На днях я встретилась со своей давней знакомой, мамой двухлетней дочки и семнадцатилетнего сына. Разговор был короткий (мама с малышкой спешили в развивающий центр), но произвел он на меня сильное впечатление. Мама очень оживленно рассказывала о своих планах вырастить дочку «без психологических травм». С сыном, мол, она совершила много ошибок, которые теперь не исправить, а вот с дочкой, она этих ошибок не допустит. Она сделает все, чтобы стать для дочери «идеальной мамой»: будет кормить девочку грудью до трех лет, проводить с ней как можно больше времени, беречь малышку от страданий и разочарований, угадывать ее желания и исполнять их. Там было еще много полезных и ценных намерений относительно дочери. О сыне говорила мало: виновата, мол, я перед ним, не уделяла ему должного внимания, но зато теперь с дочерью исправлю прежние ошибки материнства, причем не только своего, но и своих родителей. Тогда, в разговоре, мне не удалось высказать свою позицию относительно «идеального родительства», поэтому я  делаю это сейчас.

Для начала, рискуя вызвать бурное несогласие, я «покушусь» на модную нынче тему: «кормить ребенка грудью до трех лет». Обоснований этому много, не буду их ни повторять, ни опровергать. Хочу лишь обратить внимание на некоторое явление, связанное с длительным грудным вскармливанием, которое условно можно назвать «искусственным затягиванием младенчества».  До появления зубов, сосание, будучи достаточно пассивным действием, является единственным способом получения пищи (причем, не только физической, но и ментальной). Появление зубов – это сигнал для родителей о том, что у ребенка начался новый этап его развития, суть которого - в постепенном формировании самостоятельности. Самостоятельно откусывать и пережевывать пищу не так просто, как кажется. Инстинкт подталкивает ребенка преодолевать эту сложность. Это инстинктивное стремление к развитию  частично может заглушаться родителями, за счет подмены активного приема пищи, пассивным. Это начало формирования «выученной беспомощности», будущей жизненной позиции человека, выросшего при таком подходе. Пока дети маленькие, беспомощность незаметна, ее легко обслуживать. Но вот сыновья и дочери вырастают, родители ожидают от них самостоятельности, но взгляды на самостоятельность у всех разные. Вот такие вот подросшие дети «самостоятельно» устраивают свою взрослую жизнь на детской основе. В смысле, развлекаются по-взрослому, а задачу обеспечивать и отвечать за последствия – оставляют родителям.

Рассмотрим еще один аспект затягивающегося грудного вскармливания – иммунный. Материнское молоко содержит вещества, обеспечивающие иммунный ответ младенца. В дальнейшем, уменьшение, а затем и прекращение притока материнских антител, способствует формированию собственной иммунной системы ребенка. Искусственное оттягивание этого момента чаще связано с тревогой мамы по поводу болезней, которые неминуемы при формировании собственной иммунной системы малыша, и которые являются залогом этого самого формирования. А чем дольше затягивается этот процесс, тем сложнее потом он формируется. И эта «иммунная несостоятельность» становится некоторой физиологической основой психологической беспомощности.

Теперь предлагаю обсудить идею «угадывания и исполнения желаний ребенка», а также идею «оберегания его от страданий». Абсолютно согласна с основой этих идей, но с некоторыми уточнениями:

  • угадывать и исполнять не столько желания, сколько потребности ребенка (в пище, в отсутствии боли, общении и т.д.);
  • до годика, родителям стоит тратить больше усилий на угадывание и удовлетворение этих самых детских потребностей (для формирования базового доверия к миру). Потом же – на утешение деток в их разочарованиях, огорчениях и злости, которые неминуемы в их жизни, т.к. в реальности никогда не бывает так, как хочется. А также поддержку их собственной активности в удовлетворении их же потребностей.

Что же происходит, когда родители берегут своих деток от столкновения с жизнью излишне долго? У детей не формируется их собственный «психологический иммунитет». Их воля подавляется и подменяется волей и инициативой родителей. У них не формируется способность различать свои собственные потребности, а поэтому всегда будет нужен другой человек, который будет эти потребности угадывать и исполнять.

Или другая крайность – дети растут с нереалистичными идеями о своем «могуществе», о своей уникальности и «избранности», о том, что их жизнь должна быть очень счастливой и успешной. Казалось бы, что плохого в этих убеждениях? Может и ничего. До тех пор, пока такой вот выросший ребенок не столкнется с реальностью, в которой для реализации идеальных идей о собственном счастье и успешности нужно прикладывать усилия, терпеть неудобства, страдания, сомнения, разочарования. А он не научился. Ресурсов для этого нет. И что дальше – апатия, депрессия, бездеятельность; страх потерять родителей, который парадоксальным образом увязан со злостью и претензиями к ним.

А как быть с идеей «проводить как можно больше времени с ребенком»? Идея сама по себе, хороша. Сложности появляются при попытке определить границы этого «как можно больше». Как, когда и сколько – вот те вопросы, которые сопровождают воплощение в жизнь этой идеи. Сейчас много известно про «недостаток»: переживание заброшенности, ненужности, остановка развития  и многие другие психологические реакции, вызванные недостатком внимания. А как быть с его избытком? Избыток, который может приводить к замкнутости и некоторой аутизации детей, возникающих как защиты от излишнего, нежелательного или несвоевременного вторжения  родителей во внутренний мир собственных детей. Или, опять же, в отсутствии возможности у ребенка понять, в чем же он на самом деле нуждается. Здесь, пожалуй, главным будет не количество, а качество этого самого внимания. Готовность услышать зов ребенка и откликнуться на него в той форме, которая будет полезна ребенку. Ведь часто, отдавая все свое время ребенку, родители удовлетворяют какие-то свои потребности. Возможно, в контроле, в самореализации, да мало ли еще какие!

Что же, в конце концов, я хочу сказать нынешним молодым родителям, воплощающим в жизнь идею «идеального родительства»? Усиленно защищая детей от психологической травмы развития, родители, тем самым, травмируют своих детей. И суть этой травмы – в искусственном удерживании детей в инфантильном, зависимом состоянии, которое приводит к образованию различных психологических реакций. Вот лишь некоторые из них:

  • формирование апатии, бессилия, безволия, а потом и хронической депрессии;
  • аутизация;
  • завышенная самооценка и нереалистичные ожидания, которые также могут приводить к пассивности и депрессии;
  • формирование привычки зависеть от другого. Да мало ли еще чего!

Чтобы не обесценивать усилия и старания родителей, предлагаю снизить некоторый пафос вокруг «родительства» и найти некоторый индивидуальный баланс между включенностью в жизнь ребенка и вниманием к своей собственной жизни, где ребенок – это лишь часть её.

2017-10-16
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?