Терапевтические рычаги влияния (перевод статьи)

👁 34

         Терапевтические рычаги влияния

           Гарри Бойд (Harry S. Boyd)

                               Transactional Analysis Journal 6:4, October 1976

Перевод – Котляров Дмитрий.

Многие терапевты находят идею борьбы за власть во взаимодействии с пациентом неприемлемой. Они предпочитают опираться на предположение, о том, что пациент фактически здоров, и единственное, что ему требуется – обнаружить это. Такое предположение является добрым, гуманистическим и одновременно наивным. Люди, в основном приходят в терапию, не потому, что они здоровы и не потому, что их здоровой части полезно и важно взять ответственность на себя. В лучшем случае они придерживаются двух противоположных точек зрения: хотя Взрослый и осознаёт потребность в изменении, Адаптивный Ребенок готов противостоять всему тому, что нарушит существующий порядок вещей.

Происхождение борьбы за власть

С самого раннего детства ребенок находится под неослабевающим воздействием окружающей среды, которая требует от него отказаться от своих потребностей и адаптироваться к родителям и культуре. Самыми разнообразными способами его понуждают «Не быть собой» (Гулдинги, 1976) Не смотря на всё это, он, частично с помощью обесценивания «негативного влияния», умудряется отказываться от своей автономии и целостности как можно меньше.

Хотя ребёнок имеет некоторое «влияние» на других, (например, он может «заставить» покормить себя, если начнет плакать), но всё же такая «власть» меркнет по сравнению с тем, что он не может «принудить» родителей позволить дольше погулять вечером или купить ему какую-то сладость и.т.д. Впрочем, он имеет возможность говорить «нет», он может отгораживаться и отказываться делать, то, что говорят ему родители. А в некоторых случаях, ребёнок даже может мешать родителям, делать то, что им хочется.

Для того, чтобы обрести такую негативную силу он дожидается момента когда родители его о чём-нибудь попросят и отказывает им. Чем больше родители будут хотеть от ребёнка (или подстрекать его к тому, чтобы он что-то захотел), тем быстрее он обнаружит, что может развить эти способности. В результате он научиться «запутываться», «не слышать», «забывать»,«делать вид» и «ошибаться». Позже, он способен освоить и более тонкие тактики, становясь мастером маленьких войн, которые бушуют по всему миру на кухнях, гостиных и спальнях.

Пациент и терапевт

В терапевтическом альянсе, Адаптивный Ребёнок имеет две тактики в своём конфронтировании изменениям (неважно внешним или внутренним): 1) направлена на то, чтобы помешать «другим» изменить себя; 2) направлена на, то чтобы предотвратить изменения путём изменения «других» (окружающего мира, терапевта, супруга и др.). Пациент либо будет побуждать терапевта становиться более настойчивым (и тем самым получить возможность сказать законное «нет») либо пытаться склонить терапевта к роли «доброго» родителя. Таким образом, в силовой тактике может проявиться феномен переноса. Когда терапевт соглашается принять роль «доброго» или «злого» (контрперенос) родителя, на самом деле он хочет проиграть фантазию вместе со своим пациентом, основанную на обоюдной иллюзии (Детско-Родительская контаминация), что терапевт имеет больше позитивной силы, чем пациент. Поначалу эта совокупность иллюзий будет питать грандиозность терапевта, а затем, когда фантазия разрушится, приведёт в виде негативных чувств к подходящей для двух сторон расплате.

Рычаги влияния

Я использую термин «рычага влияния» для того, чтобы описать и попытку клиента использовать баланс власти в межличностных отношениях и ответные шаги терапевта по сохранению эффективности терапии.

Во взаимодействии друг с другом практически все рычаги влияния у того, кто хочет от отношений меньше, т.е. пациент всякий раз получает рычаги влияния, когда терапевт хочет от пациента больше, чем пациент от терапевта. Когда пациент имеет рычаги влияния, он получает широкие тактические возможности в реализации своей негативной силы. Такие действия происходят вне осознания его Взрослого и включают скрытые транзакции (крючки, клёв, обесценивание, рэкет, игры и др.). В основном их тактика направлена, на то чтобы размыть, запутать или ослабить контракт на изменения.

Контроль над рычагами влияния может поминутно переходить от терапевта к пациенту, как только кто-то из них пробует переструктурировать силовую динамику по своему усмотрению. С помощью рычагов влияния терапевт получает преимущество, так как его Взрослый теперь может понимать, что происходит в процессе, а проявление способностей клиента (которые он приобрел приблизительно в пятилетнем возрасте и оттачивал в течение дальнейшей жизни) по большей части ограничивается.

Если терапевт не хочет лишиться рычагов влияния ещё в начале терапии, то он должен быть готов быть честным перед собой в том, что он хочет от пациента. В данном случае на вопрос «Что я хочу от этого пациента?» не стоит отделываться поверхностным ответом «оплата». Хочет ли терапевт понравиться своему пациенту? Хочет ли он, чтобы пациент по достоинству оценил его умения? восхитился им как личностью? был признательным? испытал сексуальный интерес? Нужен пациент терапевту, для того, чтобы помочь ему оправдать свою работу? Чем меньше терапевт хочет от своего пациента, тем легче ему сохранять рычаги влияния за собой.

Рычаг это не то, что упрочивается раз и навсегда, даже если первые десять минут вступительного интервью дадут представление о большинстве тактик Адаптивного Ребёнка, о том, как он будет соблазнять терапевта что-либо хотеть от себя. Как правило, рычаг упрочивается, или разрушается постепенно; с каждым шагом терапевт либо лишается своей силы, либо устанавливает нужные себе рычаги влияния. Пациент из своего Адаптивного Ребёнка на секретном уровне раз за разом будет спрашивать терапевта: «Не хочешь ли ты, не будешь ли ты хотеть чего-нибудь от меня?». И каждый раз пациент может воспринимать и интерпретировать полученный ответ как «Да». Он будет использовать тактики Адаптивного Ребёнка, чтобы сдержать воздействие терапевта, направленное на изменение и терапевт будет лишаться некоторых своих рычагов влияния.

Пример анализа рычагов влияния

Для анализа рычагов терапевт должен уровнять то, что он хочет от пациента с тем, что пациент хочет от него:

Пациент: (демонстрирует свою готовность что-то сказать, но продолжает молчать. Через 10 секунд вздыхает)

• Анализ: скрытый вопрос, который пациент задаёт терапевту: «Не хочешь ли ты мне, помочь?», который приглашает терапевта отказаться от своего рычага.

Терапевт: Вы что-нибудь хотите?

• Анализ: единственное неверное действие, которое может сделать клиент (с точки зрения рычага) это взять инициативу в предоставлении помощи на себя.

Пациент: Не могли бы вы мне дать домашнее задание, ну вы знаете, нечто такое, чтобы я смог сделать?

• Анализ: Скрытый замысел этого вопроса заключается в том, чтобы терапевт захотел, того, чтобы клиент что-то сделал и тем самым отдал рычаг влияния ему.

Терапевт: Вы готовы согласиться наперёд с тем, что я предложу?

• Анализ: Подобный ход направлен на, то чтобы выявить и конфронтировать той негативной энергии (сопротивлению), которая возможно будет проявлена немедленно. Если терапевт захочет, чтобы пациент сделал домашнее задание, он уже отдаст некоторые рычаги влияния.

Пациент: (сидит, молча, пауза) Вы знаете, я минуту поразмышлял и попал в тупик (длинная пауза).

• Анализ: Ещё один пример того, как пациент обесценивает свою позитивную силу для того, чтобы начать использовать негативную. В сообщении спрятано приглашение терапевту, сыграть «помогающего», то есть захотеть помочь клиенту «выйти из тупика».

Терапевт: Что бы вы хотели сделать с этим?

• Анализ: Терапевт отклоняет перенос и возвращает позитивную энергию, туда, где она и находилась (и, собственно, откуда никогда не пропадала)

Пациент: (торжествующе) Если бы я знал, чего хочу, то я бы не был в тупике!

• Анализ: Пациент надеется, на то что теперь он доказал, что терапевту нужно что-то сделать и, таким образом это «доказательство», требует от терапевта, того, чтобы он захотел вывести пациента из тупика.

Терапевт: Вы действительно хотите выйти из тупика?

• Анализ: Что бы ни сказал пациент, рычаги влияния находятся у терапевта. Если пациент скажет «Да», например, то терапевт может предложить эксперимент, исследование, погружение в это состояние и.т.д.

Для того чтобы обнажить или исследовать манёвры Адаптивного Ребёнка существуют такие случаи, когда терапевт может уступить рычаг с целью дальнейшей выгоды. В таких случаях, бывает чрезвычайно полезно иметь ко-терапевта, если например терапевт окажется слишком увязшим в игре. Безусловно, все выше описанные примеры могут также быть проанализированы в терминах игр, запретов, обесценивания и пр.

Каждый раз, когда я чувствовал, что застрял с пациентом, снова и снова проигрывая минискрипт, тщательное исследование моей мотивации и ситуации в целом помогало мне обнаружить, что я соскользнул в неё, потому как ждал от пациента больше, чем он от меня. Очень часто оказывалось, что моё «хочу» исходило из моего Адаптивного Ребёнка и чтобы наиболее эффективно справляться с этой ситуацией (на данный момент) мне необходимо было перейти в другое эго-состояние.

Хороший способ проверить, у кого находятся рычаги влияния это обратить внимание на то, кто прилагает больше усилий терапевт или пациент. Если терапевт работает больше, то вполне возможно он уже отдал рычаг влияния.

Прояснение контракта это отличный способ переустановить рычаг. В процессе выяснения того, что пациент хочет, пациенту напоминается, что он хочет от терапевта больше, чем терапевт хочет от него.

Если же терапевт пытается обесценивать борьбу за власть между собой и пациентом, он обрекает себя на потерю времени в бесполезной перепалке со своим пациентом. С другой стороны, встречаясь лицом к лицу с проблемой рычагов влияния и честно решая её, терапевт может быстро достичь отношений со своим пациентом, которые включают возможность уважения и близости.

Котляров Дмитрий
2018-09-11
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?