Конспект доклада профессора Девида Гудмана на конференции в Дахау в апреле 2015 года, посвященной 110 летней годовщие Виктора Франкла и 70-летию его освобождения из концлагеря. Перевод с немецкого.

Дорогой Виктор!

Уже 70 лет прошло с тех пор, когда ты был освобожден из лагеря.
А 70 лет назад я освободился из лагеря в Будапеште!
70 лет назад и ты, и я не могли себе представить, как наша жизнь будет развиваться после освобождения. Ты знал, почему ты оказался в лагере - ты был еврей и это был твой единственный грех!
И я не забыл, что причиной моего страдания был тот же грех. Судьба евреев в годы войны казалось была предопределена,  и только чудо спасло нас от гибели.

Как переживший Холокост, я понимаю, что между нами возникло понимание. Может быть больше чем просто понимание -  наша дружба стала крепкой и «специального характера»

Ты был воспитан в европейский традициях. Ты олицетворяешь и несешь в себе  талант и идеи творчества, те, что еврейский народ дал этому миру.
Я родился за год до прихода нацистов к власти, и не смотря на это, я тоже познал этот мир в страданиях. Фон нашего воспитания создал и выделил нашу встречу,  которая стала актом судьбы.
Еще задолго  до встречи с тобой я ощущал ее. Но не мог представить, как будет проходить эта встреча! Я всегда буду благодарен этому счастью – встретить тебя и дружить с тобой. Это всегда была большая радость для нас троих: тебя, Эли и меня.
Эли и я, мы говорили и вспоминали те радостные моменты, которых много в нашем общении и дружбе. Теперь, когда я осматриваю свое прошлое, то понимаю как много мы  разделили. И наша дружба не могла быть иной! Я многим обязан тебе. Моя автобиографическая книга «Трудное возвращение домой» была написана под твоим влиянием.
Поэтому, дорогой Виктор, позволю рассказать о том, что ты не знаешь, я расскажу о том, что  мы не сказали друг другу, так как говорили при встречах о другом.
В той книге ты пишешь, что ты был мальчиком, и в годы Первой мировой войны, чтобы купить картофель для своей семьи тебе приходилось часами стоять в больших очередях.
30 годами позже я был в гетто в Будапеште  и тоже стоял в очереди за супом для своей семьи. Стоял и не замечал падающих с неба бомб. Более того, я даже был рад им,  так как из-за бомб очередь сокращалась. Все убегали в страхе!
Но часто, когда подходила моя очередь суп заканчивался! 
А в годы первой мировой войны ты воровал в Чехии, ты воровал на поле колосья,  для того чтобы твоя семья не голодала!
После освобождения из гетто я воровал мясо из конюшен,  брал еду из разбомбленных магазинов. 
Еще молодым человеком ты консультировал молодых людей и помогал им искать смысл в трудных жизненных ситуациях.
В свою молодость я занимался организацией помощи еврейским детям, которые родились  в  арабских странах и эмигрировали с родителями в Израиль. Дети жили в кибуце, так как  родители  не могли содержать их. И тогда я так же пытался помочь им найти смысл и счастье в жизни.
Когда ты начал борьбу за выживание в Германии  мне было только 6 лет. Моя борьба за выживание началась 6 годами позже, когда в Будапешт вошли немецкие войска. До этого я разбирал антисемитские высказывания своего учителя. 
В ноябре 1944 года ты уже более 2-х лет страдал в лагере!
Мое время в лагере длилось только 3 месяца, но и этих месяцев мне было предостаточно и думаю, что их с лихвой хватило людям рядом со мной.
После того, как немецкие войска весной 1944 года оккупировали Венгрию,  я должен был носить желтую звезду Давида,  так же как и ты в Вене!
Я не забуду мать, как она пришивала мне на пальто эту звезду! Я не забуду, что когда с этой звездой выходил в школьный двор, на меня сыпались оскорбления от одноклассников и многие учителя потакали им, те учителя, которых я уважал до этого!
В 6 классе я покинул эту школу и поклялся больше не возвращаться сюда!
Мне еще не было 12 лет, но я тогда чувствовал огромную опасность, почти конец для еврейского народа в Венгрии. До оккупации Будапешта венгерские евреи надеялись на скорое окончание этой войны  и быстрое возвращение нормальной  жизни. Но мы не знали,  что к весне 1944 года в оккупированных немцами странах Европы миллионы нас уже были замучены и  мертвы.
В 1942 году в лагере умер твой отец.
2 года спустя я потерял своего отца. Он находился на принудительных работах и был послан в Россию для разминирования и там пропал без вести . После войны я потратил много времени и сил, чтобы узнать его судьбу, на до сих пор я не знаю, что произошло с ним!
Во всех европейских странах, которые были заняты немецкими войсками, именно в Венгрии «очистить» от евреев удалось быстрее всего,  для нас был большой позор.
И ранней весной 1944 года,  когда всем было очевидно, что война фашистской Германией  уже проиграна, и даже тогда более полумиллиона были отправлены в Освенцим на верную смерть! В ноябре 1944 было создано гетто, и мы были отправлены туда!
Всех, в том числе и меня, ждал трудный путь к этому гетто! Пока мы шли туда,  мы слышали разные оскорбления от людей, плевки и тычки сопровождали нас!
Больше всего обижало то выражение ненависти, с которым люди смотрели на нас, ни у кого не нашлось толики симпатии и поддержки в  наш адрес! Никто из тех, кто были на улице,  не сказал нам на этом пути ничего доброго! Наша судьба была предопределена!
В гетто нас ждали тяжелые условия,  мы были собраны в маленькие помещения, где отсутствовала вода,  электричества, мы сидели и спали на голом полу или просто на земле. 
Все в гетто голодали. Мою младшую сестру с помощью организации Красный Крест родителям удалось устроить в сиротский приют, где были условия лучше, там была еда и кровати. Но я не мог оставить ее там одну и в холодную ночь, когда на улице было минус 20 градусов мы с ней бежали! Мы проскочили по последнему свободному мосту через Дунай и вернулись в гетто в нашу семью к матери и  сестрам! До сих пор у меня в голове стоит голос охранника, который непонимающе крикнул нам: «Вы что! С ума сошли, чтобы возвращаться сюда?!» А спустя несколько месяцев после войны мы узнали, что в ночь нашего побега из сирот кого дома, в него вошли хулиганы и всех детей и взрослых вывели и  расстреляли у реки!
Но после того, как мы вернулись в гетто страдания наши были столь глубоки, что мы  ждали смерти! Я каждый день ходил за супом в надежде на суп и хлеб. Однажды, когда я в очередной раз возвращался домой без супа, вдруг увидел морковку. Это была настоящая морковка. Она лежала в траншее! Я наклонился для того, чтобы поднять это сокровище с земли, но заметил немецкого солдата. Он уже приготовил оружие и нацелил его  в мою спину. Я был уверен,  что погибну! И в этот миг я повернулся и улыбнулся ему. Вдруг он улыбнулся мне в ответ и жестом разрешил поднять морковку! Я поднял это сокровище и очень медленно начал уходить, ожидая выстрела в спину, но выстрела не было!
Дорогой Виктор, этот акт сочувствия немецкого солдата - стал причиной того,  что мне удалось понять логотерапию!
Я думаю, что это не небрежность солдата, а то,  что он осознанно не пустил пулю в мальчика -  было выражением человечности его души!
Хочу тебе с удовольствием сказать, что у меня была возможность ответить на этот акт человечности. Летом 1946 года я сидел  с небольшой группой друзей на берегу Дуная в Германии. Мы обедали, это были венские сосиски, хлеб, шоколад и сок. Мы начали есть и увидели,  как немецкие дети из соседнего села подошли и голодными глазами стали смотрели на нашу еду. Для них эти продукты были огромным праздником. Они присели недалеко от нас, развернули свои завтраки, там были тоненькие кусочки хлеба и все!
Один из нас сказал: «Ну теперь то мы можем отомстить за то, что нам пришлось испытать во время войны!» Но я вспомнил эту морковку! И сказал, что мы дадим этим детям нашу еду. Друзья стали смеяться надо мной: «Ты что, сошел с ума? Это же немцы! Как можно давать им еду?!»
Я настаивал на том, что дети не отвечают за поступки родителей. И не стал ждать их одобрения и ответа, просто подошел к немецким детям и дал им половину своего обеда. Друзья тоже поделились! Наградой для всех нас стали улыбки на лицах этих детей.
Я вспоминаю еще один случай, который произошел тоже в войну, когда Красная армия окружила Будапешт. Мы оказались в окружении и не могли ходить за супом. Мы снова голодали и были на грани смерти! Да, в январе 1945 года мы готовились умирать от голода! Вдруг появился российский солдат, сказал,  что немцам капут и начал угрожать нам, Ни у кого из нас не было мужества ответить ему. Вдруг я нашел в себе силы и пополз к нему, протягивая навстречу руки. Он увидел меня, вдруг достал большой кусок хлеба и дал мне. Этот кусок хлеба спас нас тогда от верной смерти!
Я благодарен этому неизвестному солдату Красной армии. Кто знает,  что с ним произошло позже в последние дни войны. Но я знаю, что он сделал то, что сделал бы Человек.
В апреле 1945 года ты был освобожден из лагеря. Ты возвращался в Вену истощенным, больным, ты был на грани самоубийства. Но потом ты получил самый большой подарок судьбы - Элен! Она - сильная женщина,  как это написано в Ветхом завете. Она вернула тебя к жизни,  дала семью и восстановила твои силы!
Ее талант и энтузиазм, ее помощь позволили тебе реконструировать жизнь! Ты стал знаменит и уважаем. Твои работы давали и дают смысл для миллионов людей всего мира!
Дорогой Виктор!
То, чего нет в моих книгах - ты выжил для того, чтобы реконструировать ту рукопись, которая была утрачена в Освенциме. Эта книга спустя год после освобождения была написана тобой и опубликована!
Я имел честь перевести эту книгу на иврит. И первый ее экземпляр я отправил Элен. Я хотел,  чтобы ты увидел - как ценят твои мысли, идеи те люди,  которые активно занимаются душевным попечительством!
Надо сказать, что моя борьба за выживания не завершилась после моего освобождения из гетто. После всего того, что произошло с евреями в Венгрии, у меня были твёрдые убеждения уехать из этой страны. Мне хотелось начать новую жизнь за пределами Европы! Моим идеалом была жизнь в Израиле, я хотел строить еврейское государство, обрабатывать землю там,  где евреи жили в безопасности.
После Холокоста я поклялся, что сделаю все для того, чтобы евреи никогда больше не стали  жертвами ненависти и убийства. Мы будем всеми средствами  бороться, чтобы наша культура и наши ценности были сохранены 
8 декабря 1945 года я выехал в Израиль, но моя поездка заняла 2,5 года. Я тоже был болен и сначала попал в больницу в Вене.

Ты был тогда главный врачом в неврологии и спас жизнь многим людям. Есть такое место в Талмуде:  кто спасает одну душу способен спасти весь мир! Душа каждого человека -  это мир сам по себе!
Многие после войны потеряли свои семьи и свои корни. В Австрии и Германии я видел разных людей, похожих на меня. В январе 1946 года я был в Мюнхене, и там перед зданием разбомбленного музея истории я дрожал от холода и голода,  но это были не те страдания, которые выпали на твою долю в лагере!
Помнишь, ты говорил, что когда в праздник ты пел тору,  то кантор сказал тебе, что ты обязательно должен петь!
У меня тоже был хороший голос . И я выступал перед беженцами и эмигрантами, кто потерял свои корни! Жизнь шла своим чередом мы с тобой  не стали канторами!
Летом 1946 года понемногу начались реализовываться  моя мечта жить в Израиле. Вместе с другими беженцами я вступил на  судно Исход, другой корабль с названием Оборона также известен тем,  что способствовало строительству государства Израиль! 
Многие знают, что эти корабли были захвачены англичанами и под конвоем  сопровождены  до Хайфы. Там всех нас вынудили пересесть на британские суда и вернули обратно в Германию якобы за нелегальный въезд в Израиль. Почти 3 месяца мы ели и спали на палубе.
Когда мы, наконец, прибыли в гамбургский порт, то британская военная полиция посадила нас  в поезд. На окнах этого поезда тоже была колючая проволока.

Представь, Виктор, когда спустя два года после войны евреи пережившие Холокост опять были отправлены в  лагерь!
Ты ушел из немецкого лагеря, а я оказался в британских лагерях!
Хотя конечно,  между немецким и британским лагерем была огромная  разница, как между небом и землей, но любой  лагерь остается лагерем.
В апреле 1948 года я, наконец, достиг своей Родины и стал пионером израильского возрождения. Я продолжал свою мечту и стал изучать в Иерусалиме педагогику. 
Многие годы спустя, когда я преподавал в университетах, я всегда использовал твои книги и старался  интегрировать их в свои тексты!
Дорогой Виктор! Когда я был у тебя в 1988,  я был тронут скромностью твоей квартиры. Я думал, что ты богач, если так известен! Но к моему удивлению, что вы с Элен жили в таких скромных условиях -  это еще больше усилило восхищение тобой!
Элен после твоей смерти мне показала настоящее сокровище - это украшения или письма людей,  которые ты получил со всего мира. Нет. В маленьком сундучке, который ты сделал своими руками, ты хранил самые ценные свои вещи - кусочек колючей проволоки концлагеря, очки,  которыми ты пользовался там; талит и кепку-каскет,  которую тебе дали для еврейского праздника.  Меня это очень тронуло! 
Мои сокровища – это карикатуры,  которые ты показал, твои доклады и подписанные тобой книги! Ты знаешь, как я благодарен за твое вступление к моей книге!
Хотелось бы сказать тебе, что я часто вспоминаю,  как мы гуляели по кампусу венского университета, и ты тогда поддерживал мою руку! Мы пошли вместе в кафе, которое любил  посещать Фрейд. Как ты показал мне церковь,  где ты принял  решение не уезжать в США и остаться с родителями! Я уверен, что твоя долгая жизнь отчасти  была тебе  даром от Господа за то, что ты выполнил пятый завет. Вспоминаю, как  мы говорили о твоих чувствах и восприятии вины,  и ответственности.

Я хочу признаться тебе, что у меня долго была ненависть к немецкому и немцам.  Я отказывался говорить на немецком, покупать немецкие продукты, организовывать конференции, которые финансируются  Германией! Но когда ты настоял на том, что коллективной вины нет, что  важно серьезно смотреть на каждый отдельный случай и смотреть индивидуально. Мне пришло воспоминание того, как немецкий солдат разрешил поднять морковь, и это в какой-то степени определило мою жизнь!
Дорогой Виктор, ты прав,  люди могут действительно трансцендировать от своих чувств и установок! И я не учился у тебя, у меня нет диплома логотерапевта, но я был студентом в твоей настоящей жизни. Для меня ты был  духовным ментором, моей совестью, моим напоминанием - оставаться скромным и великодушным! Твоя дружба привела к тому, что я ушел от геронтологии к логотерапии. 
Ты научил меня тому,  что мы должны следовать своим мыслям и действовать так, словно времени у нас уже не осталось! У нас не должно быть иллюзии, что мы контролируем свою жизнь. Ты знал, что случай правит судьбой!
И решения, которые мы принимаем в жизни имеют хорошее или плохое влияние!
Ты говорил, что есть два типа людей приличные и другие. Поэтому мы должны научить детей противостоять соблазнам, чтобы дети становились приличными людьми. Я знаю, что трудно идти против течения общества и общественных установок, это требует усилий и хорошо, когда перед тобой есть образец. Таким образцом был для меня ты.
Как ты видишь, я вырос в бедной, но любящей семье. В нашей семье традиционные ценности были вплетены в духовность и для меня  они важнее материального. Родители хотели, чтобы я был образованным человеком, а не богатым человеком. Это их желание я принял с душой. Уже с ранних лет жажда знаний у меня преобладала над всеми другими потребностями, у меня было чувство что меня не за что освобождать из гетто. Я чувствовал, что смысл моего выживание - помогать другим в реализации их целей. Это привело к выбору стать социальным работником!
Ты мне сказал, что нужно понимать и принимать в душу, что логотерапия требует от практика логотерапевта - быть человеком в лучшем смысле этого еврейского выражения! 
Я не забуду, как однажды в холодный осенний день  пришел домой к вам. Тогда я забыл одеть пальто! И вы оба – ты и Элен настояли, чтобы я взял твое горное пальто. Это пальто теперь мое сокровище! Это мой символ -  твоей  любви и заботы обо мне! Когда я его надеваю, то чувствую тепло твоего духа. Ты всегда был больше, чем просто любимый друг. Ты был, как отец. Ты заменил мне отца, которого я потеря в свои 12 лет!
Религиозные предписания евреев объясняют, что человек должен выразить свою любовь и благодарность к Богу если:

- кто-то живым вернулся из морского путешествия;
- кто-то без страданий преодолел пустыню;
- кто-то выздоровление после тяжелой болезни;
- кто-то освободился из тюрьмы.
Эти ситуации показывают опасности в жизни человека. 
Поэтому нужно узнавать опасности и благодарить. Бога за освобождения после них! 
Виктор, как и ты, я пережил все эти ситуации, и чувствую большую благодарность. Но порой мне кажется, что мне даровано слишком много, и может я не заслуживаю таких подарков. И поэтому мне бывает трудно подбирать слова для своей благодарности, потому что она плохо вмещается в слова. Эту благодарность  я могу чувствовать в глубине своего сердца! Так  и наша дружба с тобой и Эли относится к этой ситуации, когда мне очень трудно подобрать слова.
Сент-Экзюпери писал: «Жить — значит медленно рождаться. Это было бы чересчур легко — брать уже готовые души!». Поэтому  к творчеству мы подходим медленно! Нужна длинная жизнь для реализации мечтаний. И мы должны помнить о том, что нет необходимости копить разные богатства кроме духовных.
Твоя жизнь - свидетельство того, как ты  жил с большим мужеством и энтузиазмом. Огонь надежды,  который зажег сердца миллионов людей, никогда не умрет. Как свет в темноте согревает души. Каждый раз когда я бывают в Иерусалиме и читаю молитву мертвых то благодарю от души, что ты был моим другом.

 

2015-05-24
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?