В современном мире господствует культ молодого и здорового тела. Модели на обложках глянцевых журналов, динамично развивающаяся пластическая хирургия, тотальное увлечение фитнесом и различными диетами – отражение этого явления. Люди пытаются продлить молодость и поддержать здоровое состояние организма. С одной стороны – это вполне естественное желание, с другой – оно продиктовано современной социальной ситуацией. Информационная революция помогла человеку создать особый мир, над которым не властно пространство – «виртуальный». Ежедневно человек оперирует огромными потоками информации, может, в буквальном смысле слова «быть на связи» со всем миром. Появились новые профессии, связанные со сферой it-технологий, огромное количество различных устройств, делающих повседневную жизнь более удобной и более технологичной. Многие профессии устарели и исчезли, взамен появились новые. Сегодня достаточно доступа к Интернет для того, чтобы успешно вести профессиональную деятельность, буквально «не выходя из дома». При этом строение человека, его физиология практически не изменились за последние 40000 лет, со времени открытия кроманьонца ближайшего предка «человека разумного». Претерпела изменения психика и сознание человека Задача психики ‑ адаптация к постоянно изменяющимся условиям существования. С помощью достижений науки ‑ биологии, медицины, биохимии человечество значительно увеличило продолжительность жизни, но по-прежнему наука бессильна перед неизбежностью процессов старения и умирания. И первое напоминание о неизбежности этих процессов – наша телесность. Мир стремительно меняется, а «природа» человека, его телесность не успевает за этими изменениями. Поэтому человек настойчиво пытается изменить свою телесность в соответствии с потребностями времени.

Если за точку отсчета мы берем гуманитарное знание, к которому относится и психотерапия, то скорее уместно говорить не о «теле», а о «телесности», состоящей из совокупности биологических, культурных, социальных и духовных свойств [1]. Человек ‑ биосоциокультурное существо, с одной стороны, стремящееся обуздать свою биологию, с другой – находящийся в её плену. Как следствие в телесности человека заложен конфликт. С одной стороны тело – форма существования человека, источник удовольствий и возможностей, с другой – тело болеет, старится, постоянно напоминает о неминуемой конечности. И способы справится с этим конфликтом различные. Например, игнорировать витальные потребности (трудоголизм). Таким образом, увеличивая разрыв между сознанием и телом, которое рассматривается как инструмент для достижения целей. Либо, наоборот – стать «рабом» телесности, в надежде, что она отплатит здоровьем, отсутствием болезней, долгой жизнью и т.д. Возможно, поэтому на сегодняшний день такую популярность приобрели различные телесные практики: фитнес, пилатес, йога, массаж, гимнастика и т.д. В психотерапии также наблюдается увеличение интереса к телесности, полагаю, помимо выше обозначенных проблем, это связанно ещё и с некоторым противодействием всё большему уходу психотерапии в виртуальное пространство (скайп-консультирование). А телесность по-прежнему является «осязаемой» психической реальностью. Связь психики и тела, воплощение человека, внимание к биологическому, культуральному и духовному в человеке – в фокусе внимания современной психотерапии. В гештальт-подходе также  главенствует принцип холизма при рассмотрении человека [2]. Мысли, чувства, действия человека связаны и неразрывно вплетены в контекст его существования или «фон». С этой точки зрения телесность в гештальт-подходе априори включена в терапевтическое исследование и находится в фокусе внимания гештальт-терапевта. Вильгельм Райх, Шарлота Силвер, Фредерик Перлз, Джим Кэпнер, Руэлла Франк -  вот неполный список имен терапевтов, оказавших влияние на исследование телесности. В чём же особенность рассмотрения телесности в рамках гешталь-подхода? Попробуем сконцентрироваться на ряде пунктов, которые, на мой взгляд, являются ключевыми.

  1. Принцип единства организма и среды. Телесность человека при всём многообразии факторов: морфологических, генетических и т.д. является продуктом отношений со средой и значимыми другими. В кабинет к психотерапевту заходит человек воплощенный и часто его телесность говорит «сама за себя». Например, такая распространенная проблема современности как «лишний вес». Следует отметить, что с точки зрения гештальт-подхода и телесно-ориентированной психотерапии нет такого понятия как «лишний вес», вес отражает актуальное состояние организма. Человек желает избавиться от лишнего веса, а этот вес предательски не желает исчезать. И этому есть своё объяснение. Часто «лишний вес» играет важнейшую функцию в жизни человека, например, обеспечивает устойчивость и безопасность. Физически большой человек на уровне восприятия вызывает чувство уважения и лёгкого опасения. Слой подкожного жира – барьер, не позволяющий чувствовать физической и душевной боли. Вот лишь несколько психологических аспектов так называемого «лишнего веса». Без осознавания потребностей, которые связаны с весом, невозможно помочь человеку. Часто за лишним весом скрывается потребность в безопасности и поддержке от значимых других. Выстраивая в терапии отношения принятия клиента, терапевт способствует изменениям. В процессе терапии клиент часто становится более чувствительным к себе, к собственной телесности, уважает и принимает её. И это, согласно теории парадоксальных изменений [2], является отправной точкой трансформаций.
  2. Феноменологический подход к телесности. В рамках гештальт-терапии мы рассматриваем конкретного клиента, его феномены, а не интерпретируем телесность. Гештальт-терапевт развивает особый навык наблюдения за клиентом. Любая история клиента, любой запрос, «живут» в его теле, а именно отражаются в дыхании, в позе, движении, тоне и тембре голоса и т.д. В то же время часто гештальт-терапевтам не хватает специфических знаний относительно телесности, анатомии, физиологии, биомеханики, именно поэтому они изучают другие направления телесно-ориентированной психотерапии и интегрируют их в работу при сохранении методологии гештальт-подхода. Это значит, что знания относительно телесности не должны превалировать над проявлениями телесности конкретного клиента. Возникает закономерный вопрос, а как обходится с этими конкретными феноменами? В гештальт-подходе мы расширяем уровень осознавания и присвоения данных феноменов. Например, когда человек гневается, он сжимает руки, начинает интенсивно дышать, кожа его краснеет. Его телесная реакция помогает осознать эмоцию, понять при каких условиях данная эмоция возникает, какая потребность за этой эмоцией скрывается, кому она адресована и каким образом с этой потребностью обходится. Как эта потребность «живёт» в его теле, движениях, каким образом он предъявляет её миру? Постепенно у человека формируется связь между психикой и телесностью, происходит интеграция мыслей, эмоций, желаний и действий. Сознание и тело перестают находиться в конфликте, постепенно в сознании формируется установка о том, что я и есть «моя телесность».
  3. Приоритет эксперимента при опоре на феноменологию клиента. В современной гештальт-терапии мы можем отметить, что диалог становится единственным средством и способом работы терапевта [3]. Диалог часто не только средство, но и результат терапевтической работы. Гештальт-терапия развивалась как терапия действия [2] и эксперимент при работе с внутренними феноменами клиента является важнейшим средством работы. Этап эксперимента в терапевтической работе нередко содержит и обучающий компонент. Мы обучаем клиента тому, как ему распоряжаться теми или иными эмоциями, удовлетворять свои потребности без ущерба для себя и других людей. Если в эксперименте мы делаем акцент на телесности на связи «ощущение-эмоция-действие», то терапевту необходимы специальные знания в области анатомии, физиологии, биомеханики, для того, что клиент максимально присутствовал в эксперименте. Например, гештальт-терапевтов часто критикуют за то, что они обучают клиентов «злиться» на всех окружающих, и от этого в первую очередь страдают близкие. На мой взгляд, важно разграничить понятие «отреагирование» и «обучение». Отреагирование предполагает выражение, некоторую разрядку напряжения в сторону определенного человека или объекта. Часто после отреагирования человек не может сознательно использовать этот способ реакции. В повседневности, высокий уровень ярости и злости нам необходим только в ситуации грубых нарушений границ или в ситуации, которые угрожают целостности организма. К счастью, такие ситуации встречаются нечасто в жизни современного человека. Ситуации же, где необходимо о себе заявлять, твёрдо и ясно отстаивать свои границы, распространены. Обучение обращению с собственными сильными эмоциями ‑ важный навык, который получает клиент в процессе психотерапии.
  4. Внимание к телесности при работе с травмой. Хотелось бы обратить внимание на терапевтическую работу, где проявления телесности требуют пристального внимания и специальных знаний – работа с травмой, ситуациями угрозы жизни и разрушения границ. Травму можно определить как ситуацию, угрожающую жизни и целостности (психической или физической) при которой человек утратил способность к действию. В качестве охранительного механизма при травме человек диссоциируется, «уходит из тела». Этот защитный механизм помогает справиться с ситуацией. Сложность в том, что в дальнейшем этот механизм закрепляется и становится единственно возможным, то есть человек теряет способность к творческой адаптации. «Вернуться» в тело усилием воли человек не может, так как появляется риск актуализации травматического эпизода и ретравматизации. Часто к ретравматизации приводит необдуманная работа с дыханием, когда происходит активизация психофизиологических процессов. Для проработки и проживания травматического эпизода, клиенту заново необходимо «познакомиться» со своей телесностью. Возвращение человека к своей телесности ‑ процесс постепенный, занимающий определенное время. Этот процесс называется «ресенсибилизация» и включает в себя работу по восстановлению телесных и личностных границ, развитие телесных ощущений, обучение способам заземления, распознавание своих чувств и эмоций. Важный момент при этой работе – этический. Так как в основе травмы, как правило, лежит ситуация разрушения границ, то терапевту необходимо обеспечить безопасность при работе. Объяснить клиенту последовательность и смысл всех процедур, которые терапевт предлагает делать в рамках терапевтической сессии. Клиент имеет право отказываться от предложенных экспериментов, если не желает что-либо выполнять. Способы ресенсибилизации, заземления, работы с границами описаны в профессиональной литературе [4]. Только когда клиент обладает достаточным ресурсом телесности, мы возвращаемся к проработке травматического эпизода. Она включает актуализацию заблокированных импульсов и реакций. В результате проработки у клиента появляются новые, либо забытые старые приятные ощущения собственной целостности, присутствия в настоящем моменте, жизненной энергии.

Таким образом, телесность продолжает быть в фокусе внимания современной психотерапии и гештальт-терапии в частности. Знания в области работы с телесностью позволяют расширить профессиональные горизонты, помогают нам и нашим клиентам по-новому ощутить жизнь.

 

Список использованных источников

  1. Психология телесности между душой и телом / ред.-сост. В.П. Зинченко, Т.С. Леви. – М.: АСТ: АСТ Москва, 2007. – 732с.
  2. Масколье Гонзаг. Гештальт-терапия: вчера, сегодня, завтра. Быть собой [ пер. с фр. Велента Т.]. – М: Боргес, 2010. ‑128с.
  3. Уилер, Г. Гештальттерапия постмодерна: за пределами индивидуализма. М.: Смысл; ЧеРо, 2005. ‑ 489 c.
  4. Телесная психотерапия. Бодинамика: [пер. с англ.] / Ред. –сост. В. Березкина-Орлова. – М.: Астрель, 2011. – 409с.
  5. Заземление в жизни и психотерапии http://www.b17.ru/article/17803/
2017-05-31
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?