Я- "Пустое место" или детство потенциальной жертвы

                                     

Откуда берется ощущение себя, как «пустого места»?
Почему раз за разом случаются ситуации, в которых вы попадаете в роль жертвы?
Почему в отношениях с другими вас используют, пренебрегают вами и издеваются над вашими желаниями, чувствами и потребностями?
Если вы задаете себе эти вопросы, то, возможно, вам будет полезно прочитать, как может проходить детство людей, которые, вырастая, очень часто попадают в роль жертвы в отношениях с собой, с другими и с миром. 
Зачастую в детстве у таких людей очень дефицитарные отношения с матерью и огромная нужда во внимании, заботе и любви. О таком ребенке заботятся «механистично», как в «детском доме». Его кормят, одевают, гуляют с ним, делают все, что необходимо с точки зрения ухода за ним. Но в нем совершенно не видят живого человека, не обращают внимания на его чувства и желания, т.к. сами «лучше» знают, что он чувствует, что он хочет и что ему нужно. У такой матери есть некий образ своего ребенка, который она себе создала, и совсем нет желания или задачи увидеть реальное «Я» своего ребенка. Несмотря на то, что отличия от созданного образа могут быть очевидны, они отрицаются и не признаются. 
Пример. Мать: «Я была отличницей и моя дочь тоже будет отличницей, если нет, то это вина школы и плохих учителей, которые ставят неправильные оценки, а моя дочь все равно отличница». Для этой матери совершенно неважно, какие у девочки способности и как проходит процесс обучения.
Второй пример. У девочки переходный возраст и ей необходим дезодорант, т.к. от нее пахнет потом, и в школе над ней издеваются. Мама сама не пользуется дезодорантом, т.к. у нее совершенно другие обменные процессы и у нее нет такой проблемы, она говорит девочке, что та все выдумывает и не нужен ей никакой дезодорант. Объясняет она это так: « Ты моя дочь, и во всем похожа на меня, а я дезодорантом не пользуюсь. Значит, с какой стати тебе он нужен?» Мама не учитывает ни реальность запаха пота от ребенка, ни чувства ребенка, ни его особенности, ни его потребности.
Ребенок получает послание от своей матери: « Есть «Я» и мои особенности, а тебя НЕТ». Все, что ты чувствуешь, видишь и думаешь - это неправильно, неважно и совсем не нужно, т.к. я все про тебя знаю лучше. Ты продолжение меня, целиком и полностью, ты такой, как я, а, если нет, то это твои фантазии.
Такого ребенка не слышат, не видят, игнорируют, обесценивают. Его уничтожают, как личность с его чувствами, потребностями, мыслями и превращают его в «объект», в «пустое место». 
Этот человек никто и ничто изначально, он появляется только в присутствии «знающего» о нем другого, наделенного властью, которой он не может противостоять, т.к. изначально был побежден своим родителем, лишен права голоса, лишен власти, лишен так и не зародившегося своего настоящего «Я».
Конечно, такой ребенок зачастую становится жертвой и для других. Ведь жертвой становится тот, кто беспомощен и не способен себя защитить.
Способен ли защитить себя ребенок при такой матери? Нет. 
Она его разрушает, отбирая у него право на его уникальность, на его чувства и мысли. Вместо того, чтобы помогать ему в формировании его «Я», его уникальности и независимости. Далее, становясь взрослым, такой ребенок строит такие же отношения с окружающими его людьми и попадает в различные ситуации насилия, т.к. его психика настроена на такое взаимодействие с миром. Настроена на отношения, где его нет, а есть властный другой, который его уничтожает, но вместе с этим, этот другой и что-то ему дает, и он нуждается в нем. В детстве его так любила мать, уничтожая его «Я», но при этом, вкладывалась в него , по своему, и помогала ему выжить. 
Такой ребенок растет с ощущением недоверия к себе и к миру, с ощущением собственного «сумасшествия», ведь то, что он чувствует не находит подтверждения и отрицается его матерью. И ситуация, которая проживается им, как насилие, преподносится, как любовь. И нет никакой возможности опереться на себя. Т.к. в таком случае, получается, что его мать, та, от которой зависит его жизнь, уничтожает его и от нее нужно спасаться. Но он маленький и его жизнь зависит от мамы, и нет возможности покинуть ее. Психика делает выбор в пользу опоры на реальность матери, т.к. есть задача выжить, а выживание зависит от нее. 
Этому ребенку очень понятны отношения с позиции жертвы, они для него предсказуемы и знакомы, он не знает, как можно иначе. Он может видеть, что у других как-то по-другому, но сам он так не умеет, у него не получается. Т.к. он рос в семье, где им пренебрегали, где его использовали, где он чувствовал себя «пустым местом» и все это преподносилось, как любовь.
Согласитесь, что с «пустым местом» можно обращаться, как угодно, с ним можно быть жестоким и агрессивным, пренебрегающим и использующим, с ним можно быть любым ведь «оно» пустое. Такой человек зависим от других, беззащитен и беспомощен, он нуждается в другом, как в зеркале, как в ориентире своих чувств и потребностей, т.к. на себя полагаться и опираться нет возможности, ведь внутри пустота и полный хаос.
Конечно, родители не желают своим детям ужасной участи жертвы в будущем, сознательно. У них есть их детская история, которая, безусловно, тоже была отягощена. Несмотря на это, их детство не снимает с них ответственности и вины за их собственное родительство. Ведь они наносят своим детям ущерб, когда обращаются с ними, как с объектами, не учитывая их чувства, потребности, личностные границы и права. Детям таких родителей нужны годы психотерапии, чтобы проработать эти травмы и взрастить свое «Я», которое так необходимо, для того, чтобы не быть «пустым местом», в которое каждый может «впихивать» все, что ему вздумается

2016-04-18
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?