Три случая патологической любовной зависимости у женщин

👁 22

Они укладываются в одно клише, которое можно назвать "любовной зависимостью" или "одержимостью страстью" или "навязчивым влечением к объекту привязанности", феноменологически сходным с обсессиями ипохондрического сюжета, а зачастую и с наркотической зависимостью.

----------------------------------
Случай 1.

Анжела - весьма эффектная стройная брюнетка, 37 лет. С юности несколько взбалмошная, избалованная, любимица родителей, учителя терпели ее выходки, "на нее было невозможно сердиться", так трогательна и мила она была, всегда окруженная толпой мальчишек поклонников. Закончила институт, устроилась на хорошую работу, рано вышла замуж за особо настойчивого ухажера, но к мужу относилась чуть холодновато и свысока, не испытывая чувств даже симпатии. 
После одной из корпоративных вечеринок компанией заехали в казино и тут, в незнакомой ранее атмосфере накала игорных страстей в роскошных интерьерах, обратила внимание на брутального мужчину кавказской наружности в великолепном белом костюме, который делал ставки барственно и непринужденно, часто выигрывая. Их взгляды встретились, он щедро предложил ей денег поставить на кон, потом так пылко начал за ней ухаживать, что она провела там ночь. 
Так завязался этот роман. Мужчина вскоре стал ее любовником, причем отношения абсолютно не скрывались от мужа, тот деликатно уходил, когда они встречались у нее дома. При этом они часто посещали казино и она серьезно пристрастилась к игре. Деньги кончились, она занимала у коллег по работе, потом даже немного подворовывала у них и с работой пришлось проститься, а позже переехать из-за долгов в квартиру поменьше. Пришлось продать даже телевизор и мебель. 
Обнищал и блестящий любовник. Он теперь подрабатывал извозом на ржавой "копейке", в которой и ночевал под ее окнами. Единственным источником денег на еду и игру оставалась маленькая зарплата мужа, которую он продолжал отдавать Анжеле. Играли они с любовником по прежнему, но уже не в дорогих казино, а в привокзальных автоматах по десять рублей за ставку. 
При этом, она не ощущала себя несчастной. Она не осознавала, насколько объективно хуже она стала жить. Родные, видя источник ее падения в кавказском мачо, то угрозами, то увещаниями пытались положить конец их отношениям, давали ему денег на отъезд на Родину, но она говорила, что не будет без него жить, что только с ним поняла, что значит наполненная страстями жизнь. 
Нехотя она пришла к психотерапевту, но выявилось абсолютное отсутствие критики к тому, что она, по сути, разрушает собственную жизнь: социальную, семейную. О муже отзывалась презрительно, о ребенке равнодушно, о любовнике - восторженно. Вынужденно признавала факт своей игровой зависимости, но по сути, взывать к здравому смыслу было бесполезно, все что исходило от человека к которому она так сильно привязалась, было для нее неоспоримо ценным.

-----------------------------------------------

Случай 2.
Юле всего 21 год, студентка, но сейчас в академическом отпуске, к психотерапевту ее привели родители. Она реально не знает. Что ей делать, самочувствие скверное, настроение подавленное. 
Когда я шутливо спросил медсестру – хороша ли собой девушка, дожидающаяся приема, та, не колеблясь, ответила – «очень, Сергей Анатольевич». И верно. Модельная внешность. А история трагична: популярная среди сверстников в отрочестве, охотно тусовалась в компаниях, ни к кому не привязывалась. Три года назад летом на даче, один из сезонных рабочих, трудившийся на соседней даче, лет на 20 старше ее, стал зазвать поболтать, покурить, чайку попить. И как то привязалась она к нему. Полюбила процесс общения. Он так внимательно выслушивал ее нехитрые девичьи заморочки, потом робко брал за руку, через месяца два несмело поцеловал. 
Она не могла представить себе, что знакомство продолжится осенью в Москве, где тот, немножко материально поднявшись, начнет снимать квартиру. 
Туда она будет к нему приезжать, ей льстит внимание раскованного, смелого, бесшабашного и уверенного в себе мужчины. Незаметно они сблизились, она проводила у него ночи, ей было хорошо. Доверяя ему полностью, она знакомит его с подругами, настоящий шок испытала когда приехав к нему, обнаружила одну из них в его постели. Он что то неловко пытался объяснить, она порывалась уйти, но через несколько минут ситуация изменилась – «ну и топай», - грубо бросил он ей, а она поняла, что не может уйти от этого человека. 
Она изводилась от ревности, но, случалось, продолжала приводить к нему подруг, если он ставил это условием продолжения отношений. Она понимает, что это тупик. Но ждет его звонков и смс. 
Любое общение с ним, пусть даже скандальное выяснение отношений и брань милее ей чем отсутствие его в ее жизни. Учебы не клеится. С подругами рассорилась. Родителям внятно объяснить происходящее с ней не может. 
Ей предлагается алгоритм действий. Для начала – заменять выражение «я его люблю» мыслеобразом и фразой «я от него по плохому зависима». Потом, в традициях поп-психологии – расчертить лист пополам и слева – что от объекта зависимости манящего, а что – мучительного. Наконец клиентка, в традициях бихевиорального подхода пишет контракт, в котором подписывается под обязательством – встать под ледяной душ на 30 секунд за каждую принятую (и прочитанную) от объекта смску и немедленным сообщением об этом врачу. Рекомендовано обращение через пять дней, для продолжения разработки технологий дезактуализации навязчивого влечения, впрочем более она не появляется.

----------------------------------------------

Случай 3.
С этой 34-летней клиенткой мы работали 6 месяцев три года назад, тогда удалось эффективно справиться с генерализованной тревогой и паническими атаками, возникающими в транспорте. Появившись теперь, она говорит, что про все свои страхи давно забыла, но то, что происходит с ней сейчас, значительно хуже.
Валя, опять, – внешне необыкновенно эффектна – натуральная блондинка чисто русской неторопливой и доброкачественно нехудой красоты. На руководящей должности, в счастливом (ну, уважительном…:--) замужестве, двое детей. И вот, года два назад, она с ее лучшей подругой увлеклись яхтингом. Там, конечно, преобладали молодые и спортивные мужчины, муж относился к спортивным успехам без внимания. Вдруг, моя клиентка поняла что ее подруга, также в долгом и хорошем браке, начала встречаться с одним из мускулистых энтузиастов яхт-клуба, также женатым. И вот, как то, когда подруга уехала в командировку, тот парень пригласил Валю выпить по чашке кофе и поговорить о своих отношениях с подругой. 
Он говорил о своей безумной любви к той, что ему кажется, что она чуть холодновата к нему и так страстна и жалобна была его речь, что в Валинм восприятии он стал необыкновенно романтичным и утешая его, позволила взять свои ладони в его руки, потом там же за уединенным столиком они начали целоваться. Это были первые контакты с мужчиной у Вали за 10 лет семейной жизни. Стоит ли продолжать, что всю ночь он одолевал ее смс-ками, писал какая она сердечная и изящная, что только она понимает его мятущуюся душу, что он сейчас в катастрофе, что без Валиной помощи он не выживет, что им надо непременно увидеться на следующий день и… Именно на следующий день Валя уступила его напору где то в почасовом отеле. Через день ему потребовалась следующая порция утешения, щедро приправленная каскадами восхвалений ее женственности и доброты. Но вернулась подруга и возобновила отношения с любовником. Тот стал говорить, что любит их обеих помимо жены. Причем говорить так, что в этом невозможно было для Вали усомниться. 
Она чувствовала себя трижды предательницей – подруги, мужа, и, даже случайно ей знакомой жены любовника, у которой от него тройня. С собой Валя не может поделать решительно ничего и эта патовая ситуация длится около полугода. Признаться подруге она не решается – ведь тогда она потеряет и подругу и Федора. Порвать с Федором неоднократно пыталась, однако решительно невозможно – тот включает программу сильного, но незаслуженно страдающего супермена и все, Валентина потекла от умиления, переходящего в восхищение… А еще ревность – подруга то счастлива с ним. И укоризненный, словно о чем то догадывающийся, печальный взгляд мужа. 
Терапия строилась вновь на принципе «признания своего бессилия», заимствованного из 12 шагов АА. За этим последовало моделирование возможных выходов из мучительной ситуации, причем подчеркнуто, что безболезненного и обоюдо-выгодного варианта здесь не просматривается, а наиболее логичным было бы раскаяние перед подругой, как уменьшение чувства предательства, которым Валентина, будучи совестливой, изрядно тяготится. Солидаризуемся в том, что она будет думать, как это лучше сделать, ведь грамотно проведенная техника признания подруге в собственной непреодолимой женской слабости, могла бы привести к тому, что Федор исчез из жизни их обоих.
– Но тогда исчезнет и яхтинг, - последним слабым аргументом защищается Валентина, и вообще я боюсь, реально боюсь остаться совсем одна – отвернется подруга, обидится Федор и каким то образом все дойдет до мужа. Впрочем, то, что он оставит ее с двумя детьми н является для столь угрожающим, как возможный гнев и уход Федора. Решаем продолжить разбор стратегий через неделю, в течении которой она будет избегать контактов с ним. Но, вновь, получается так, что она не приходит более к психотерапевту. Она не может или не хочет работать над изменением ситуации, это был одиночный мгновенный порыв, когда не с кем было поделиться болью, действительно ее никто из многочленных знакомых не сможет понять, всегда успешную женщину, запутавшуюся так глубоко и глупо.
----------------------------------------

Что объединяет эти случаи?

1) Женщины до впадения в любовную зависимость отличаются тем, что пользуются популярностью у мужчин, снисходительно, как заслуженную ее принимают, выбирают спутника жизни, в первом и третьем случаях, не вовлекаясь эмоционально глубоко в отношения.

2) Триггерным механизмом выступает появление в жизни мужчины, при котором, выражаясь термином НЛП, происходит «разрыв шаблона». Возраст, внешность, успешность и семейный статус мужчины не играют роли, но основным фактором является выраженная «крутизна» или доминантность мужчины, который выступает в роли обольстителя, персонифицируя собой Дон Гуана, мачо, супермена, альфа-самца.

3) Формирование зависимости катализируется угрозой дистанциирования объекта любовной привязанности.

4) Сюжеты любовной зависимости у мужчин распространены в русской классической литературе, как история Павла Петровича Кирсанова в «Отцах и детях» или сюжет рассказа «Ариадна» Чехова. При всем драматизме мужской любовной зависимости, у женщин, описанных выше, деструктивные последствия их поведения выражены интенсивнее, что наблюдается и при женском алкоголизме.

5) Невозможность получения терапии обусловлено неглубокой мотивацией к изменению status quo, неполной критике к себе, сопротивлением осознанию бесперспективности развития ситуации в желаемом направлении.

Белорусов Сергей
2018-04-25
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?