Вся жизнь в вине

«Не виноватая я, он сам пришел!»

«Это моя вина, я во всем виновата…»

Передо мной молодая мама, она тревожится о своем ребенке. Ее главный вопрос: «Как правильно воспитывать? Что делать?» Она спутанно рассказывает о своих страхах, тревогах и волнениях. Ей непонятно, что и как делать, а интернет пестрит совершенно полярными мнениями. Сделать собственный выбор, опираться на свой жизненный опыт у мамы не получается.

Когда одни говорят, что ребенка нужно просто любить, мама теряется, чуть не кричит: «Делать-то что? Как это – любить?»

Другие утверждают, что суть воспитания заключается в наказании, строгости и последовательности. И мама с неприязнью отталкивает эту идею. «Я не хочу бить своего ребенка, я хочу быть хорошей мамой! Но я не могу…»

Исследуя, как именно женщина представляет себе материнство, натыкаемся на вину. Вина повсюду. Любое действие иди бездействие расценивается с позиции – что я сделала не так?

Мама чувствует свою вину. Она обвиняет себя в самых постыдных грехах и каждый ее день – очередная попытка искупить вину.

Вина – сильное, заряженное чувство. Можно обвинить другого, а можно себя, можно всю жизнь корить себя за один поступок или сказанное слово.

Вина может быть полезной, эмпатичной. Когда мы случайно причиняем человеку беспокойство или дискомфорт, наша эмпатия сигналит нам об этом. И мы извиняемся, просим прощения, улыбаемся и закрываем этот гештальт)

Вина обладает еще одним полезным свойством. Она тщательно следит за соблюдением границ, своих и чужих. Так, если вторгаемся в чужую жизнь, квартиру, сумку, то вина сигнализирует об этом. Мы начинаем испытывать внутренний дискомфорт, неуютное ощущение. «Ой, простите, пожалуйста», говорим мы, смущенно улыбаемся, пытаемся дотронуться до другого или невольно поднимаем плечи, будто съеживаемся.

Вина помогает оценить обстоятельства. Так, мама, с которой мы работали, обнаружила, что корни ее вины лежат в истории двухгодичной давности. За одну фразу, сказанную в сердцах, мама винила себя и наказывала.

Изучая ту, давнюю ситуацию, мама рассказывала о своем тяжелом физическом самочувствии, о длительном периоде без сна, о своем желании отдохнуть, об отупении от невероятной усталости, накопленной всем телом. Снова и снова проживая те моменты, мама говорила о своем истинном желании, о потребности в отдыхе. Оценивая ситуацию ТОГДА, женщина искала свои ценностные смыслы и отделяла их от влияния интроектов, принесенных извне.

«Хорошая мама всегда готова»

«Правильная мать всегда с ребёнком»

«Если ты хорошая мама, прежде ты должна заботиться о ребенке и только потом думать о себе»

«Хорошие мамы плохие мысли не допускают»

 

Такая духовная работа помогает найти свои внутренние ценности и опереться на них в трудных жизненных ситуациях.

Однако вина может создавать и ловушки для нас. Что чаще всего нам хочется сказать другому человеку, если он ошибся?

«С кем не бывает, ну сделал и сделал, иди дальше»

«Ошибся? Больше так не делай» - часто проговаривается детям. Помните, как просят детей извиниться и сказать волшебную фразу «Скажи, что больше так не будешь!»

В чем ловушка быстрого прощения ошибки? Без анализа, без поиска ее смысла происходит временное облегчение и складывается ощущение, что подобное поведение допустимо. И такая двойственность снова привносит свою путаницу. С одной стороны, так делать нельзя, но если попросить прощения, то можно снова так себя вести, или чуть-чуть иначе.

Иногда случается, что просить прощения уже не у кого, или исправить ситуацию невозможно и человек погружается в пучину вины все глубже и глубже. Для верующих людей это работа священника, покаяние, молитвы, прощение. В терапевтических условиях механизм раскаивания включает попытки хотя бы частично помочь, простить себя, снять груз несуществующей ответственности.

2016-07-28
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?