Старинные открытки в психотерапевтической практике

Фотографии являются следами наших умов,
зеркалом нашей жизни, отражением наших сердец,
застывшими воспоминаниями.

Джуди Вайзер

     Использование открыток и фотографий в психотерапевтической практике относится к направлению фототерапии. При этом могут использоваться готовые или создаваемые клиентом (вместе с клиентом) изображения. Восприятие образов всегда уникально, зависит от особенностей личности клиента и его актуального состояния. Процесс восприятия сочетается с обсуждением, описанием изображенного, дополняется различными видами творческой деятельности [1; 2], например, коллажированием, сочинением историй и т.д..

     По мнению Джуди Вайзер, восприятие образов на открытке порождает ощущения и эмоции, проецируемые его внутренней картой реальности, которая определяет понимание того, что он видит. Следовательно, «подлинный смысл» снимка содержится не в самой фотографии, но в нематериальном, абстрактном взаимодействии между снимком и зрителем, в процессе которого каждый формирует своё собственное, уникальное восприятие увиденного [1]. Восприятие одной и той же фотографии разными людьми всегда будет различаться. Именно это качество делает реакции зрителей на снимки крайне полезным терапевтическим инструментом, помогающим понять способ восприятия клиентом реальности. Это относится к любым (!) фотографиям и образам, воспринимаемым клиентами в газетах, рекламе, книгах, отобранных терапевтом с определенной целью.

      Идея использовать старинные почтовые открытки в работе с клиентами появилась у меня в 2004 году, когда в моей коллекции накопилось несколько десятков женских, мужских и детских образов, – результат посещения букинистических магазинов и блошиных рынков. До этого уже был положительный опыт использования готовых снимков и семейных фотографий клиентов, созданы собственные техники и приемы в работе с детьми и взрослыми.

     В работе со старинными открытками меня ждали неожиданные открытия: и дети, и взрослые реагировали на почтовые открытки с большим интересом, с удовольствием включались в работу по описанию образов и их историй, и, самое удивительное, – быстрее, чем в работе с современными фотографиями приходили к осознанию собственных переживаний, потребностей и ресурсов, причин затруднений в значимых ситуациях. В работе с семейными парами, детьми и их родителями драматизация сюжета, диалог от лица персонажей, изображенных на открытке, помогала партнерам активнее и доброжелательнее по отношению друг к другу прояснять свои отношения, находить способы договариваться и взаимодействовать.

     Несколько примеров из практики по этому поводу.

     Клиентский случай «Непонятное чувство вины»

     Женщина в возрасте 38 лет обратилась с проблемой странного чувства вины по отношению к мужу. По словам клиентки, повода для этого переживания не было, муж ее ни в чем не упрекал. Отношения их в супружестве были теплыми, искренними, дружескими. Причины для появления чувства вины оба супруга не находили. На консультации клиентка выразила желание поработать со своей проблемой с помощью старинных открыток, поскольку до этого участвовала в тренинге, где я проводила одну из техник с их использованием.

     Я предложила ей выбрать из набора открыток (около 50 штук) ту, с которой у нее ассоциируется ее чувство вины по отношению мужу. Она выбрала сначала пару десятков открыток, потом из числа отобранных оставила восемь, потом сократила число до четырех и, наконец, оставила перед собой одну открытку, на которой была изображена маленькая девочка.

     На предложение описать, кто здесь изображен, и что происходит, клиентка охотно стала рассказывать: «Я вижу девочку, ей около 4-5 лет. Она сидит на пороге своего дома, прижавшись к косяку двери. Ей холодно и одиноко здесь, но она не уходит в дом, где можно согреться. Девочке очень плохо и одиноко, но она не может идти в дом…» По ходу рассказа клиентка испытывала все более сильное волнение, затем замолчала и продолжила спустя несколько минут: «В доме что-то происходит, кто-то там есть». И снова напряженное молчание. Далее история продолжилась: «В доме ссорятся мужчина и женщина, они упрекают друг друга, кричат, ругаются. Это папа и мама девочке. Она хочет и не может подойти к ним, потому что если она подойдет к маме, то тогда она предаст папу, а если подойдет к отцу, тогда, значит, она предает маму…». Клиентка расплакалась и через некоторое время сказала, что вспомнила, как в ее детстве «вот так же ссорились ее родители, а она сидела, замерев в уголке, и не решалась выйти к родителям», как горько и больно ей было в те минуты своего детства. Детские воспоминания вызвали грусть, которая быстро сменилась чувством облегчения и радостным удивлением, что открытка с «чужой» девочкой так оживила в ее памяти семейные события и помогла найти ответ на личный вопрос. Через несколько дней женщина позвонила и сказала, что чувство вины покинуло ее сразу после консультации и больше не возвращалось.

   Таким образом, осознанию первопричины и преодолению чувства вины помогла история о девочке, рассказанная в ходе сессии. В детстве клиентка испытывала чувство вины в ситуации ссор и конфликтов между родителями. Это отношение было перенесено спустя годы на мужа.

     Клиентский случай «Дочки-матери»

  На одном из тренингов для психологов, коллега поделилась своими переживаниями по поводу участившихся командировок дочери. У дочери в последние полгода стала налаживаться личная жизнь, – появился жених, приближалось время свадьбы, но невеста как будто стала избегать общения с матерью. Я предложила прояснить ситуацию в ходе работы с техникой «Семейный круг».

     Клиентка выбрала из набора старинных открыток те, на которых были люди, обозначавшие в дальнейшем членов ее реальной семьи (она сама, муж, дочь) и будущего зятя. Работа проводилась в микрогруппе, при этом клиентка работала с фотографией жены-матери-будущей тещи, а трое коллег «играли» роли остальных участников истории. В ограниченном пространстве – семейном круге – каждый из участников располагал свою открытку там, где хотел и таким образом обозначал свое место в семье. Каждый высказывался, как он себя чувствует в этом кругу людей, с кем хотел бы быть ближе, от кого дистанцироваться. Участники могли перекладывать открытки, вступать в диалоги между собой от имени персонажей на открытках.

     По ходу «семейного взаимодействия» было видно, что между всеми членами семьи теплые отношения, симпатия, но при этом персонаж дочери испытывает напряжение и желание выйти за круг всякий раз, когда мать проявляла внимание по отношению к будущему зятю. После неоднократного повторения такого «бегства» дочери, женщина воскликнула: «Ну, он же мне как сын!», на что получила ответ от «дочери»: «Тогда мне здесь нет места». Это дало возможность клиентке понять всю суть происходящего в своей реальной семье. Она рассказала, что всегда хотела иметь сына, но родилась дочь, и больше беременностей не было по состоянию здоровья. Поэтому появление зятя она восприняла с радостью и «полюбила его как сына». Таким образом, давняя мечта воплотилась в реальном человеке, и дочь почувствовала себя «лишней». Увидев эту ситуацию со стороны в процессе работы в микрогруппе, женщина получила ответ на вопрос: почему дочь «уходит» из семьи, но возник новый: что теперь делать? Ответ пришел в тот же день. Когда наша коллега приехала домой, молодые поделились с ней планами снять жилье и жить отдельно от родителей. Таким образом, ситуация получила свое разрешение наилучшим для семейной системы образом.

     Описанные клиентские случаи – из разряда многих, объяснение которым найти достаточно просто. Но были и другие интересные моменты. В ряде случаев, работая со старинной открыткой, клиенты составляли истории и биографии персонажей, содержащие факты и подробности, которых не было в их личном опыте. А спустя некоторое время эти факты обнаруживались в биографиях их родителей и других предков, вплоть до имен, стран, национальностей и конкретных событий. С подобным феноменом, – включением в свою историю событий и переживаний предков, – я встретилась позже, работая с другими старинными предметами (павловопосадскими платками). Но в тот период моей практики объяснение нашлось не сразу. Помогли знакомство с работами Руперта Шелдрейка, Карла Прибрама, Гунтхарда Вебера и других авторов, супервизия у специалистов, работающих с использованием системного подхода, собственная психотерапевтическая практика на основе подхода Берта Хеллингера.

     С позиции системного подхода каждый человек является носителем не только своей личной, но и семейной истории. Морфогенетическое поле семейной системы хранит информацию о людях и событиях на протяжении ряда поколений, что лежит в основе семейных и организационных расстановок, поэтому любой из потомков может «вспомнить» эту информацию. Старинные открытки служат «проводниками» к прошлому семейной системы и нахождению ответа для сегодняшней ситуации клиента.

     Я каждый раз поражаюсь той быстроте и легкости (!), с которой происходит открытие истины: несколько минут взаимодействия, и вот, уже ответ. И как в случае с расстановками, – общее чувство удовлетворения и спокойной радости по завершении работы. В одних случаях это приводило к преодолению затруднений в реализации своих жизненных планов (создание семьи, успехи в бизнесе), в других – к исцелению (аллергия, псориаз, онкология и др,)

  Соединение в едином терапевтическом пространстве двух подходов (системного и арт-терапевтического) показало, что работа со старинными открытками позволяет работать с семейной системой в отсутствии группы «заместителей», которые являются помощниками терапевта при расстановках в группе. Работа в этом направлении является для меня приоритетной в настоящее время, и я приглашаю всех заинтересованных психологов присоединиться к этим исследованиям.

     Список литературы:

 1. Вайзер Дж. Техники фототерапии: использование интеракций с фотографиями для улучшения жизни людей // Визуальная антропология: настройка оптики / Под ред. Е. Ярской-Смирновой, П. Романова. М., Вариант, ЦСПГИ, 2009. С. 64-108.
  2. Фототерапия. Использование фотографии в психологической практике / Под. Ред А.И. Копытина. М., Когито-Центр, 2006. 192 с.

 

2015-08-24
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?