Танец и аутизм. Рождение Я

Танец и аутизм. Рождение «Я»

 

«Я наблюдаю за ребенком в зале. За ребенком и его мамой. А внутри лишь пустота… Нет привычного, почти сакрального трепета, который я чувствую, когда наблюдаю пару мать и дитя. Нет нежности, радости, наполнения любовью, только пустота. Такая пустота, когда вокруг нет ничего, когда нет никого, нет звуков, красок, света, нет связей, и чувств тоже нет. Передо мной пара, где малыш - с расстройством аутистического спектра. Моя задача – наполнить эту пустоту присутствием, звуками, светом, чувствами, установить между ними связи.

Все, что у меня есть, – это пространство, в котором мы все находимся, способность нас всех двигаться и ощущение пустоты. И время, на наполнение пустоты уйдет много времени: полгода, год, несколько лет. Здесь все индивидуально. Пространство, движение, ощущение пустоты, время – это, с одной стороны, мало, с другой - достаточно, более, чем достаточно.
Я держусь за эту пустоту, слушаю её, внимаю ей и начинаю двигаться рядом с ней, повторяя движения малыша. Танец рядом с пустотой. Для меня еще закрыт вход в неё. И я стараюсь сохранить внутри себя ясное присутствие этой пустоты рядом с собой.

Так для меня начинается терапия с аутистом или ребенком с расстройством аутистического спектра.»

Это цитата из моей статьи, написанной 3 года назад. (целиком тут: http://www.b17.ru/article/5940/)

Сейчас, когда прошло три года, и я впервые наблюдала выход из аутизма, я точно могу сказать: «Интегративная танцевально-двигательная терапия – это тот подход, который действительно помогает малышу с аутизмом прийти в контакт с внешним миром и другими людьми». Танец как естественное движение человеческого тела – это тот инструмент, который позволяет

  • прийти во взаимодействие с другим  человеком
  • сформировать образ своего тела.

В этой статье я кратко описываю некоторые методы своей работы, выводы и результаты. Итак, как интегративная танцевально-двигательная терапия (далее ИТДТ) может помочь малышу с аутизмом ?

 

Образ тела

 

Представления о самом себе у детей с аутизмом чаще всего искажены, так как сенсорные каналы функционирует по «гипо» или «гипер» типу, давая мозгу различную информацию о тактильных, вестибулярных и проприоцептивных ощущениях. Свидетельством этого чаще всего выступают следующие реакции детей: ребенок не распознает части своего тела, присутствуют повторяющиеся движения, дети агрессивно реагируют на прикосновения и прочее.

Представления о самом себе у человека ассоциируется, в первую очередь, с представлениями о собственном теле. Тело человека – это то, с помощью или посредством чего он предъявляет себя во внешний мир, взаимодействует с другими людьми. Формирование представлений о собственном теле или «телесного Я» начинается еще в младенчестве и, как правило, заканчивается к 1,5-2 годам.

«Телесное Я» включает в себя:

1.       границы тела.

Физической границей человеческого тела, границей «Телесного Я» является кожа. С первых дней жизни младенца ощущение собственных физических границ подпитывается через прикосновения к коже. Результатами  многих исследований доказано, что формирование здоровой личности зависит от качества и количества прикосновений в первые годы жизни. Прикасаясь к своему, ребенку мать таким образом «научает» младенца, где заканчивается его тело, и начинается внешний мир.

Кроме того, прикасаясь к чему-либо во внешнем мире, человек познает не один объект, а два:

  1. та часть внешнего мира, к которой он прикоснулся,
  2. его кожа, которая ощутила это прикосновение.

То есть, познавая внешний мир через прикосновения, человек познает и себя.

Одна из функций кожи – защита организма от агрессивной внешней среды: бактерий, солнечного излучения и прочих факторов. Поэтому осознание собственной кожи играет важную роль не только в представлении человека о самом себе, но и в формировании чувства защищенности.

2.       «карта тела»  

В процессе развития ребенок продолжает познавать взаимосвязи между частями тела и модели их движения. В течение первого года жизни младенец обычно осваивает основные модели движения:

  • позвоночную,
  • симметричную,
  • боковую
  • перекрестную.

Какую бы связь или модель движения не осваивал младенец, на каком бы этапе своего развития он не находился, у него всегда остается контакт с центром тела или центром тяжести, который включен во все телесные связи и модели движения

Центрирование – это концепция, используемая в некоторых видах психотерапии. Значение центрирования сложно переоценить. Центрирование – это контакт с глубинной частью Я. Таз и живот выступают телесными метафорами этой концепции: в области таза расположены самые крупные кости и суставы, центр тяжести тела человека, мышцы, интегрирующие движения верхней и нижней, правой и левой частей тела. Мерете Брантбьерг использует метафору: «Центр – это телесное заземление души».

 3.       отношения с гравитацией

Заземление, ощущение земли под ногами и ее поддержки важно для эмоционального здоровья. Оно дает чувство безопасности и доверия к миру, ощущение поддержки снизу, от земли, которое существует априори, только потому, что человек живет на планете Земля, и будет существовать всегда, пока есть Земля и тело человека. «Наши взаимоотношения с силой тяжести являются самым важным источником ощущения безопасности. Если такового нет, ребенок, вероятно, чувствует себя так, словно любое движение может вышвырнуть его в пространство. Даже легкое движение выбивает у него из-под ног почву. … Нет страха сильнее, чем этот!» (Д.Айрес) Если же эти отношения корректны, и человек ясно ощущает заземление, то «оно дает нам баланс, ощущение земли под ногами, возможность стоять на ногах, выдерживать жизнь, способность оставаться в реальности, на земле, даже если становится трудно, и обстоятельства пересиливают вас» (Мерете Брантбьерг)

«Телесное Я» служит основой развития «Я-концепции», и то, насколько полно оно сформировано, влияет на многие сферы жизни человека, в том числе, на способность вступать в отношения с другими людьми.

Прикосновения и тактильные ощущения, движения, инициированные самим младенцем, в совокупности с преодолением силы тяжести имеют колоссальное значение для формирования у ребенка представлений о собственном теле. Важную роль в этом играет адекватная работа сенсорных каналов, передающих информацию о тактильных, вестибулярных и проприоцептивных ощущениях. Если все каналы работают корректно, то у ребенка формируется образ тела, похожий на образы тела большинства людей. Иначе у ребенка формируется другой образ тела. И это становится препятствием к познанию мира и формированию коммуникативных способностей.

Когда в ходе терапии сформирован достаточный контакт между мамой и ребенком, мама начинает формировать у ребенка образ тела. Все как в обычной жизни, только в терапии ребенка с аутизмом состояние мамы требует некоторого постоянства и максимальной осознанности.

Кроме того, для меня важен еще один процесс, необходимый для формирования коммуникативных способностей у детей с аутизмом, - дыхание.

Эмоциональное состояние и дыхание находятся в прямой зависимости. Когда человек спокоен – его дыхание глубокое и ровное. Возможно, дети с расстройством аутистического спектра постоянно пребывают в состоянии тревоги и стресса, т.к. их сенсорное восприятие себя искажено: тактильные ощущения от прикосновений матери не всегда воспринимаются как успокаивающие, заземление может отсутствовать, «карта тела», возможно, искажена и/или непостоянна. Это может послужить формированию короткого и поверхностного дыхания как постоянного паттерна.

Состояние дыхание – это маркер, который покажет мне и маме, правильно ли мы двигаемся в процессе формирования Телесного Я. Подробней об этом процессе ниже.

 

Я и ты. Учимся быть в отношениях

 

Вторая область применения ИТДТ в работе с детьми с аутизмом – это сфера межличностных отношений. Основными диагностическими критериями аутизма являются нарушения в сфере коммуникации и социального взаимодействия. Поэтому формирование коммуникативных навыков может быть центральной темой в терапии такого ребенка. ИТДТ имеет для этого достаточно технологий.

В тех случаях, когда ребенок с аутизмом не идет на контакт совсем, тело и движение ребенка, терапевта, родителя и пространство могут стать тем связующим звеном, которое позволит взрослым начать коммуникацию с таким ребенком и научить его впоследствии общаться с другими. Невербальное поведение, как ребенка, так и его мамы: дистанция, которую они выбирают между собой, расположение в пространстве, качество и количество прикосновений, направление взгляда, качество присутствия – это тот материал, на который опирается терапевт, помогая двоим развить свои отношения.

Основываясь на собственном опыте, я считаю важным при формировании коммуникативных способностей и детей с аутизмом терапевтическую работу осуществлять с диадой мама-ребенок, а не отдельно с ребенком.

Поскольку мама – это первый человек, с которым младенец начинает устанавливать отношения, то я считает реконструкцию отношений между мамой и ребенком с аутизмом важной частью терапии. Так по окончании терапии у ребенка в жизни останется взрослый, с которым уже есть полноценные отношения, на которые можно опираться. И ребенку важен взрослый, на которого он может опираться. Поэтому я начинаю работу сначала с мамой и ее ресурсами. Простые упражнения помогают маме чувствовать себя в безопасности.

Показателями снижения уровня тревоги у мамы выступают:

  1. замедление и углубление дыхания у мамы;
  2. ослабление мышечного тонуса у мамы;
  3. замедление и углубление дыхания у ребенка;
  4. прекращение или снижение скорости повторяющихся движений у ребенка.

Основные идеи на первом этапе работы – это присоединение к движению и телесный контакт.

 

Присоединение к движению

 

Ребенок с аутизмом двигается в пространстве, в котором кроме него находятся двое взрослых: мама и терапевт. Мы вдвоем или сначала я, а потом мама присоединяемся к движениям ребенка. И мы только присоединяемся. Позже, намного позже, когда ребенок начинает иногда обращать на нас внимание, мы можем, трансформируя его движение, постепенно добавлять свою двигательную лексику. Важно замечать, какие предложения приняты ребенком, а какие остались без внимания. Таким образом, мы можем выстроить двигательный диалог с ребенком. Даже если в диаде случится небольшой опыт двигательного диалога, это большой шаг в терапии и в формировании коммуникативных способностей ребенка. Это будет тот опыт, на который данная диада сможет опираться.

Сложным является то, что в качестве обратной связи мы получаем субъективную информацию: собственные ощущения, ощущения матери, интерпретация движений ребенка. В качестве условно объективной обратной связи может выступать изменение дыхания ребенка, его прямой и однозначный контакт со мной или матерью.

Этот этап самый сложный: кажется, что ничего не происходит. Тонкие изменения можно увидеть только на видео. Отсутствие изменений сложно и для меня: иногда я прихожу в отчаяние, и для матери: она может утратить веру в себя, меня, ребенка, в успех нашей работы. По моему опыту, на этот этап уходит 4-6 месяцев регулярных встреч.

 

Телесный контакт

 

Дети с аутизмом редко позволяют себе телесный контакт, особенно, когда прикасается не-мама. Возможное искажение сенсорных каналов может быть причиной их агрессивной реакции на прикосновения. Однако мама при правильной со-настройке постепенно может

  • научить ребенка чувствовать свои границы,
  • помочь освоить «карту тела»,
  • центрировать
  • заземлить ребенка.

То есть начать формировать телесное Я, о котором более подробно рассказано выше.

Прикосновение является сильной интервенцией. При правильной подготовке мамы и ребенка, правильно построенных инструкциях мама и ребенок с аутизмом достаточно быстро приходят к здоровым симбиотическим отношениям.

Мне всегда необходимо быть особенно чуткой и внимательной в работе с прикосновениями. Один неверный шаг, и мама и/или ребенок могут сопротивляться. Это возвращает всю терапию на много сессий назад.

Со временем ребенок начинает демонстрировать готовность к симбиотическим отношениям. Он начинает занимать особое положение по отношению к телу мамы: льнуть к ней. В этот момент я наблюдаю всегда типичное поведение ребенка: он подходит к матери, льнет к ней и тут же отбегает. И это паттерн, характерный для данного вида терапии. Как будто малыш хочет прийти к маме, но почему-то не решается на такой контакт с ней.

У мамы тоже есть свой маркер симбиотических отношений. Она начинает неосознанно гулить со своим ребенком. Это является первым шагом к формированию у ребенка с аутизмом коммуникативных способностей.

Следующий этап – это освоение моделей движения, которые обычно ребенок проходит в течение первых трех лет жизни. Эти модели всегда осваиваются в контексте отношений с мамой. Это большой и не менее сложный этап. Однако он вдохновляет больше всего. Результаты видны сразу. Сразу по сравнению с предыдущей работой.

Кроме описанных техник, направленных на формирование Телесного Я и отношений с ребенком, я использую упражнения для регуляции работы нервной системы, чтобы малыш учился быть в состоянии аллертности. И на любой из сессий может прийти предложение от самого ребенка, и тогда мы все следуем тому, что с ним происходит.

ИТДТ в терапии ребенка с аутизмом требует от терапевта богатого собственного двигательного опыта, необходимого, чтобы быстро сориентироваться в ситуации, трансформировать движение ребенка, по-другому использовать технику, если того требует ситуация. Второй важный навык – это наблюдение за движением. Первое время движение – это единственная область, где встречаются ребенок, мама и я. Кроме этого, возможно использование контрпереноса в том числе, соматического, если терапевт уверен в себе и знаком с большинством своих паттернов

В интегративной танцевально-двигательной терапии достаточно возможностей, которые позволяют сформировать у ребенка с аутизмом адекватный и постоянный образ тела и коммуникативные навыки. Участие мамы ребенка в сессиях также важно, так как она выступает тем человеком, с которым ребенок формирует свои первые отношения. Методы ИТДТ помогают маме быть достаточно устойчивым партнером в отношениях, создавать новый опыт для себя и своего ребенка. Мне как терапевту важно отказаться от директивных методов и подходов, опираясь на тезис о том, что если диада не идет в отношения или упражнения, то кто-то из них или оба не готовы к этому. Возможно, к этому стоит вернуться позже. Основной задачей я вижу в том, чтобы дать маме и ребенку как можно больше телесных ресурсов, создать ситуацию, когда они сами могут развивать свои отношения. Это более долгий путь, но результаты более стабильны.

В заключение хочу сказать, что ИТДТ может быть самостоятельной и единственной терапией на каком-то этапе. Но взаимодействие с другими специалистами дает потрясающий результат. И в моей практике сейчас он есть в одной из пар. Слаженная работа психиатра, нейропсихолога, логопеда и меня, а также несгибаемая вера мама вывели малыша из аутизма. Как сказал психиатр: «С медицинской точки зрения это невозможно!»

 

2015-04-05
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?