Страх ошибиться

Страх ошибиться парализует.

Желание делать все всегда на отлично, как ни странно, блокирует деятельность – в нем много напряжения, и от этого наступает быстрая потеря интереса. Мы начинаем выбирать легкие задачи, что-то делать не в полную силу, где-то отказываться от преодоления трудностей, бесконечно откладывать, накапливать дела…

«Если что-то трудно дается – значит, не мое», – часто говорим мы себе и бросаем на полпути дела, проекты, начинания. Если посмотреть на это с другой стороны, то увидим: если что-то легко дается – это скоро становится скучным, заставляет топтаться на месте, мешает росту.

Увы, в детстве мало кого учат относиться к ошибкам и к трудностям с интересом, как к векторам направлений для развития, мало кого поддерживают в переживании неудачи и  объясняют, что ошибаться – это нормально. Что стремиться к цели – хорошо, но мы не всесильны, у нас не все может получиться. Иногда вяло прозвучит назидательное «на ошибках учатся», «не ошибается  тот, кто ничего не делает», но это часто остается на уровне деклараций. Тем более, что есть еще «глупый учится на своих ошибках, умный – на чужих». Реального отношения к ошибкам как к лучшим учителям нет, обществом транслируется иное: ошибка = вина, ошибка – это плохо, ошибся – сам дурак, недоработал, недотянул…

В обучении психологов-практиков, кстати, очень редко используют слово ошибка, а говорят о зонах роста: супервизор, комментируя работу консультанта, не ругает, не винит, не стыдит, а направляет внимание на трудные места, помогает исследовать, что мешало работать лучше. Причем в том, как было бы лучше, много доверия консультанту: выясняется, что он сам считает удачей и неудачей своей работы.

Доброжелательное, внимательное отношение, признание, что ошибки неизбежны, что на них мы действительно учимся и что именно ошибки продвигают, – многим из нас так не хватило такого отношения от родителей, воспитателей, школьных учителей.  

Совсем без оценок обойтись нельзя, но важно, чтобы оценка касалась действий, а не личности. Тогда ошибки не будут обесценивать и перечеркивать нас целиком и не будут так тормозить деятельность.

Даже если я сделал что-то плохо, что противоречит моим собственным ценностям, – нехорош, неверен, неточен мой поступок, а не я сам. Поступок я могу исправить, сделать в следующий раз по-другому, извиниться перед теми, кому нанес ущерб, возместить этот ущерб. Ошибка – это не результат моей порочности, плохости, негодности, а результат недостатка ресурсов.

Проходит время, угол обзора расширяется, и мы видим, что ошиблись. Но тогда был доступен только этот угол обзора. Почему первый генератор электроэнергии изобрели лишь в 1831 году? Ведь электричество было всегда. А вот ресурсов на это открытие наука накопила только к XIX веку.

Если я ошибся и потом жалею об этом, это значит, что тогда у меня не было выбора поступить иначе, и я выбрал наилучший на тот момент вариант. Да, впоследствии он может оказаться ошибочным, но в тот момент у меня, к сожалению, не было других ресурсов (сил, знаний, информации,  поддержки, опыта), чтобы увидеть это.

Закончу английской пословицей:

Даже если молчать, можно ошибиться.

2015-07-22
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?