Линде Н.Д.

 

Сутра о психике и мозге

 

Сначала был Мозг. И решил он: «Создам-ка я Психику». И создал, в процессе эволюции.

                  Из Библии Психиатра.    

                                                (Линде Н.Д.)

 

 

        Казалось бы, зачем возвращаться к этому, давно решенному отечественной психологией вопросу? Давно, дескать, доказано, что психика есть свойство такой высокоорганизованной материи как мозг, что тут обсуждать?

         Но ведь это убеждение характерно было только для того времени, когда в нашей стране доминировала коммунистическая партия и соответствующая идеология, сейчас эта точка зрения перестала быть обязательной, а научных доказательств она на самом деле вовсе не имеет, если рассмотреть этот вопрос внимательно. В то же время последствия такого убеждения нашей науки для практики воспитания, обучения и лечения людей просто неисчислимы. Причем, опровергнуть эту концепцию можно, вовсе не прибегая к эзотерическим и экстрасенсорным аргументам, а оставаясь на позициях науки и логики.

Никто не говорит, что компьютерная программа является свойством такой высокоорганизованной материи как компьютер! Все понимают, что работа программы – вот самое главное в компьютере, а компьютер - является только средством для функционирования программ. Точно также и мозг не является органом, порождающим психику, он является только тонко организованным инструментом для функционирования психики.

         Хитрое слово – «свойство». Понятно, что авторы, предложившие этот термин, хотели отойти от понимания психики как некоторой реальности. Если психика имеет независимое от мозга существование, то это подтверждает религиозную точку зрения, а это недопустимо с позиций доминировавшего в те времена материализма и воинствующего атеизма. Но и такое объяснение, что мозг порождает психику (как печень – желчь), но как нечто особое, отдельное от мозга, тоже не подходит.  Ведь тогда психика обретает, пусть и генетически связанное с мозгом, но все-таки самостоятельное существование.                                 Материалистической «научной» психологии необходимо было (для чисто идеологических задач) доказать, что души нет. А если душа даже порождается мозгом, то она все-таки есть, а это недопустимо! Поэтому слово «свойство» подошло как нельзя лучше, ведь как только объект исчезает, то и его свойство исчезает… Но самое главное в том, что эти свойства являются непосредственным проявлением материи, она и тут главная, вот и баста!

Тем не менее, мы не будем доказывать, что психика существует отдельно от мозга, как самостоятельная душа или некоторое материальное порождение мозга, хотя известно множество свидетельств в пользу таких воззрений. Наша задача другая. Мы хотим только лишь показать, что психика выполняет свои задачи с помощью мозга, но не является, ни его порождением, ни его функцией, ни его свойством. Это нужно не затем, чтобы подтвердить идеалистическую точку зрения, а для того, чтобы утвердить самостоятельность и независимость психических процессов, чтобы показать возможность и необходимость анализа психических явлений исключительно с помощью психологических понятий. Чтобы показать, что причины психических явлений следует искать опять же в психологических фактах и явлениях, а не в особенностях работы мозга. Если только речь не идет о поражениях мозга.

          Можно ли сказать, что ходьба является порождением ноги? Вроде бы да, но на самом деле нет. Не нога же порождает ходьбу... Можно ли сказать, что ходьба является функцией ноги? Вроде бы да, но на самом деле нет. Мы ходим с помощью ног, но можем стоять, бегать, драться и танцевать, а некоторые инвалиды могут с помощью ног чистить зубы и писать! Функция зависит не от ног, а от того как ими пользуются. Также ходить можно и на руках. То есть функция может выполняться другими органами. Можно ли сказать, что ходьба является свойством ног? Вроде да, но на самом деле нет. Ноги приспособлены для ходьбы, но нельзя сказать, что если у кого-то появятся ноги, то они сами собой начнут ходить.  Можно сказать, что свойство стекла – быть прозрачным, оно прозрачно само по себе. Но нельзя сказать, что свойство ноги – ходьба, они не ходят сами по себе.

Знаете ли, мозг тоже не думает, и не чувствует, и даже не спит сам по себе, это мы его так используем. Да, без ног мы не можем ходить, хотя тоже не точно, некоторые могут ходить на руках или на протезах. Да без мозга мы не можем думать (мы договорились, что не рассматриваем концепцию перевоплощения и т.д.), но это мы используем его для решения соответствующих задач. Сам по себе он может и не функционировать, иначе все люди, которые находятся в коме, а мозг у них цел, должны были бы сами собой выйти из комы, потому что мозг сам собой бы начал проявлять свои психические свойства. Если ленивый ученик не хочет учиться и использовать свой мозг для решения школьных задач, то он и не будет функционировать сам по себе.

Но это не является главным аргументом, главное состоит в том, мозг думает, так как нам нужно и о том, что нам нужно, управляет телом, в соответствии с программами нашей деятельности и т.д. Мы управляем мозгом, а не он нами! Это в конце-концов просто очевидно!

Но дело обстоит еще гораздо интереснее. Для всех органов известно, что функционирование ведет их развитие, и каждый орган приспосабливается к тем задачам, которые с его помощью решаются. Если мы упражняем мышцы с помощью поднятия штанги, то они будут развиваться, увеличиваться в объеме и т.д. Но если мы будем использовать мышцы в танцах или гимнастике, то они тоже будут развиваться, но иначе, чем при применении штанги. Почему-то про мозг такого никто не думает, хотя результаты обучения детей более чем очевидны. Почему-то думают, что это мозги заранее у всех разные, а не люди тренируют свои мозги в соответствии со своими целями.

Результаты влияния психики на мозг потрясающе очевидны, если рассмотреть функциональное строение мозга. Нам всем давно известно, что зона коры головного мозга, предназначенная для различения и порождения речи, находится в левой височной доле. А почему? Никто не говорит, а ответ очевиден. Потому что эта зона расположена рядом с ухом! Так быстрее и проще различать звуки речи, если письменность основана на сочетании фонем. А если письменность основана на иероглифах, как у японцев, то центр речи находится тоже вблизи уха, но в правом полушарии, которое более связано с различением зрительных образов, чем левое. То есть мозг явно приспосабливается под те психические задачи, которые необходимо решать.

Да как же может быть иначе? Мозг у всех примерно одинаков, не меняется в ходе эволюции, а психические задачи в разных культурах и разных жизненных условиях, при разных профессиях сильно различаются. Мозг должен по необходимости быть чрезвычайно гибко организованной системой, которая может приспосабливаться для решения миллионов различных задач. В этом-то и состоит его пресловутая высокая организованность! В нем могут быть предустановленны как в компьютере некоторые базовые программы, которые обеспечивают создание и функционирование всех прочих программ, но он не может содержать в себе все возможные варианты. Он должен учиться по ходу жизни…

А почему, кстати, зрительная кора находится в затылочной области? Опять очевидно! Да она как экран, на который проецируется образ мира через глаза! Из затылка отлично видно все, что находится перед глазами. Как будто субъект находится в затылке. Так проще и естественней, чем расположить зрительную кору на лбу и смотреть на мир из нее. Также из левого полушария проще видеть всю правую половину пространства и своего тела. А из правого – левую половину пространства и тела. Все организовано максимально просто и ясно с точки зрения удобства и быстроты выполнения психических функций.

А почему моторная кора находится в теменной области? Да потому что сверху все тело хорошо видно! Все тело проецируется в теменную область, ничего выше ее нет, а иначе было бы неудобно управлять телом! Как будто субъект находится сверху. Вот как все просто, функция предопределяет строение. Психические задачи предопределяют функции мозга и тем самым его строение, а не наоборот.

А какие психические функции находятся в лобных долях? Никто до сих пор точно не знает. При физическом нарушении работы лобных долей (например, железный стержень насквозь пробил исключительно лобные доли) человек вполне способен выполнять свою прежнюю работу и не наблюдается выпадения каких-либо функций. Только он становится каким-то грубым, трудным в общении, как будто нарушаются его моральные качества. Почему? Да потому что лобные доли отвечают за самосознание! Лобные доли не обращены к внешнему миру, как, например, затылочные, лобные доли обращены внутрь головы и отражают работу всего остального мозга. Благодаря лобным долям человек обеспечивает функцию самонаблюдения и самооценку, поэтому он может понимать, когда действует хорошо, а когда плохо.

Помните знаменитую операцию – лоботомию? Через глазные впадины в мозг вставляются две спицы, ими совершаются легкие вращательные движения, подрезаются все связи лобных долей с остальным мозгом. В результате человек выздоравливает буквально от любого психического заболевания. Он больше не бьется в припадках, а счастливо улыбается и живет спокойно. Теперь его все устраивает, он может выполнять простые социальные функции, может работать. Но теряет самокритику и амбиции, теряет творчество и стремление к саморазвитию. Он превращается как бы в счастливый «овощ». Эти пациенты перестают сравнивать себя с другими, испытывать комплекс неполноценности, стыдиться себя, ненавидеть себя и т.д. Поэтому они счастливы. Поэтому лоботомию запретили.

Значит, эти эксперименты подтвердили, что все психические заболевания  происходят от самосознания личности. Когда человек недоволен самим собой и отрицает самого себя. Больные шизофренией настолько отрицают свое «Я», что теряют способность тестировать реальность. Больные маниакально - депрессивным психозом стремятся к достижению чего-то сверхчеловеческого, убеждаются, что не могут достичь этого и впадают в депрессию. Эпилептики хотят одновременно следовать правилам и нарушать правила, чтобы доказать себя. Истерические больные хотят обратить на себя внимание любой ценой. Люди с паническими атаками изгоняют из себя часть своей личности и боятся самих себя. И т.д.

Поэтому мы формулируем принцип: «Счастье, это когда человек является самим собой, да еще одобряет самого себя!» Поэтому задача психотерапии состоит в том, чтобы помочь человеку одобрять самого себя независимо от наличия у него самосознания!

Наконец, вопрос «на засыпку»: «А почему левое полушарие ответственно за логику, сознание, стереотипы, принятие решений и т.д., а правое – за эмоции, бессознательное, творчество и образы?» Помните, как нас всех потрясло это открытие с расщепленным мозгом! Кто-то, кажется, получил за него Нобелевскую премию. Но до сих пор никто не догадался,  почему мозг устроен  так, а не иначе. А ведь все обстоит, до смешного, просто.

Дело все в том, что сердце у человека находится слева! А это значит, что сердце следует прикрывать щитом во время битвы, а управлять мечом следует правой рукой. Миллионы людей участвовали в сражениях на протяжении многих веков. Они тренировали правую руку для нанесения решительных ударов, она должна была подчиняться логике, воле, сознанию, быть активной и действовать строго по приказу. Мужской принцип – Янь. Правой рукой, как известно, управляет левое полушарие, опять потому что слева виднее вся правая сторона пространства. Левая же рука должна быть более пассивной, защищать сердце. Правое полушарие управляет левой рукой, потому что справа виднее левая сторона, и оно тренировалось в предвидении, чувствительности, различении образов и эмоциях. Это женский принцип – Инь. А суммарно получилась полная система: Инь-Янь. Соответственно всех детей сразу же учили активно действовать правой рукой… Поэтому, повторимся, левое полушарие отвечает за логику, принятие решений, социальные стереотипы, различение фонематической речи, сознание и постижение смысла. А правое - за образы, эмоции, интуицию, творчество и т.д. Вот так…

В таком распределении функций могут сыграть свою роль и культурные стереотипы: сердце – орган любви и т.д., но все равно это психологические факторы. Однако постоянная практика миллионов с нашей точки зрения  важнее поэзии, поскольку заставляет мозг приспосабливаться для оптимального и максимально быстрого решения поставленных задач, поскольку от этого зависит жизнь и смерть, поражение и победа. Так что это объяснение убедительнее.

Цитирую по сравнительно новому и очень солидному отечественному учебнику клинической психологии:

«В материалистической психологии первичность материи и вторичность сознания доказывается тем, что психика возникает только на определенных этапах развития материи, а именно на ее высших ступенях – так называемое филогенетическое доказательство. Доказательством того, что мозг является субстратом психической деятельности, являются нарушения ее при поражениях мозга. Это – патопсихологическое доказательство. И, наконец, онтогенетическое доказательство заключается в том, что постепенное созревание и развитие нервной системы в процессе возрастного развития создает необходимую основу для психического развития человека.

Таким образом, по своему субстрату психика – свойство высокоорганизованной материи. По своему содержанию психика является отражением объективной действительности».

Если применить вышеуказанную логику к компьютеру, то это звучало  бы примерно так. Программы и их функционирование являются свойством такой высокоорганизованной материи как компьютер потому что: 1. вместе с эволюцией компьютеров усложнялись программы; 2. при поломке компьютера функционирование программ ухудшается; 3. при добавлении к базовому компьютеру новых блоков памяти и дополнительных процессоров, программы начинают работать лучше и сами откуда-то появляются более сложные программы. Нелепость подобных рассуждений в отношении работы компьютеров очевидна, но когда речь идет о мозге, у людей начинает работать какая-то другая логика.

Рассмотрим немного по-другому каждое приведенное выше «доказательство».

  1. Да, для осуществления психических функций необходимо достаточно сложное материальное устройство. Так, например, для работы компьютерных программ необходимо иметь сложный компьютер, но никто не скажет, что сначала возник компьютер, а потом он почему-то стал выполнять какие-то программы, которые постепенно усложнялись, в соответствии с усложнением компьютера. Это у живых организмов возникла потребность в выполнении все более сложных психических функций, соответственно мозг возник и  все более усложнялся по своему строению и увеличивался в объеме. Как уже показано выше – функция определяет строение мозга. Также как сначала у животных возникла потребность в движении, а потом возникли органы движения, которые потом совершенствовались и развивались.
  2. Патопсихологическое доказательство самое казалось бы очевидное. Нет мозга – нет психики, вот и все. Нарушилось что-то в мозге – нарушилась психика. Куда же яснее! Однако мы не говорим, что дыхание является свойством легких из-за того, что без легких человек не может дышать. Дыхание является функцией, осуществляемой с помощью легких, но еще и с помощью крови, эритроцитов, гемоглобина и т.д.

Дыхание также может осуществляться жабрами, кожей, листьями и еще другими средствами. В принципе никто не доказал, что психика не может осуществляться ничем, кроме мозга. Растениям, например, тоже свойственны некоторые психические функции, особенно хищным растениям, а мозга у них нет! Часть психических функций уже сейчас можно выполнять с помощью компьютера, уже можно создавать искусственные руки и глаза.

Еще одно ироническое рассуждение. Мы можем наблюдать, как с каждой выпитой рюмкой, психика человека функционирует все хуже и хуже, но мы не можем сказать, что психика является отрицательной функцией от водки.

Но самое главное состоит в том, что хотя поломки в компьютере влекут за собой нарушения в работе программ, но, опять же, никак нельзя из этого судить, что программы являются свойством компьютера. Если ломается инструмент (лопата), то и его работа не может быть выполнена (яма), но эта работа (яма) не является свойством инструмента (лопаты). Психика – это просто работа мозга!

  1. Онтогенетическое доказательство такое же наивное, как и филогенетическое, опять местами поменяли лошадь и телегу. Если психика ребенка развивается, то обычно созревание нервной системы соответствует процессу ее развития, а не наоборот. Легко найти в жизни примеры, когда мозг индивида созрел, а по уровню психического развития он остался маленьким незрелым ребенком. Встречаются и такие случаи, когда 9-ти летний ребенок с уникальными математическими способностями поступает в университет, хотя его мозг не мог стать таким же зрелым, как у его 18-летних сокурсников. Также всем известны случаи, когда ребенка воспитывали волки, в результате его человеческие психические функции не получили развития, несмотря на полноценное развитие мозга.

Таким образом, мы не можем признать психику как свойство высокоорганизованной материи. Мы не можем также признать ее отражением объективной реальности, но это предмет другой статьи.

Определять психику через мозг вообще неправильно с точки зрения научного мышления. Психика должна быть определена онтологически, то есть сначала как некоторое явление, имеющее само какие-то внешние проявления и свойства, по совокупности которых можно определить, что данный объект обладает психикой или нет.  Тут прав А.Н. Леонтьев, связывающий происхождение психики с появлением у животного чувствительности к абиотическим сигналам. Достаточен и правилен ли этот критерий – вопрос отдельный и весьма сложный. Необходим такой критерий психики, которым можно было бы воспользоваться, даже прилетев на Марс.

Я, например, считаю, что главный признак психики – автономное и автохтонное, то есть самоуправляемое и самопорождаемое, поведение. Но в данном случае не это является предметом дискуссии. В любом определении психики не нужна ссылка на мозг, поскольку психика проявляется не в наличии субстрата, а в активности определенного типа. Если камень на Марсе отпрыгнет от космонавта, а при его приближении снова отпрыгнет или укусит последнего за ногу, то придется признать, что у этого камня есть психика, даже, если у него нет мозга. Но опять же, дополнительным условием будет подлинная автономность и автохтонность камня, то есть условие, что его никто не сделал и не запрограммировал, и никто не дергает «за ниточки».

Вообще признаком жизни является независимое от среды существование некоторого объекта, сохраняющего свою автономность и постоянство внутренней среды, несмотря на неблагоприятную для этого внешнюю среду. Живое существо использует внешнюю среду для поддержания своего независимого существования, а не просто отражает ее в себе в виде точной копии. Каждое существо отражает мир по-своему, в зависимости от своих потребностей. Кроме того, в психике существуют избыточные по отношению к среде элементы: отражение самого себя, эмоции и желания, фантазии и планы, цели, навыки и т.д. То есть психика богаче по своему содержанию, чем окружающая среда! И не может быть признана только лишь отражением этой среды.

Если мозг такой замечательный субстрат, что может выполнять психические функции, это еще не означает, что не может быть в принципе какого-то другого субстрата. Перефразируя одну известную фразу можно сказать: «Была бы психика, а субстрат найдется».

Впрочем, это доказывается и прямыми экспериментальными данными. Известно, что у эпилептиков в коре головного мозга имеется так называемый водитель ритма. Это группа нервных клеток, которые начинают возбуждать ритмическую активность всей коры головного мозга, что в результате приводит к припадку. Если эту небольшую группу клеток уничтожить с помощью тонкого электрода, то на какое-то время припадки прекратятся. Но потом снова возникнет аналогичный водитель ритма где-то рядом с предыдущим центром. Если выжечь и его, то потом образуется еще новый и т.д. То есть новые участки субстрата выполняют необходимую организму, хотя и патологическую функцию. Психика определяет работу субстрата.

Аналогичные по смыслу результаты получены еще в 30-е годы 20-го столетия бихевиористом Лешли. Он показал, что психическая функция выполняется как бы всем мозгом в целом, а не отдельными его кусочками.  Что вызвало бурный протест великого И.П.Павлова, с точки зрения которого работа мозга подобна работе большой телефонной станции, запоминающей привычные цепочки связей. Но, как оказалось, Лешли был прав. Он формировал условный рефлекс у крыс, удалял у них участки коры головного мозга, которые отвечали за этот рефлекс, а рефлекс сохранялся, хотя и не на сто процентов. Если удалить еще большие области коры, то рефлекс все равно сохранялся, но составлял еще меньший процент от первичного уровня выработки. И так далее…

И.П.Павлов был настолько возмущен, что кричал и даже топал ногами, он говорил так быстро, что переводчик не успевал и перевел его длинную речь просто: «Профессор сказал: «Нет!» Но, повторюсь, оказалось, что Лешли был прав, то есть психика определяет работу субстрата, а тот гибко приспосабливается, что очень правильно, иначе не возможно было бы выполнять очень разнообразную психическую деятельность.

Заметим, что в тех случаях, когда функции уже закрепились в тех или иных зонах мозга, дифференциация областей коры головного мозга уже произошла, то травма отдельного ее участка привести к выпадению определенных психических функций, но компенсация этих функции все-таки возможна, что показал еще А.Р.Лурия в работах с военными травмами. Его работы и многие современные данные подтверждают фантастическую пластичность мозга, что, впрочем, и следовало ожидать.

Таким образом, сформулируем окончательно основные выводы.

  1. Психика не является ни свойством, ни функцией, ни порождением мозга, но психика осуществляется с помощью мозга.
  2. Мозг является сложно, гибко и полифункционально организованным инструментом, приспособленным для эффективного и быстрого выполнения многообразных и сложных психических функций.
  3. Базовые психические функции «предустановлены» в мозгу в результате его длительной эволюции.
  4. Архитектоника коры головного мозга и, видимо, других его отделов подчиняется задачам оптимального и быстрого выполнения возложенных на него самой жизнью человека задач. 

Рассмотрим же теперь последствия противоположной точки зрения для науки психологии, психиатрии и простого народа.

Во-первых, в результате повсеместного засилья привычной псевдо-материалистической точки зрения, все студенты психологи воспитываются в том духе, что мозг является каким-то Богом, обладающим совершенно непонятной мистической силой, возникшей в нем благодаря его неопределимой высокой организации, которая позволяет ему обладать непонятным и недоступным разумению свойством, называемым психикой. Поэтому все они убеждены, что наилучшим объяснением психики являлось бы точное описание функционирования всех нейронов, участвующих в некотором психическом акте. Они не понимают, что это так же глупо, как описывать смысл приключенческого фильма через последовательность чередующихся цветовых пятен на экране кинозала.

Также они убеждены, что психика – это совершенно непознаваемое, а может быть и не существующее явление, не имеющее принципиального значения в процессе материальных процессов, что процесс порождения психики мозгом еще не открыт наукой, но может быть когда-то в будущем он все-таки будет понят. Но, во всяком случае, происходит это примерно так: где-то в ходе совершения нервно-мозговых процессов, материальный процесс на неизвестном этапе и непонятным способом вдруг превращается в психический. В результате чего и порождается наш удивительный субъективный внутренний мир.

Эта запутанная глупость порождает у психологов ощущение своей неполноценности и вторичности, лишает всю психологию надежды на утверждение своей значимости в жизни людей и общества.

Также распространено убеждение, что человек использует свой мозг только на 4-5 процентов, а надо бы на 100! Это связано с тем, что одновременно у человека активны только 4-5 процентов нейронов. Но, боже мой, что бы случилось, если бы все нейроны заработали одновременно! Это был бы полный хаос, припадок! Работают только те нейроны, которые нужны для выполнения текущих психологических задач, а потом работа переключается на другие ансамбли нейронов. Это еще раз показывает, как психика управляет работой мозговых структур, гибко использует возможности мозга.

Во-вторых, это убеждение порождает целую серию абсолютно глупых исследований типа поиска нейрона алкоголизма. Это алкоголизм создает нейроны алкоголизма, а не нейроны создают алкоголизм. Такие воззрения тормозят нейропсихологию и психологию, не позволяет объяснить даже простые факты строения мозга, как было показано выше.

В-третьих, это убеждение тормозит освоение и развитие чисто психологических концепций работы психики и мозга, таких как психоанализ, теория К.Юнга, теория А.Адлера и т.д., не говоря уже о трансперсональной психологии. В советские времена это все было просто запрещено, а сейчас медленно осваивается, все еще  не признается и не принимается как естественная, органическая часть психологии и медицины.

В-четвертых, это неправильное убеждение не случайно признается основой всей клинической психологии и психиатрии. Тем самым сразу же указывается, что основой всех психических нарушений является мозг, а значит, истинная их причина находится всегда в мозгу и лечить их следует воздействием на мозг. Психологическое же лечение невозможно, психология играет лишь подсобную роль. В то время как еще З.Фрейд доказал, что психические заболевания имеют чисто психологическое происхождение и лечить их можно и должно только психологическими воздействиями. Конечно, с горечью следует признать, что тяжелые психические заболевания редко поддаются психологическому лечению, что это лечение слишком длительное и требует очень высокой квалификации, а, следовательно, и оплаты. Поэтому ничего другого пока не остается, для массового «больного», конечно, как применять для их лечения медикаменты.

Но развитие психотерапии, психологического понимания психических нарушений, крайне важно для огромной массы здоровых людей и тех «больных», которые вполне способны вернуться к здоровью. Оно важно и для профилактики психических заболеваний, давая, например, родителям, знания о том, какие ошибки семейного воспитания могут привести к нежелательным последствиям в психике детей.

В-пятых, это убеждение стало мнением почти всего населения страны. Оно вводит огромные массы людей в заблуждение и служит основой массы предрассудков. Большинство людей убеждены в генетической и физиологической предрасположенности детей к проявлению тех или иных способностей и практически любой психической и даже психологической патологии. Безнадежными сумасшедшими часто признаются такие люди, которые вовсе ими не являются. Элементарная педагогическая запущенность или неправильное семейное воспитание часто служат основой все более глубокого падения личности. Заканчивается это все большим ее отвержением со стороны общества, и клеймом неизлечимо больного. Беда состоит в том, что и сам «больной» начинает верить, что он таким и является, что он не является хозяином своей психики и не может ей управлять. Сам «больной», его родственники и его врачи считают, что это не он сам создает свои психические нарушения, а что они являются результатом неправильной деятельности его мозга. Причины такой неправильной деятельности, конечно никому пока не ясны, но лекарства все-таки помогают. Следовательно, об исцелении, о нормальной жизни не может быть и речи. Отсюда происходит чувство неполноценности, признание себя   человеческим мусором, обреченным не на жизнь, а на «доживание», причем полное страданий, бедности и изоляции «доживание».

Такой клиент, попадая на прием к психологически ориентированному терапевту, испытывает шок и недоверие. Психолог всегда ориентирует его на самоуправление и победу над своими психологическими проблемами, возвращает ему ответственность за свою жизнь. Но это просто ужасает такого «больного», потому что:

  1. это противоречит всему тому, чему его ранее учили;
  2. это означает, что, то, что он долгое время делал ранее, было неправильным и вредным для него, что он по собственной вине потерял много лет здоровья и счастья;
  3. это означает, что он сам отвечает за свою психику, а он не доверяет своим возможностям ею управлять, но если это так, то теперь уж точно никто ему не поможет;
  4. это противоречит корням его мировоззрения, его проверенные координаты начинают расползаться и деформироваться, он теряет ориентацию в действительности, его жизнь теряет свою прочность;
  5. он начинает испытывать чувство вины, ощущает собственную глупость и не знает, кому верить;
  6. это означает, что он должен осознать все собственные ошибки и плохие чувства и вдобавок все это исправить;
  7. это означает, что он не сможет ссылаться на болезнь как на главную причину своих несчастий; 
  8. поэтому для него, гораздо проще признать, что психолог «какой-то странный» или авантюрист и обманщик, лучше саботировать все попытки психолога что-то изменить.

Может быть, он и согласится с психологом, но тогда у него есть еще один выход, сказать, что он просто не готов к такому лечению и сбежать, молча, так сказать, по-английски.  Иначе он будет вынужден признать, что он вовсе не болен, а здоров, а это совершенно невозможно.

Поэтому я сформулировал парадоксальный, но абсолютно правильный, афоризм о сущности психотерапии:

Психотерапия – это такое лечение больного, в процессе которого больному объясняется, что никакой болезни у него нет, а он здоров. Когда больной, наконец, понимает, что у него действительно нет никакой болезни, его болезнь действительно проходит, и он выздоравливает. Главная задача психотерапии состоит в том, чтобы помочь человеку улучшить себя, достичь внутренней гармонии с самим собой и одобрить самого себя независимо от наличия у него самосознания!

 

Я понимаю, что то, что я утверждаю в этой статье, переворачивает все привычные координаты. Поэтому большинство читателей не смогут в это поверить, они должны подумать, что так не может быть. Они должны представить, что конечно, где-то в самом главном институте сидит мудрый ученый, который, конечно, опровергнет всю эту непривычную чепуху, и им не придется пересматривать все свои убеждения. Им не придется со всем этим разбираться самостоятельно. Им не придется перенапрягать свои мозги, ведь именно мозги с их точки зрения ответственны за переваривание этой ерунды. Можно просто все это отбросить, а не думать и не раскаиваться в прошлых заблуждениях и не чувствовать себя обманутыми. А ученым не придется писать новые учебники!   

А главное, ведь автор так и не ответил, как же все-таки появляется психика. Мировоззрение читателя становится совсем неудовлетворенным, расплывчатым и непрочным. Где же психика спит, когда человек не думает, и как процесс функционирования программ в мозгу приводит к созданию психики прямо здесь и теперь?

Отвечаю на эти претензии. Поглядите как на книгу, которая лежит перед вами. Где находится ее смысл? Ведь у нее есть смысл, не правда ли? В ней много букв, но смысл нигде не записан. В него нельзя ткнуть пальцем. Смысл появляется только тогда, когда вы будете ее читать. Но, если ее будет читать другой человек, у нее может оказаться совсем другой смысл, а может быть его и вовсе не окажется! Вас это не удивляет? А ведь с психикой точно так же! Она существует только тогда, когда живет, когда действует. До этого она существует, но только потенциально. Как потенциально существует смысл этой книги. Говоря метафорически, психика - это огонь! Где находится огонь, когда дрова не горят?

Психика это процесс, это свершение, это двунаправленная работа, соединяющая внешний и внутренний миры, а также автономная работа во внутреннем мире, проводимая на благо этого же внутреннего и этого же внешнего мира. Позаботимся же о своем внутреннем мире, и наш мозг скажет нам: «Спасибо!»

 

Список литературы отсутствует

 

2014-12-25
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?