Жрицы любви

Жрать или не жрать. Вот в чем вопрос.

Если вернуться к истокам формирования и нарушения пищевого поведения, то за первый год жизни уже начинает формироваться, так называемая, оральная фиксация.  Для ребенка практически все невротические потребности реализуются через грудь, через кормление, сосание. Потребность в безопасности, любви, принятии, одобрении, ласке, нежности, снятии тревоги, болезненных ощущений, страха – это все сосание груди. Ребенок пьет (ест) и утоляет не только, а иногда и не столько физиологический голод, сколько вкушает Любовь. И если мама чуткая к потребностям ребенка, настроенная на него, когда, кормя его грудью, она находится в здоровом слиянии с ним, с его потребностями и со своими чувствами, если они синхронизируются в симбиозе: «хочу получать любовь – хочу отдавать любовь» - возникает здоровое удовлетворение и матери и ребенка. Мамы, которые кормили грудью, конечно,  вспомнят эти моменты – они непередаваемы, это действительно уникальный контакт любви мать-дитя без слов, где оба вкушают чувства друг друга, наполняются, насыщаются и получают удовольствие и удовлетворение. В этом случае ребенок вырастит без склонности к оральной зависимости. Он получит опыт насыщения тем, чего он хочет, и свои невротические потребности научиться удовлетворять. Или, по крайней мере, не будет их «заедать, запивать, закуривать» и т.

Если мама формальна, тревожна, напугана, если у нее послеродовая депрессия  или она находится в жизненном кризисе или кризисе отношений с отцом ребенка, либо есть еще какие-либо причины «невключенности»  в потребности ребенка, то в этом случае,  у груди ребенок может только удовлетворить физиологический голод, а потребности в любви, безопасности, принятии, тепле останутся  неудовлетворенными. Ребенок успокоится лишь на некоторое время, а затем опять и опять будет просить грудь – не потому что голоден, а потому что «голодный на эмоциональные переживания, важные для него». И этот опыт – сосу, но не насыщаюсь, хочу любви – начинаю есть, и становится в последствии причиной нарушения пищевого поведения. Ведь, отстраненная, формальная мать и дальше будет потребности ребенка считывать как «капризы». «Ну что ты хнычешь, чего ты еще хочешь?» и раз и соску в рот или сушку в руку. Ребенок сосет, грызет, некоторое время находится в недоумении, вроде тревога снята на время, а эмоциональный голод остался. Вот так и живет «голодный на эмоциональные переживания» человек и старается «наесться» через поглощение пищи. Ест, но не насыщается. А получает большое тело, чувство неудовлетворенности собой, обиду на мир и на жизнь, потому что зависим от своих «зажоров», а справится с ними не находит сил.

В эту ловушку чаще попадают женщины. Мужчины, увы, больше склонны к алкоголизму. У них своя история. Хотя есть и такие, которые идут по «женскому» сценарию – «чувствую себя несчастной – обжираюсь – чувствую еще более несчастной». Но мы все же поговорим о женщинах.

Итак, женщина, которая в вечной жажде любви, признания, восхищения, при этом совершенно не умеющая это получать и «присваивать», ранимая, с низкой самооценкой и недостаточно уверенная в своей женской привлекательности, жаждущая одобрения и внешних оценок. Поскольку в опыте общения с матерью – это отвержение, обесценивание, неуважение к потребностям и чувствам, критика – то, скорее всего, такое же отношения к себе и будет бессознательно воспроизводить такая женщина. Бессознательно она будет провоцировать окружающих на то, чтобы ее обижали, унижали, давали оценочные суждения, даже если ее будут реально где-то хвалить и поддерживать, она в это не поверит. Она услышит другое – что над ней смеются, что от нее что-то хотят, что она – предмет насмешек. А потребность в любви и признании огромна. Это жажда. Это просто черная дыра. И вот тут еда и становится доступным получением удовольствия, снятия тревоги, утешением, поддержкой. Но…как в детстве. На какое-то время, а затем боль отвержения взыграет с новой силой. А тело, как правило, от таких «успокоений» начинает увеличиваться, и это отнюдь не добавляет радости и счастья. Тем более, изящные и привлекательные подруги на ее глазах пользуются всеми благами этого мира. И такая женщина начинает чувствовать, что в ней есть как-будто  какой-то  изъян. Она с каким-то таким изящно выточенным дефектом, что ей нет места на «этом празднике жизни».  Они несчастны, эти женщины. Вернее они чувствуют себя очень несчастными. Особенно, если становятся полными. Они чувствую себя грузными, неуместными, вечно они «не ко двору». Они ранимы и обидчивы. Часто плачут. Часто находят себе партнеров, которые их унижают, частенько алкоголиков, в этих отношениях они страдают, но уйти не могут, потому что для них важнее псевдо-отношения, чем вообще отсутствие отношений, наличие рядом тирана, чем одиночество. Оно для них, как конец жизни. Потому что внутреннего стержня и опоры на себя у них не выстроено. Все зиждется на внешнем одобрении, вернее надежде на него и ожидании его.

Иногда проблеснет лучик надежды – я тоже хочу быть счастливой, стройной, красивой, как Лиза (Маша, Даша, Глаша), они же могут. И я смогу. И начинается «борьба» с лишним весом. Обещания «не жрать», особенно на ночь, отказаться от булочек, пирожных, гамбургеров и иже с ними. Да. Получается. Какое-то время. Но, как всякий запрет, он нарушается, всякий запрет ведет к срыву. И опять женщина превращается в ночную жрицу. Возникает чувство вины (за срыв. За то, что не смогла). Женщина обесценивает себя и ругает за это, и, как правило, материнскими словами. Винится. Самооценка падает. Стремительно. Зато стыд увеличивается. Стыд за свою «некузявость», неумение совладать с собой, отношениями, с жизнью целом. Чувство вины и стыда всегда бессознательно ищет наказания.  Как вы думаете, чем накажет себя такая женщина? Конечно. Перееданием и обжорством… Это замкнутый порочный круг. Круг страдания. 

И знаете, вы удивитесь, если узнаете, что так живут множество женщин, о которых «этого не скажешь». Конечно, есть явные жертвы, а есть скрытые. Это веселые хохотушки, или серьезные карьеристки, или грозные начальницы. Они вынуждены были выстроить себе такой фасад, чтобы выжить, потому что внутри плачет и неимоверно страдает по любви маленькая, отвергнутая, брошенная девочка. Девочка, которая мечтает о том, что ее примут, одобрят, скажут, какая она прекрасная и как здорово, что она есть на белом свете.

Вот такой мир кроется за так называемым  «нарушением пищевого поведения». Справится с этим самостоятельно не то, чтобы совсем невозможно, по крайней мере, сложно. Тут реально нужна поддержка опытного специалиста или группы, хотя бы для того, чтобы начинать получать опыт принятия. Опыт опоры на себя и осознавания  реальных  причин «срывов и зажоров». И тогда все возможно. Я знаю. Я это реально видела. Главное, решиться.

 

А.Второва.

2017-04-15
Статья выложена в ознакомительных целях. Все права на текст принадлежат ресурсу и/или автору (B17 B17)

Что интересного на портале?