Стыд и вина в отношениях

👁 26

По мотивам недавно прошедшего семинара на одноименную тему, для его участников и всех интересующихся, решила собрать все размышления в одном месте.

На семинаре мы говорили о том, чтостыдивина– социальные эмоции, призванные регулировать отношения и жизнь среди людей. И удивительно, как порой вся суть, вся природа человека может быть пронизана виной и стыдом. Это явление мы отметили как часто встречающийся токсический стыд и иррациональную вину.

Вина и стыд – важные регуляторные чувства в отношениях. И в здоровом виде (количестве) вина отвечает за регуляцию наших поступков по отношению к другим, и естественно возникает там, где нами был причинен какой-либо ущерб кому-то. Стыд же в здоровом варианте (стыда аутентичности) подает нам сигнал, когда мы выходим за рамки собственных ценностей или пытаемся быть тем, кем мы не являемся в данный момент, т е не соответствуем сами себе.

Итак, как вы уже поняли, главное отличие вина от стыда в том, что вина связана с неправильными действиями, стыд же затрагивает все существо человека, когда весь человек (его качества, его мысли) все кажется неправильным.

И обходиться с этими, даже в нормативном виде, болезненными эмоциями, в связи с их ясными функциями становится понятно как: если виноват в конкретном ущербе другому человеку, то стоит извиниться, возместить или понести наказание, и вина уходит. Это может оказаться маловыносимым мероприятием для кого-то. Если сложно извиняться, это означает, что вины внутри много, тогда еще немного сверху – как капля, переполняющая чашу. И с тем, откуда столько вины, нужно разобраться.

Со стыдом чуть сложнее, но если есть достаточная база самоподдержки внутри, понимание самоценности, то в общем, укол стыда проходит с «возвращением себя себе»,с позволением себе человеческого права на ошибку.

Надо сказать, что какое то количество вины, может, едва уловимое, мы часто испытываем в отношениях, когда выбираем себя, когда становимся неудобными для другого. В связи с тем, что привязанность, отношения – это наша жизненно-важная человеческая потребность, то как будто, каждое несовпадение с другим человеком потенциально ставит отношения под угрозу, и психика откликается виной даже на мнимую опасность разрушить привязанность. Поэтому, если вы чувствуете некоторую вину, когда делаете не то, чего хочет ваш близкий, то это не значит, что вы что-то делаете неправильно.

Если же вины очень много, то тут уже речь об иррациональной вине. Чрезмерное количество вины возникает обычно в раннем детстве, когда от  ближайшего окружения ребенку транслируется, что он виноват чуть ли не в том, что родился (и испортил маме жизнь, например, если не вовремя),в том, что живет, и поступки его соответствуют представлениям взрослых. Эту чрезмерную вину невозможно искупить или компенсировать. Это тягостное переживание «лечится» только развенчанием мифа о ее существовании, попыткой сбросить с себя явное или неявное обвинение и возвращением себе права быть.

С токсическим стыдом гораздо сложнее разобраться. Токсический стыд  также как и иррациональная вина появляются еще в детстве, в отношениях с близкими. Т е обязательно был кто-то, кто явно или неявно стыдил, причем регулярно. И если вина связана с неверными действиями, то это стыд про всю суть человека, который оказывается «негодящимся, плохим». Стыд появляется впервые, когда, например, ребенок в порыве исследовательского интереса разбирает или ломает игрушку, и в это время входит родитель, который восклицает: « как тебе нестыдноэто делать, ведь папа (мама) так много работали, чтобы купить тебе эту игрушку!». И вот, порыв этого интереса, возбуждения от стремления к новому остановлен, заблокирован, все мышцы сжаты, кровь прилила к щекам, хочется сквозь землю провалиться, буквально исчезнуть. И этот комплекс переживаний ребенок начинает осознавать как стыд. И в дальнейшем, если вдруг в поле зрения окажется Другой, то человек уже сам, рефлекторно, комплексом этих чувств и телесных ощущений будет останавливать себя от того, чтобы пробовать что-то новое, идти вперед, развиваться.

В работе с токсическим стыдом и иррациональной виной уже во взрослом возрасте важную роль играет  психотерапевт. Ведь именно он оказывается тем новым Другим, в присутствии которого окажется возможным быть собой, быть тем, кто ты есть и получить ту поддержку своего возбуждения, своего интереса к новым шагам в развитии.

И еще хотелось бы добавить немного про долженствования, которые напрямую связаны с темой  вины и стыда. Должны лидетичто-то родителям? Должны ли родители детям и что именно? Кто кому и что «должен» в браке? Безусловно, стоит разбираться индивидуально, но вот базовая установка, которая мне помогает и в жизни и в работе ,это – никто ничего никому не должен. Как по мне, это облегчает жизнь в разы. Хорошо бы, чтобы отношения строились не по принципу бизнес- проекта «ты- мне, я- тебе», а как отношения, где все добровольно, где что-то делается для ближнего из «я хочу»,а не «я должен». Родители рожают детей для себя, чтобы удовлетворить свои какие-то потребности. Дети, если родители научили их любить, строить отношения – из желания и возможностей заботятся о родителях в преклонном возрасте. В отношениях в паре важно договариваться, просить (иногда настойчиво),и если у партнера есть ресурс и он умеет разделять, то он даст из желания позаботиться о любимом, и тогда нет необходимости задействовать списки долженствований, придуманных кем то и исходящих извне(типа «муж должен то-то, жена должна то-то»). Заботиться о Другом может быть потребностью.

Резюмируя, повторюсь, что изучения себя, своих чувств и потребностей, восстановление своей чувствительности , например, в курсе психотерапии, точно даст большую свободу в обращении с этими социальными эмоциями – стыдом и виной, и не будет необходимости доставать «Домострой»,чтобы договаривать с с партнером  о том, кто моет посуду).

Берегите себя и близких.

Штефан Екатерина
2018-08-21
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?