Я - треугольник. Сказочная метафора о деле жизни.




Я - треугольник в большом симфоническом оркестре. У меня маленькие партии. Я звучу то всего 2-3 раза за концерт. А иногда, по вине моего старого хозяина, не случалось и этого.
Он всю жизнь играл на треугольнике, просто потому, что не хотел даже попробовать научится чему-то еще. Еще он опаздывал на репетиции. Хотя, в нашем оркестре почти все опаздывали. Даже дирижер. Хозяин пил, случалось, являлся на работу пьяный, хотя не он один. И закатывал истерики, говорил, что он важный, что без него не обойдутся…Его отправляли трезветь, а меня оставляли лежать в своей коробочке. Он обращался со мной неласково, иногда лупил со всей дури…Но все это я мог бы ему простить. Все, кроме одного: он, человек, отдавший всю жизнь симфоническому оркестру, не любил музыку, похоже, он вообще никого не любил, кроме самого себя...
Чаша терпения дирижера в один прекрасный момент переполнилась. И он моего хозяина из оркестра со скандалом выгнал, невзирая на его стаж и опыт.
Мой новый хозяин молод, и мне он сразу понравился. Он взял меня в руки с трепетом, нежно протер тряпочкой. Удар его был точен: нужной силы и в нужное время. И мне от всей души хотелось петь для него. Вы думаете, он так любил меня. Нет, мы оба обожали музыку. Я видел его лицо во время репетиций. Он не просто ждал своего часа. Он внимал звукам, все инструменты оживали для него. Иногда мне даже казалось, что он понимает, о чем я хочу сказать ему…
После увольнения моего старого хозяина остальные ходили на работу трезвые - боялись. Но все также опаздывали, «отбывали номер». Общее настроение было кислое. Все привыкли, даже дирижер. А мой новый хозяин никогда не позволял себе опаздывать, ходил на работу радостный, будто с солнышком внутри.
Поначалу коллеги считали его выскочкой, радость принимали за высокомерие. Пока не познакомился поближе с хозяйкой флейты. Когда пришла в оркестр, ее страсть к музыке была подобна полноводной реке. Потом познакомилась с коллегами поближе, и река сильно обмелела. Вскоре она вышла замуж и нарожала детей. Она искренне любила свою семью, ну а река ее страсти превратилась в маленький ручеек. Она чем- то походила на свою флейту - старую, замызганную, с одной сломанной кнопкой. Наши с флейтой коробки лежали рядышком, и я частенько жалел ее, а она вздыхала о превратностях судьбы… Я не знаю, что там у наших хозяев произошло, но в один прекрасный день флейта рассказала, что мой хозяин взял ее, почистил, починил клавишу. А потом хозяйка флейты взяла ее и сыграла ему так радостно и задорно, как давно уж не играла. Флейта была счастлива, она щебетала всю ночь. А видели бы вы глаза ее хозяйки. Как теперь она вдохновенно играет, и, кстати, тоже приходит на репетиции вовремя.
Хозяин фагота когда-то давно, еще до того, как хозяйка флейты вышла за муж, был влюблен в нее. А теперь между ними проверенная временем дружба. Хозяин фагота не мог не заметить изменений, произошедших с хозяйкой флейты. Он поинтересовался, что с ней, а она начала говорить о музыке так живо и сладостно, что он просто не мог не полюбить ее (музыку, конечно). В одну прекрасную ночь фагот исчез. А на следующую рассказал, что хозяин впервые взял его домой и всю ночь играл грустные мелодии о великой силе любви. И вот уже трое приходили на репетиции до срока и беседовали о музыке.
Хозяйка второй скрипки была молода. Она еще только решала, кого и что в жизни полюбить, поэтому живо интересовалась всем новым и необычным. Один раз она нечаянно оказалась на репетиции раньше. Но беседа моего хозяина и хозяев флейты и фагота так захватила ее, что и она начала раньше вставать по утрам, чтобы побыть с ними.
От второй скрипки о музыке узнала и первая. А дальше в оркестре началось что то невообразимое. Любовь к музыке распространялась как вирус. То один то другой инструмент исчезал с полок на ночь, потому что его хозяева хотели поиграть и дома. Кто- то радовал детей, кто-то стремился лучше выучить партию, кто-то раскрывал с помощью звуков свое сердце любимому человеку…
Надо ли говорить, не только пьяные дебоши и опоздания, но даже малейшие отвлечения на репетициях прекратились. Оркестр играл слаженно, играл как никогда. Все инструменты пели самым лучшим образом. Дирижер, который годами воевал со своими подчиненными, не понимал, что же с ними произошло, но не мог нарадоваться на них. На самом деле, в глубине души он очень любил музыку. Отчаяние от того, что он не справляется с оркестром надолго заперло эту любовь на замок. Он давно считал себя неудачником. Поэтому капризничал и опаздывал больше всех. Теперь же оковы пали и пленница- любовь выбралась наружу.
Я был счастлив, да что я, все мы - инструменты были счастливы. Ведь нет большего счастья для инструмента, чем самозабвенно и качественно служить делу, которому он предназначен.
Мой хозяин уехал учиться в консерваторию. Хозяева инструментов считают, что из него получится прекрасный дирижер. Дай Бог! Им грустно без него.
А я не расстраиваюсь. Оркестр играет все так же слаженно и восторженно. А у меня скоро будет новый хозяин.
А знаете, что он сказал мне на прощание. «Спасибо тебе, мой друг треугольник, за все те мгновения музыки, которые мы пережили вместе. Ведь ты же тоже знаешь, что маленьких партий не бывает». О да! Он меня и в правду понял.

 
2017-05-29
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?