализованных любимых:

“Прорабатывая скорбь, человек восстанавливает все свои любимые внутренние объекты, которые, как он чувствует, утратил… Каждое движение вперед во время траура приводит к углублению связи личности со своими внутренними объектами, к ощущению счастья через восстановление их, когда они, казалось, уже утрачены” 

Если у индивида не было ранних переживаний, которые позволяют ему найти внутри себя положительные отношения, тогда траур взрослого человека будет осложняться выраженной депрессией.

Скачать книгу Сергея Шефова "Психология горя"

Представления Вowlby об утрате и о реакции горя формировались в течение десятилетий и наиболее полно описаны в его книге “Утрата: печаль и депрессия” (Loss: Sadness and Depression, 1980). Его взгляд на поведенческие проявления привязанности позволяли ему проводить прямые параллели между реакцией младенца на разлуку со значимым человеком и реакцией на проживание горя.

Он полагал, что отсутствие опыта близости в детском возрасте вынуждает потерпевшего искать человека и делать все возможное, чтобы снова обрести близость с ним и ощутить его заботу. Если эти усилия безуспешны, переживший тяжелую утрату, испытывает глубокую печаль и чувство отчаяния. Под влиянием скорби он преобразовывает свои представления о мире таким способом, который позволяет возвратиться к обычным занятиям и формировать или возобновлять социальные отношения.

Таким образом, естественное течение реакции горя,  позволяет пережившему тяжелую утрату человеку со временем восстановить или вновь обрести какой-то аспект утраченного человека. Начало этого процесса описано в волнующем сообщении C. S. Lewis о своем личном горе — о смерти жены, которую он называет Н:
“И вдруг именно в тот момент, когда я меньше всего горевал по Н, я больше всего вспоминал о ней. На самом деле это было что-то (почти) лучшее, чем воспоминание; мгновенное и убедительное ощущение. Это как будто была встреча где-то слишком далеко. Однако в ней было что-то, что склоняло пользоваться такими словами. Это было похоже на возникновение печали, снимавшей барьер… Почему мне никто не рассказывал об этих вещах? Как легко я мог бы составить неправильное, ошибочное суждение о другом человеке, оказавшемся в такой же ситуации? Возможно, я сказал бы: “Он пришел в нормальное состояние после этого. Он забыл о своей жене”, тогда как правильно было бы сказать: “Он вспоминает о своей жене лучше, потому что после этого он частично прошел через это” (Lewis, 1966, с. 37).

Оксана Роздорская на основе публикации
"Лечебная работа со взрослыми, переживающими горе"
Andrew Clark

2015-02-04
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?